Форум » АКАДЕМИЯ ГОРЯ И РАДОСТИ » Музы » Ответить

Музы

Degen1103: Давайте посвятим эту тему музам, вдохновлявших художников, писателей, музыкантов, учёных... Для начала - длинная цитата, немедленно удалённая братьями-рериховцами с "Тероса". Текст из альбома «Пабло Пикассо», серия «Великие художники», том 42. М.: «Директ-Медиа», 2010. Автор не указан. Дора Маар [more]Пикассо встретил Дору в 1936 г. в кафе «Два маго», где она играла ножом, быстро вонзая лезвие между широко расставленными на столе пальцами. Несколько раз она промахнулась, и на коже появилась кровь. Дора надела перчатки. Пикассо выпросил их и трепетно хранил всю жизнь. Встреча не была случайной: эпатажный фотограф Дора Маар организовала это знакомство с художником, чтобы сделать его фотопортрет. Конечно, мастер увлёкся этой роскошной женщиной с бронзово-малахитовыми глазами, оценил её острый ум и экстравагантную элегантность. Она носила широкополые шляпы, длинные перчатки и эффектно курила, держа двадцатисантиметровый мундштук тонкими пальцами. Но самым притягательным для Пикассо было то, что она бегло изъяснялась по-испански. Настоящее имя Доры – Теодора Генриетта Маркович, она была дочерью хорватского архитектора и француженки. В 1926 девушка вернулась во Францию из Буэнос-Айреса, где училась, и занялась фотографией, быстро добившись популярности в области моды и рекламы. Она снимала калек, слепых, клошаров, соединяя в таинственно-жуткий сюрреализм красоту и уродство, роскошь и нищету. Творчество Доры было смелым, авангардным, критики называли её стиль «трагическим барокко» и «эстетикой катастрофы». Маар стала интеллектуальной отдушиной Пикассо, который на момент знаменательной встречи в кафе уже полгода переживал творческий кризис. Девушка подтолкнула его к авангардистскому движению и политическим темам. С ней он мог говорить об искусстве на родном языке. Маар научила художника фотографировать, а сама под его влиянием занялась живописью. Вместе они изготавливали на стекле своего рода «фотогравюры», с которых, как с огромных негативов, делали отпечатки на фотобумаге. Дора Маар всегда оставалась рядом с Пикассо. Она шаг за шагом сняла весь процесс создания «Герники», фактически изобретя новый жанр – репортаж о рождении произведения искусства. Зрителям таким образом была дана возможность заглянуть в творческую лабораторию художника. Маар можно назвать почти соавтором этой великой картины. Дора на долгие годы стала главной моделью Пикассо. Её образ мастер запечатлел в произведениях «Плачущая женщина» (1937, коллекция Пенроуз, Лондон), «Женщина в слезах» (1937, Музей Пикассо, Париж). Работая над первым полотном, Пикассо буквально раскроил на части лицо любимой женщины, обнажив мертвенно-бледное «нутро» истинного горя: рот искажён страданием, зубы судорожно рвут скомканный платок. На этой белой «внутренней сути» видны следы рук. Плача, мы почти всегда сжимаем лицо пальцами, утираем слёзы – эти постоянно тянущиеся к лицу руки мастер изобразил очень достоверно. Глаза похожи на две пуговицы, пришитые крест-накрест, - мёртвые пластмассовые крестики вместо зрачков перечёркивают жизнь во взгляде плачущей. «Плачущая женщина» является собирательным образом всех горюющих женщин, потерявших в войну мужей и сыновей. Чувства Пикассо и Доры расцвели во время войны и тихо угасли с наступлением мира в 1945. Для неё этот роман, который длился девять лет, стал роковой надрывной любовью, закончившейся катастрофой. Дора попала в парижскую психиатрическую лечебницу святой Анны, где её «лечили» электрошоком. Вытащилеё оттуда Жак Лакан, близкий друг и психоаналитик, он же помог ей преодолеть внутренний кризис. До конца жизни Дора Маар жила очень замкнуто, занималась живописью. Только после смерти женщины в 1997 стал очевиден подлинный масштаб её самобытного дарования. Когда открылся доступ к архивам Доры, обнаружились документы, хроники, сувениры, хранимые как память о главной любви в её жизни. Большинство этих раритетов перешло в Музей Пикассо и составило уникальную экспозицию, вызвавшую немалый интерес. Казалось, будто жизнь Доры остановилась в момент разлуки с мастером и ос таток своих дней она жила в собственноручно созданном музее. Также мир узнал, насколько она была талантлива и какой громадный пласт её оригинального творчества незаслуженно остался в тени Пикассо. [/more]

Ответов - 54, стр: 1 2 3 All

Эуг Белл: Ницше писал о Лу: "Вряд ли когда-либо между людьми существовала большая философская открытость". Внимание! Так говорил Ницше. Позже, разрывая с Лу, он пишет ей следующие строки: "Если я бросаю тебя, то исключительно из-за твоего ужасного характера... Ты принесла боль не только мне, но и всем, кто меня любит... Не я создал мир, не я создал Лу. Если бы я создавал тебя, то дал бы тебе больше здоровья и еще то, что гораздоважнее здоровья, - может быть, немного любви ко мне". Не стоит забывать, что книга, считающаяся одной из центральных и важнейших для понимания европейской культуры, "Так говорил Заратустра", была написана на вершине отчаяния от разрыва с Лу.

Эуг Белл: После разрыва с Ницше лу и Рэ жили вместе в Берлине... В то время Лу увлекались Герман Эббингауз, один из основаелей экспериментальной психологии, Фердинанд Теннис - крупнейший немецкий социолог конца века и многие другие... Все они получили отказ. Знаменитый драматург Франц Ведекинд принял ее за даму полусвета, привез к себе домой и... натолкнулся на столь железное сопротивление, что на следующий день нанес Лу визит во фраке и с корзиной цветов. Он следал Лу героиней своей знамеитой пьесы "Лулу" (я ее не читал). Вскоре пришло время расстаться с Рэ. Он пережил невероятную трагедию: бросил город, уехал в деревню. лечил бесплатно... жители считали его святым... в 1901 году он погиб во время прогулки или покончил самоубийством (до конца не выяснено). Вскоре Лу вышла замуж за Фреда Андреаса, сорокалетнего знатока восточных языков. Условие, которое выдерживалось в течение многих десятилетий, - брак не включал физичесой близости. Стань тем, что ты есть, - оворил Ницше. Она стала. Лу было уже за 30, когда она потеряла невинность, влюбившись в социал-демократа Георга Ледебура, впоследствие соратника Троцкого... Фред чуть не покончил собой, узнав об этом. Лу едва не присоединилась к нему в этом "деянии". В конце концов Фред дал Лу то, в чем она действительно нуждалась: свою вечную дружбу и абсолютную сексуальную свободу. Еще в мае 1897 года Лу встретилась с великим поэтом Рене Мария Рильке.

Эуг Белл: У Рильке было в жизни много женщин, но Лу была единственной, которой он посвятил свою пэзию... К моменту встречи с Лу ему шел 21 год, Лу было уже за 30... Разница составляла 14 лет. Нет без тебя мне жизни на земле. Утрачу слух - и все равно услышу, очей лишусь - еще ясней увижу Без ног я догоню тебя во мгле. Отрежь язык - я поклянусь губами. Слоай мне руки - сердцем обойму. Разбей мне сердце. Мозг мой будет биться навстречу милосердью твоему. А если вдруг меня охватит пламя и я в огне любви твоей сгорю - тебя в потоке крови растворю... Эткинд: "Творческие периоды перемежались у Рильке с болезненными циклами тоски, страха и беспомощности. Лу была для него любовницей и одновременно матерью и терапевтом". "Моя весна, я хочу видеть мир через тебя, потому что тогда я буду видеть не мир, а тебя, тебя, тебя".

Эуг Белл: В апреле 1899 года Рильке, и супруги Андреас-Саломе приезжают в Россию... И - Лу бросает Рильке и уезжает к сесте в Финляндию со своим новым любовником, психиатром Фридрихом Пиннельсом. Последнее послание. Несмотря на разницу в возрасте, кторая существует между нами, я все время росла, я все дальше и дальше врастала в то сстояние, о котором с таким счастьем говорила тебе, когда мы прощались, - да, как ни странно это звучит, - в мою юность! Далее в этом письме Лу требовала от Райнера (даже это имя ОНА ему подарила, он на него сменил свое прежнее - Рене) твердости и роста. Рильке: "Ты не имеешь представления о том, какими длинными могут быть дни в Петербурге".

Эуг Белл: 1903 год. Лу то в Петербурге, то в Берлине. Из воспоминаний неизвестного: "В ее объятиях было что-то странное, примитивное, анархическое. Когда она смотрела на вас своими лучащимися голубыми глазами, она будто говорила: "Принять твое семя будет для меня верхом блаженства". У нее был огромный аппетит к этому. В любви она была безжалостна. Для нее не имело значения, имел ли мужчина другие связи... Она была совершенно аморальна и одновременно очень благочестива - вампир и дитя".

Эуг Белл: Однажды она в довольно беспечном тоне сообщила шведскому психоаналитику Полу Бэру о самоубийстве Рэ. "И у тебя нет угрызений совести?"- спросил он. Она улыбнулась и сказала, что сожаления - признак слабости. "Я думаю, - потомписал он, - Ницше был прав, когда сказал, что Лу - это воплощение совершенного зла. Но только в смысле Гёте: это то зло, которое порождает добро. Она могла разрушать жизни и семьи, но ее присутствие пробуждало к жизни. В ней чувствовалась искра гения. В ее присутствии люди вырастали..." В сентябре 1911 года50-летняя Лу на Психоаналитическом конгрессе в Веймаре встретила Зигмунда Фрейда, которому было 56 лет.

Эуг Белл: Однажды она в довольно беспечном тоне сообщила шведскому психоаналитику Полу Бэру о самоубийстве Рэ. "И у тебя нет угрызений совести?"- спросил он. Она улыбнулась и сказала, что сожаления - признак слабости. "Я думаю, - потомписал он, - Ницше был прав, когда сказал, что Лу - это воплощение совершенного зла. Но только в смысле Гёте: это то зло, которое порождает добро. Она могла разрушать жизни и семьи, но ее присутствие пробуждало к жизни. В ней чувствовалась искра гения. В ее присутствии люди вырастали..." В сентябре 1911 года50-летняя Лу на Психоаналитическом конгрессе в Веймаре встретила Зигмунда Фрейда, которому было 56 лет.

Эуг Белл: Нет, это была не сексуальная связь - не что вы подумали: "просто дружба", которая продолжалась 25 лет.После которой осталось более двухсот писем, наполненных взаимным интересом и восхищением... Лу и психоанализ - это особая страница... Я же здесь хочу закончить свое повествование.

Ксения: Вспомнила ещё один пример, показывающий, как Эуг Белл пишет: ... РАВЕНСТВО двух людей, которые были Музами одновременно друг для друга. Натолкнула меня на воспоминание о нём цитата (из Эткинда, я правильно понимаю? ) Эуг Белл пишет: У Рильке было в жизни много женщин, но Лу была единственной, которой он посвятил свою поэзию... Но ведь была и Марина Цветаева! И были как раз посвящённые друг другу стихи. Есть хорошая книга (сборник со стихами, их письмами и воспоминаниями современников), посвящённая их взаимоотношениям: "Небесная арка: Марина Цветаева и Райнер Мария Рильке", Акрополь, 1992 г. (были и другие издания)

Эуг Белл: Да, правильно. Я, может быть, недостаточно точно выразился. О Цветаевой - особый разговор. Лу как бы создала Рильке. Цветаева же - уже общалась с "готовым" тортом)... И там отношения не могли быть несимметричными: ведь и Цветаева, и Рильке были, как Вы точно поняли, симметричными. Кстати, я ужасно люблю симметрию. Почему-то.

Ксения: Может быть, потому что вы - математик? :)

Эуг Белл: Уж, скорее, - наоборот! Ну... я не совсем математик: у меня образование учителя математики и я немного работал в школе, а потом писал много методических статей в УГ. И это продолжается. Математик же работает в математических сферах. Вот Игорь Жуков - вот он математик. Преподает (или преподавал) абстрактные материи в туманной Германии, ищет новые связи в абстракнейших теориях, которые никому не понятны, кроме математиков, да и то не всех... Кстати, о моей Музе. У меня ее не было никогда. Однажды, казалось, появилась... но это был всего лишь мираж.

Degen1103: На рутрекере обнаружились четыре фильма (т.е. телепередачи) "Звёзды русского авангарда". Исключительно интересен рассказ "Расширенное смотрение Михаила Матюшина" про одного из основателей футуризма и супрематизма, создателя учения о расширении восприятия, внёсшего важный вклад в теорию восприятия цвета. Другая передача посвящена его Музе и верной супруге - Елене Гуро. Широкое признание поэтического и художественного таланта пришло к Гуро лишь после смерти, хотя Бурлюк, Хлебников, Маяковский и прочие представители устремлённого в будущее искусства очень высоко ценили её творчество. А у Матюшина с Гуро возник не просто союз, а, можно сказать, творческий симбиоз. В общем, рекомендую посмотреть!

Degen1103: Пусть не муза - но Покровительнеца муз. Рекомендую фильм "Я давно иду по прямой" про директора Пушкинского музея И. Антонову. Правда, героине он почему-то не пришёлся по вкусу, а по мне так - превосходный!



полная версия страницы