Форум » АКАДЕМИЯ ГОРЯ И РАДОСТИ » ТЕОРИЯ НЕНАСИЛИЯ » Ответить

ТЕОРИЯ НЕНАСИЛИЯ

Эуг Белл: Вдохновили стихи Жени Аржанова, которые с этих пор буду считать своим гимном. В этой теме буду собирать материалы по ТЕОРИИ НЕНАСИЛЬСТВЕННЫХ АКЦИЙ. Проснись, вождями недобитый – Мир государственных рабов, Включай свой разум непропитый И к трезвой жизни будь готов! Весь век подмены* мы разроем** До основания, а затем – Без лжи и казней мир построим, В нем хватит места нам и всем! припев (2 раза) Это наш, покаянный, Ненасильственный бой; Толстому и Ганди – Внимает род людской! Мы все, буржуи и поэты, Важны для мира пост-труда. Лишь так спасём себя с планетой, А через силу – никогда! И если новые вождишки, Вновь позовут наивных в бой: Ответом будет не насилие, А наши жертвы и любовь!

Ответов - 257, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Трак Тор: Эуг Белл пишет: я уверен (исходя из моих представлений о циклическом наступлении Эпох Больших Событий: революция будет. Вопрос в том, какая она будет: красная (коммунистическо-сталинистская), либеральная (трехцветная-робеспьеровская), коричневая (нацистская, гитлеровская) или синяя (ноосферная, революция без крови и жертв). И можно ли повлиять на это. И что возникнет в конце. Как-то мы забросили эту тему. Неприятная она, ведь ясно, что история до сих пор не обходилась без крови и жертв. http://www.utro.ru/articles/2010/04/15/888190.shtml - Милиция готовится к протестам населения.

Degen1103: Я бы предпочел зелёную :) Или сине-зелёную, как первобытные водоросли. На новом витке, такскть :)))

Трак Тор: Спецслужбы будут штрафовать за экстремизм ФСБ может получить новые полномочия для борьбы с экстремистами. Соответствующий закон уже внесен в Госдуму. "При таком законе "О противодействии экстремистской деятельности", по которому экстремизмом считается в том числе "возбуждение социальной розни", предупреждение может получить любой, кто станет критиковать власть", - уверен депутат от КПРФ Виктор Илюхин. По мнению депутата, сейчас под флагом борьбы с экстремизмом раскручивается неприятная тенденция преследования за инакомыслие. "Именно такой борьбой с инакомыслием, по-видимому, все и обернется", - вторит народным избранникам эксперт Института прав человека Лев Левинсон. Синий ты или зеленый, ФСБ не спросит, если скажешь чего не так. ЗЫ. А ему и спрашивать ни о чем не надо: ты сам ему все подробно расскажешь - на то нам Господом Богом инет дан :)

Эуг Белл: ПУНКТ ПЕРВЫЙ

Эуг Белл: ПУНКТ ВТОРОЙ Теория ненасилия. Пункт второй. Я приведу фрагмент из книги Ле Гуин "Глаз цапли"... В этой повести рассказано о практике ненасильственного сопротивления на одной далекой планете... - На самом деле, если начать рассказывать теорию, то это довольно скучно. Нет, правда, как в школе, - говорил Лев. - Заучиваешь нечто вроде длинного списка - сперва нужно делать это, потом то. Сперва всегда переговоры и мирное обсуждение проблемы, какой бы она ни была. Обязательно мирное, с помощью любых средств и социальных институтов. Так сказать, попытка решить проблему с помощью слов. Так у нас любит говорить Илия. Именно этот шаг и предприняла группа Веры, отправившись на переговоры с Советом. Но у них ничего не вышло. Если первая попытка потерпела неудачу, следует перейти ко второму шагу: прекращению сотрудничества. Это должно сопровождаться соблюдением полного спокойствия и отсутствием каких-либо активных действий, чтобы противоположная сторона поняла, что намерения ваши достаточно тверды. В сущности, это и есть наше теперешнее состояние. Затем предполагается третий шаг, к которому мы сейчас готовимся: предъявление ультиматума, то есть предложение конструктивного решения и ясное изложение того, каковы будут последствия в случае отказа противоположной стороны принять ультиматум. - Ну и каковы могут быть эти последствия? - спросила Люс. - На этот случай предусмотрен четвертый шаг: социальный протест. - А в чем он выражается? - В отказе подчиняться любым приказам или законам властей, представляющих враждебную сторону. В противовес мы должны выдвинуть собственные законы и приказы, создать параллельное и независимое правительство и следовать собственным политическим курсом. - Так-таки уж и собственное правительство? - Так-таки, - и он улыбнулся. - А знаешь, на Земле это срабатывало не один раз, снова и снова. Причем против любой угрозы - арестов, пыток, вооруженных провокаций. Мои комментарии: Я не предлагаю эту "модель" для практических действий. Но, продумывание ее может создать некие гораздо более практичные "сценарии". Потому что я уверен (исходя из моих представлений о циклическом наступлении Эпох Больших Событий): революция будет. Вопрос в том, какая она будет: красная (коммунистическо-сталинистская), либеральная (трехцветная-робеспьеровская), коричневая (нацистская, гитлеровская) или ноосферная революция без крови и жертв. И можно ли повлиять на это. И что возникнет в конце.

Эуг Белл: ПУНКТ ТРЕТИЙ Ниже приводится длинная выдержка из письма Д.Неру своей дочери. Т.к. я не нашел этого текста в ин-те, пришлось сканировать. Во всяком случае, надеюсь, работал не впустую. --------- …Индия, охваченная недовольством, настроенная в известной мере воинственно, не питавшая особых надежд, но все же рассчитывывшая на перемены, пребывала в ожидании этих перемен. Спустя несколько месяцев ожидавшиеся с таким нетерпением первые плоды новой английской политики появились на свет в виде предложения принять специальные законы для контроля над революционным движением. Вместо большей свободы предлагалось еще больше усилить репрессии. Эти законы были составлены на основе доклада комиссии и получили название законов Роулетта. Но очень скоро вся страна стала называть их черными законами. Их осудили все индейцы, даже самые умеренные. Эти законы предоставляли правительству и полиции большие права: подвергать аремсту и тюремному заключению без суда и судить за закрытыми дверями любых неугодных им или подозреваемых ими людей… И по мере того как росло возмущение этими законами появился новый фактор, небольшое облачко на политическом горизонте, которое быстро росло, пока не закрыло все небо Индии. Это был Мохандес Карамчанд Ганди. Он вернулся в Индию из Южной Африки во время войны и поселился вместе со своими сподвижниками в ашраме в Сабармати. Ганди держался в стороне от политики. Он даже помогал правительству проводить набор солдат для войны. После его борьбы сатьяграха в Южной Африке Ганди хорошо знали в Индии. В 1917 году он успешно выступил в защиту несчастных и забитых арендаторов, работвших на плантаторов-европейцев в Чампоранском округе Бахира. Затем он защищал крестьян Кайры в Гуджарате. В начале 1919 года Ганди тяжело заболел. Когда в стране началась агитация против закона Роулетта, он, хотя едва-едва поправился от болезни, присоединил свой голос к общему хору возмущения. Но голос Ганди отличался от других голосов. Он звучал тихо и споскойно. И тем не менее, его не могли заглушить крики толпы. Он был мягким и ласковым, но в нем звенела сталь. Он звучал вежливо, он увещевал, но в нем слышалась нечто непреклонное и угрожающее. Каждое произвнесенное им слово было исполнено значения и чрезвычайной серьезности. За мирными и дружескими словами таилась сила, призыв к действию и решимость не уступать злу. Сейчас мы хорошо знаем этот голос; мы слышали его достаточно часто в последние 14 лет. Но в феврале и марте 1919 года он прозвучал для нас впервые. Мы не знали, что думать, но он нас потряс. Появилось нечто, совсем не похожее на нашу собственную шумную политику осуждения, которая ни к чему не вела. На наши длинные речи, всегда заканчивавшиеся бесплодными и бесполезными резлолюциями протеста, которые никто не принимал всерьез. Это была политика не разговоров, а борьбы. Махатма Ганди организовал «Сатьяграха сабха» из тех, кто был готов нарушить определенные законы и пойти за это в тюрьму. В то время это было совершенно новой идеей, многих привлекавшей и многих отталкивавшей. Сегодня это самое обычное явление и для большинства из нас оно стало неотъемлемой частью нашей повседневной жизни! Следуя своему обычаю, Ганди направил вице-королю вежливое послание с предупреждением. Когда он убедился в том, что английское правительство решило принять закон Роулетта, несмотря на протест всей Индии, он призвал объявить всеиндийский день траура хартал (прекращение всей деловой жизни) и провести митинги в первое воскресение после принятия законопроекта. Этот день должен был стать началом движения сатьяграхи, и в воскресенье 6 апреля 1919 года отмечалось по всей стране в городах и деревнях как день сатьяграхи. Это была первая всеиндийская демонстрация подобного рода. Притом весьма внушительная. Ибо в ней приняли участие самые разные люди и общины. Те из нас, кто участвовал в организации хартала, были поражены его успехом. Мы могли связаться только с небольшим числом жителей городов. Но в возхдухе носились новые веяния и наш призыв каким-то образом дошел до самых отдаленных деревень нашей огромной страны. Впервые крестьяне и городские рабочие приняли участие в массовой политической демонстрации. В Дели перепутали даты и провели хартал за неделю до, 6 апреля — в воскресенье 31 марта. Это были дни поразительной дружбы и добрых отношений между индусами и мусульмана-ми Дели, и мы явились свидетелями потрясающего зрелища, когда славный руководитель Арья самадж Свами Шраддхананд выступал перед огромными толпами в знаменитой делийской ме-чети Джами-Масджид. Тридцать первого марта полиция и войска попытались разогнать толпы людей, заполнившие улицы; открыв огонь, они убили нескольких человек. Высокий и величествен-ный, в одеянии санъяси [аскета], с обнаженной грудью, Свами Шраддхананд с горящим взглядом пошел на штыки гурков на Чандни-Чоуке. Он не погиб, и его поступок привел в восторг всю Индию. Но трагедия произошла спустя менее чем восемь лет, когда его больного предательски убил в постели фанатик мусульманин. После дня сатьяграхи 6 апреля события развивались быстро. Произошли волнения в Амритсаре, когда войска открыли огонь по толпе невооруженных людей, с обнаженными головами опла-кивавших арест своих руководителей — доктора Китчлу и доктора Сатьяпала. Многие были убиты. После этого обезумевшая толпа убила пять или шесть ни в чем не повинных англичан, сидев-ших в своих конторах, и сожгла здания банков англичан. Была введена жесточайшая цензура, и Пенджаб оказался отрезанным от остальной Индии. Оттуда не поступало почти никаких извес-тий, въезд и выезд из провинции стал весьма трудным делом. В Пенджабе было введено военное положение, сопутствовавшие ему ужасы продолжались много месяцев. А потом постепенно, после недель и месяцев томительной неизвестности, завеса была при-поднята, и все узнали ужасную правду. Я не стану рассказывать тебе об эксцессах периода военно-го положения в Пенджабе. Весь мир знает о резне 13 апре-ля на площади Джалианвала-Багх в Амритсаре, когда тысячи людей были убиты и ранены, оказавшись в ловушке, из кото-рой не было выхода. Само слово «Амритсар» стало синони-мом понятия «резня». Но как бы ни было кошмарно это преступление, по всему Пенджабу вершились еще более страшные дела. Трудно простить все эти варварские и зверские действия да-же спустя много лет, но тем не менее понять их причину не-трудно. Англичане в Индии в силу самого характера своего гос-подства всегда чувствуют себя так, будто они живут на вулкане. Они почти никогда не понимали и не пытались понять ум и ду-шу Индии. Они жили своей отдельной жизнью, полагаясь на свою обширную и сложную организацию и стоявшую за ней силу. Но за всей их уверенностью был всегда страх перед неизвестным, и Т^вди^~з1Г11оТГтОр^ века их управления была для них неизвестной страной. У них еще свежа память о восстании 1857 года, и им ка-жется, что они живут в чужой, враждебной стране, народ кото-рой в любой момент может подняться и отплатить им. Такова в общих чертах их основа. Коща же они увидели, что в стране поднимается широкое враждебное им движение, страхи их воз-росли. Как только известия о кровавых событиях 10 апреля в Амритсаре достигли пенджабских властей в Лахоре, они совер-шенно потеряли голову. Они решили, что произошло еще одно массовое кровопролитное восстание, подобно восстанию 1857 го-да, и что жизни англичан грозит опасность. Обезумев от страха, власти решили нанести удар. Следствием этого решения и были Джалианвала-Багх, военное положение и все, что за ним после-довало. Нельзя оправдать, но можно понять поведение испуганного человека, хотя для его страхов нет реальных оснований. Но боль-ше всего поразило и возмутило Индию то, как много месяцев спустя генерал Дайер позорно пытался оправдать амритсарский расстрел, произведенный по его приказу, и свое варварское отно-шение к тысячам раненых, о которых он и не подумал позабо-титься. «Меня это не касалось»,— заявил он. Кое-кто в Англии и английское правительство слегка покритиковали Дайера, но / свое истинное отношение английский правящий класс продемон- * стрировал во время дебатов в палате лордов, когда Дайеру возда-ли всяческие почести. Все это еще более разожгло гнев Индии, и пенджабские события вызвали в стране огромное возмущение. Английские власти и Конгресс назначили специальные комис-сии для расследования того, что на самом деле произошло в Пен-' джабе. Страна ждала их докладов. С того времени день 13 апреля стал национальным днем Ин-дии, а восемь дней между 6 и 13 апреля — Национальной неделей. Сейчас Джалианвала-Багх — место политического паломни-чества. Там разбит красивый парк и уже ничто не напоминает об ужасах, имевших там место. Но память о них живет. В том же 1919 году, в декабре — любопытное совпадение, — сессия Конгресса состоялась в Амритсаре. На ней Конгресс не принял никаких важных решений, так как еще не были извест-ны результаты расследований. Но не оставалось сомнений в том, что Конгресс изменил свое лицо. Он приобрел характер массо-вой организации и какую-то новую жизненную силу, пугавшую некоторых из его старых членов. На этой сессии, последней в его жизни, ибо он умер до созыва следующей сессии, присутствовал Локаманья Тилак, как всегда не признававший никаких компро-миссов. В ней принимал участие и популярный среди народа Ганди, с этого времени начался долгий период, когда он играл ведущую роль в Конгрессе и в политической жизни Индии. Мно-гие руководящие деятели Конгресса прибыли на сессию прямо из тюрем. Они стали жертвами многочисленных чудовищных процессов о заговорах, инсценированных во время военного по-ложения, были приговорены к длительному заключению, а теперь амнистированы. Приехали и знаменитые братья Али, пробывшие много лет в тюрьме. В следующем году Конгресс сделал решительный шаг и при- нял предложенную Ганди программу несотрудничества. Это произошло на специальной сессии Конгресса в Калькутте, а затем очередная сессия в Нагпуре утвердила это решение. Преддожен-ный_способ борьбы носил абсолютно мирный, или, как его называли, ненасильственный характер, и в основе его лежал отказ помогать властям в вопросах управления и эксплуатации Индии. Для начала предполагалось провести несколько бойкотов — отказ от_титулов, даруемых чужеземным правительством, бойкот офи-циальных мероприятий и т. п., бойкот судов как адвокатами, так и тяжущимися, бойкот государственных школ и колледжей и новых_ советов, созданных в соответствии с реформами Монтегю — Челмсфорда. Затем бойкот распространялся на государственную и военную службу и уплату налогов. Что касается конструктивной программы, то здесь упор делался на ручном ткачестве, кхаддаре, и создании арбитражных судов, которые действовали бы вмес-то обычных. Два других важных аспекта программы составляли единство индусов и мусульман и уничтожение «неприкасаемости» среди индусов. Конгресс, кроме того, изменил свой устав и превратился в организацию, способную действовать. В то же время были широко открыты двери для массового членства. Таким образом, эта программа полностью отличалась от того, чем до тех пор занимался Конгресс. Мало того, она была совер-шенно новой для всего мира, ибо сатъяграха в Южной Африке имела очень ограниченные размеры. Осуществление этой про-граммы означало, что некоторым людям придется сразу же пой-ти на большие жертвы. Адвокатам — отказываться от своей прак-тики, студентам — бойкотировать правительственные колледжи. Трудно было вынести суждение об этой программе, поскольку отсутствовали какие бы то ни было критерии для сравнения. Не удивительно, что старые и опытные руководители Конгресса ко-лебались и были исполнены сомнений. Самый выдающийся из них, Локаманья Тилак, незадолго до этого умер. Из других вид-ных деятелей Конгресса лишь один Мотилал Неру поддержал Ганди с самого начала. Но настроения рядовых членов Конгрес-са, так же как и настроения людей с улицы, или масс, не вызы-вали сомнений. Ганди сразу же покорил их, буквально загипно-тизировал, и громкими криками: «Махатма Ганди ки джай!» — они выражали свое одобрение новому евангелию ненасильствен-ного несотрудничества. Мусульмане отнеслись к нему так же во-сторженно, как и другие. Халифатский комитет, возглавляемый братьями Али, взял эту программу на вооружение еще до того, как это сделал Конгресс. А вскоре энтузиазм народа и первые успехи движения побудили и старых руководителей Конгресса признать программу. В этих письмах я не могу останавливаться на достоинствах и недостатках этого нового движения и лежащей в его основе фи-лософии. Это слишком сложное дело, и, пожалуй, никто не в сос-тоянии с ним справиться, кроме самого создателя движения Ган-ди. Но все же давай взглянем на него со стороны и попробуем понять, почему оно так быстро и успешно распространилось. Я рассказывал тебе об экономическом бремени, лежавшем на народных массах, об их неуклонно ухудшавшемся положении в условиях чужеземной эксплуатации, а также о росте безработи-цы среди интеллигенции. Где же был выход из создавшегося по-ложения? Рост национализма заставил людей обратиться к мыс-ли о необходимости политической свободы. Свобода стала необхо-дима не только потому, что зависимость и порабощение унижа-ют людей, не только потому, что она, как сказал Тилак,— наше прирожденное право и мы должны им пользоваться, но она стала необходима и для того, чтобы ослабить бремя нищеты, лежа-щее на народе. Каким образом можно было завоевать свободу? Разумеется, отнюдь не пассивным ее ожиданием. Стало также ясно, что одних лишь протестов и требований, к которым до сих пор прибегал Конгресс более или менее настойчиво, не только недостаточно для народа, но что они, кроме того, безрезультатны и недейственны. История не знает случаев, когда такие методы привели бы к успеху и заставили бы правящий или привилеги-рованный класс отказаться от власти. Напротив, история пока-зала нам, что порабощенные народы и классы добивались свобо-ды путем мятежей и восстаний с применением силы. Вооруженное восстание для индийского народа, казалось, ис-ключалось. Мы не имели оружия, и большинство из нас не знали даже, как с ним обращаться. Кроме того, в случае столкновения с применением силы организованная мощь английского прави-тельства или любого другого государства значительно превосхо-дила бы все, что можно было бы ей противопоставить. Армии могут восставать, но невооруженный народ не может пойти на мятеж и столкновение с вооруженной силой. С другой стороны, индивидуальный террор, убийство отдельных чиновников с помощью бомб или из револьвера — это тактика, обреченная на провал. Она деморализует народ, и смешно думать, что она спо-собна подорвать великолепно организованное государство, как бы ни устрашала она отдельных лиц. Как я говорил тебе, от инди-видуального террора подобного рода отказались даже русские революционеры. Какой же путь оставался? В России победила революция и утвердилась республика рабочих, ее методом были массовые выступления, поддержанные армией. Но даже в России Советы до-бились успеха тогда, когда страна и старая власть просто разва-лились на части в результате войны и почти некому было ока-зывать им сопротивление. Кроме того, в Индии лишь очень не-многие слышали о России и марксизме, да и вообще вряд ли по-нимали, что такое рабочие или крестьяне. Поэтому все эти пути никуда не вели и, казалось, нет ника-кого избавления от невыносимых условий унизительного рабства. Люди, понимавшие это, чувствовали себя подавленными и беспо-мощными. И вот в такое время Ганди выступил со своей про-граммой несотрудничества. Как шинфейнеры в Ирландии, она призывала нас полагаться на самих себя и накапливать силы, и в то же время она была весьма действенным способом оказания давления на правительство. Ведь правительство в очень боль-шой степени зависело от сотрудничества индийцев, добровольно-го или вынужденного, и отказ от сотрудничества и бойкоты в принципе могли привести к развалу всей структуры управления. Даже если бы несотрудничество не привело к столь далеко иду-щим результатам, оно, несомненно, могло оказать на власти ко-лоссальное воздействие и одновременно увеличить силу народа. Оно должно было носить абсолютно мирный характер и в то же время не представляло собой отказа от сопротивления. Сатъяграха являлась ярко выраженной, хотя и ненасильственной формой сопротивления тому, что считалось злом. Фактически ее следует считать мирным восстанием, высокоцивилизованным методом ве-дения войны, угрожающим_при этом стабильности государства. Она стала эффективным способом пробуждения широких масс к действию, методом, который отвечал особенностям психическо-го склада индийского народа. Она заставляла нас вести себя с наибольшим достоинством, а наших "противников — чувствовать себя неправыми. Она побудила нас отбросить страх, который раздавил нас, и мы, как никогда раньше, стали смело смотреть лю-дям _в глаза и говорить все, что мы думаем, ничего не скрывая. Казалось, что с наших душ снята огромная тяжесть, и эта новая свобода слова и действий наполнила нас уверенностью в себе и силой. Наконец, этот мирный путь в значительной мере предот-вращал обострение ожесточенной расовой и национальной не-нависти, которая в прошлом всегда сопутствовала таким движе-ниям, а это облегчало достижение окончательной договоренности. Поэтому не удивительно, что программа несотрудничества в сочетании с выдающейся личностью Ганди покорила страну и пробудила в ней надежду. Программа получила широкую под-держку, и прежний дух деморализованности отступил перед ней. В новый Конгресс влились почти все жизнеспособные элементы страны, его сила и престиж выросли. А тем временем реформы Монтегю-Челмсфорда продолжа-ли осуществляться и создавались все новые советы и [законода-тельные] собрания. Умеренные, теперь называвшиеся либерала-ми, приветствовали эти реформы и заняли посты министров и высокопоставленных чиновников. Они фактически слились с ан-глийской администрацией и не пользовались поддержкой народа. Конгресс бойкотировал эти Законодательные собрания, и населе-ние страны почти не обращало внимания на их деятельность. Взоры всех были прикованы к той подлинной борьбе, которая шла за стенами этих собраний, в городах и деревнях. Впервые большое число членов Конгресса отправилось в деревни, чтобы создать там комитеты Конгресса и помочь политическому про-буждению сельских жителей. Напряжение росло, и неизбежное столкновение близилось. Оно произошло в декабре 1921 года. Поводом для него послужил визит в Индию принца Уэльского, бойкотировавшийся Конгрес-сом. По всей Индии были произведены массовые аресты, и_тюрьмы наполнились тысячами «политических» заключенных. Большинство из нас тогда впервые познакомились с тюрьмой. Арестовали даже председателя Конгресса Дешбандху Читтаранджана Даса, и вместо него на сессии Конгресса в Ахмадабаде предсе-дательствовал Аджмал Хан. Но Ганди в то время не арестовали, движение ширилось, и число желающих, чтобы их арестовади, всегда превышало число арестованных. Когда известных руководителей и активистов заключали в тюрьму, их место зани-мали новые, неопытные, а иногда и нежелательные люди (нередко даже агенты тайной полиции), поэтому имели место проявления неорганизованности и акты насилия. В начале 1922 года в Чаури Чаура, около Горакхпура, в Соединенных провинциях, произошло столкновение между толпой крестьян и полицией, за-кончившееся тем, что крестьяне сожгли полицейский участок вместе с несколькими полицейскими. Ганди был очень расстроен этим и несколькими другими случаями, показывавшими, что движение становится неорганизованным и насильственным, и по его предложению Исполнительный комитет Конгресса отменил ту часть кампании несотрудничества, которая предусматривала на-рушение законов. Вскоре после этого Ганди был тоже арестован, предан суду и приговорен к шести годам тюремного заключения. Это произошло в марте 1922 года. Так закончился первый этап движения несотрудничества.

Эуг Белл: ПУНКТ ЧЕТВЕРТЫЙ Ганди. Марш Несогласных, не разрешенный властями... Привожу некоторые высказывания Ганди. Насилие нельзя уничтожить контрнасилием. Человечество может избавиться от насилия только путем ненасилия. Ненависть может быть побеждена только любовью. Ответная ненависть служит лишь распространению и усилению ненависти. Я знаю, что прогресс ненасилия, по всей видимости, ужасающе медленный прогресс. Но опыт убедил меня, что это самый надежный путь к общей цели. Писатель почти всегда раскрывает только одну сторону дела, в то время как каждое дело надо рассматривать по меньшей мере с семи точек зрения, каждая из которых, вероятно, правильна сама по себе, но не верна в определенный момент при определенных обстоятельствах. Человек и его поступок - вещи разные. В то время как хороший поступок заслуживает одобрения, а дурной - осуждения, человек, независимо от того, хороший или дурной поступок он совершил, всегда достоин либо уважения, либо состарадания, смотря по обстоятельствам. Причиняя людям мучения, вы не устраняете зло. Наоборот, вы навлекаете беду на свои же головы. Власти становятся мстительными. Вы, вероятно, скажете, что они мстительные всегда, но не этого мы должны желать и не к этому стремиться. Нам не выгодно, когда власти впадают в панику. Нежелания причинить зло своему врагу или же лишить его жизни недостаточно. Вы не сатьяграх, если молча, пассивно наблюдаете, как убивают вашего врага. Вы должны защитить его даже ценою своей жизни. Ненасилие сильного - могущественнейшая сила в мире. Единственной надеждой для страждущего мира является узкий и прямой путь ненасилия. Миллионы, подобно мне, могут потерпеть неудачу в попытке доказать истину своей собственной жизнью, но это будет их личная неудача, но ни в коем случае не неудача этого вечного закона.

Эуг Белл: Насильственную революцию ждет неизбежное поражение Насильственную революцию ждет ужасное поражение. Доказательство ОЧЕНЬ УБЕДИТЕЛЬНО. Читайте полностью тут: http://r-wind.livejournal.com/28508.html Все сказанное ниже - довольно очевидно во всяком случае для политиков-профессионалов, для которых масса человеческая по традиции - "материал" для "большой шахматной игры". И прежде чем начинать эту игру или включаться в нее, надо бы, я думаю, сем нам все же хорошенько обдумать, взвесить на весах меры Горе и Радость обозримых последствий. Кто из вооруженных людей заинтересован в продлении стабильности и предотвращении краха режима? Кто готов открыть огонь по оппозиции? В настоящее время в РФ такие вооруженные части есть! · Это ЧОПы – частные охранные службы крупных госкорпораций и нефтегазовых компаний! Благо сейчас их создали во множестве. Работникам ЧОПов при «новых революционных властях» уж точно ничего не светит. Зато в случае подавления революции их статус и влияние могут только вырасти. Вооруженные части из ЧОПов будут ядром контрреволюционного сопротивления, к которому примкнет армия. · Силы ФСБ. У ФСБ есть спецчасти, которые как раз созданы под силовое обеспечение действий спецслужб внутри страны, в том числе и карательных. Это как раз аналог Внутренних войск, только подчиненный ГэБистам. И не думаю, чтобы он был подготовлен и оснащён хуже последних. · Помимо ЧОПов и сил ГэБэ есть еще, и Внутренние войска специально заточены под подавление беспорядков, и их основной костяк постоянно обкатывается на Кавказе (вследствие использования «фактора гастарбайтеров» важный психологический момент). Начиная со 2-й половины 90-х гг. их подготовка и снабжение лучше, чем у армейских частей. Вряд ли их коснётся сокращение, скорее уж их пополнят лучшими из сокращаемых армейских офицеров. О ЧЕМ МОЛЧАТ РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ВОЖАКИ. Революционеры/мятежники будут разгромлены наголову. А учитывая, что большинство революционных движений, как правило, чрезвычайно примитивны, особенно отличаются хомяковцы, да и левые не далеко ушли. Как следствие, вожаки революционеров всячески стремятся убедить свою массовку, мол, все будет просто. Кремль испугается и не решиться сопротивляться. Мол, все уже решено, революционеры победят без потерь (или с минимальными потерями), историческая неизбежность (3). Прямо не революция, а вечерний променад! Если же вожаки революционеров скажут правду, т.е. то, что их ребят ждет жуткая кровавая бойня, и массовку будут использовать исключительно как пушечное мясо – быстрорасходный материал. Желающих поучаствовать в Революции резко поубавиться. Но они не скажут. Поэтому их птенцов будет ждать «Сюрприз». Добавлю, что среди тех, кто будет стрелять в "народ", окажутся, скорее всего, также и кадыровцы, чеченцы, которые рассчитаются с нами "за все". Кроме того - надо принять во внимангие вообще малочисленность "пассионариев" в современной России; большинство предпочтет отсиживаться по домам (и правильно сделает, возможно).

Андрей Козлович: Женя, а кто, таки, на нашем форуме предлагал насильственную революцию в современных условиях?! Я тебе больше скажу, пока, невозможна и ненасильственная революция. Её ещё сдержат даже одни высокие цены на нефть. Вот по мере роста влияния "борцов за Великую Россию", да ещё если цены на нефть упадут, ситуация может измениться, поскольку эта братия активно вооружается и пользуется негласной поддержкой если не всей номеклатуры, то очень многих её представителей обладающих реальным могуществом. И по мере того как их притиязания на власть будут становится серьёзнее, серьёзнее будет и сопротивление им, которое финансировать будут, прежде всего, евреи.

Эуг Белл: Андрей, если тебе неизвестно: я сторонник ненасильственной революции. Любая насильственная революция, как показывает история, приводит к автократии и чревата диктатурой, тиранией и тоталитаризмом (Тормансом). Отсюда простейший вывод: ВВР не может быть насильственной. Но я считаю, что в настоящее время такая революция НЕСВОЕВРЕМЕННА и предыдущий материал помещен, чтобы меня не заподозрили в призывах к ненасильственной смене власти. Упоминание о евреях в предыдущей реплике мне непонятно... Неужели ты поддался риторике нацистов??

Андрей Козлович: Ненасильственная революция возможна, если у власти находятся НЕ фашисты. Если дорвуться "сторонники великой России" она становится крайне маловероятной, вспомни каким образом и какой ценой сбросили Гитлера. Касательно евреев. Я это сказал на полном серьёзе и в положительном ключе. Евреи кровно НЕ заинтерсованны в приходе националистов к власти в РФ, а если те дорвутся, то в свержении их власти. И это вплне понятно - им не нужен новый Холокост, который, по всему, не замедлит. Поэтому, если мы когда-нибуть станем реальной силой, то здесь возможен и необходим диалог, я не вижу в нём ничего предосудительного. Так сказать, русская еврейская диаспора, это большая и организованная сила, к тому же тесно связанная с еврейскими диаспорами во всём мире, так что плохого в сотрудничестве, если интерсы совпадают. Ты видишь другою мощную организованную силу в РФ способную противостоять нацизму? Может экологическое движение? Я нет. И надеюсь ты уже понял, что "народ Торманса" не мог "восстать", как ты писал, сам по себе. Для того чтобы осуществить революцию нужна мощная организованная силу обладающая не меньшим могуществом "пусть с незаметной теневой стороны общества, чем олицетворяющее беззаконие олигархическое государство". В РФ такой силы, кроме евреев, пока не просматривается, и при всех нюансах, эта сила действительно противостоит и будет противостоять нацизму.

Эуг Белл: Да, согласен. Но все же не стоит преуменьшать и слабые пока веяния "снизу". 1) экологические движения (в том числе мое любимое "за спасение Утриша"), 2) движения за сохранение культуры, старых домов в городах и т.п. 3) движение космистов - за сохранение "русского Космоса", 4) правозащитное движение, 5) миротворческое движение (в котором я участвовал), 6) интернетные движения (хакеры, за свободный код и т.д.), 7) будущее движение родителей за образование. Есть, конечно, и другие движения, но они, по большей части, резко политизированны и идеологизированны.

Андрей Козлович: Женя, всё это хорошо, но, как сказал незабвенный Шендерович: "но мало". Будем надеяться, что завтра на базе этого сможет возникнуть реальная сила. Но, пока, единственная реальная сила способная противостоять русскому фашизму - евреи. И в тоже время они ему способны только противостоять, народ за евреями не пойдёт, по вполне понятной причине. Поэтому, будем надеяться, что реальную силу, способную противостоять русскому нацизму и победить, в том числе, создаём и мы, на нашем форуме. И будем надеяться, что вознинет она не слишком поздно.

Эуг Белл: Согласен, Андрей! Все сказанное, на мой взгляд, - на 100% верно. В особенности я надеюсь именно на ИНТЕРНЕТНЫЕ ДВИЖЕНИЯ, т.к. именно интернет - это единственный НОВЫЙ фактор, сложная система, способная дать абсолютно непредсказуемый заранее и потому абсолютно неожиданный результат.

Эуг Белл: Из религий должен сыграть, по-моему, большую роль буддизм, и я возлагаю надежды на Школу Нтирэна. Я мог бы попробовать пригласить сюда моего друга Феликса Шведовского, буддийского монаха, бхикшу, чтобы он рассказал нам о том, как он понимает ненасилие.

Эуг Белл: А вот изображение нашел святого Нитирэна, монаха-митворца 13 века.

Андрей Козлович: Эуг Белл пишет: Согласен, Андрей! Все сказанное, на мой взгляд, - на 100% верно. В особенности я надеюсь именно на ИНТЕРНЕТНЫЕ ДВИЖЕНИЯ, т.к. именно интернет - это единственный НОВЫЙ фактор, сложная система, способная дать абсолютно непредсказуемый заранее и потому абсолютно неожиданный результат. Здесь согласен "на все сто"! Эуг Белл пишет: Из религий должен сыграть, по-моему, большую роль буддизм, и я возлагаю надежды на Школу Нтирэна. Я мог бы попробовать пригласить сюда моего друга Феликса Шведовского, буддийского монаха, бхикшу, чтобы он рассказал нам о том, как он понимает ненасилие. Попробуй.

Эуг Белл: Заранее скажу, однако, что (и это НЕ СЕКРЕТ) лично я сам не думаю, что абсолютизация ненасилия как наиболее гуманного метода ведения политической борьбы, это было бы правильно. В конечном итоге мы видим, что она может привести к невиданным репрессиям (как и вообще любое сильное средство борьбы). Бросать безоружную толпу сторонников ненасилия на солдат, которые имеют приказ открыть огонь - это не по мне. Это надо быть фанатиком ненасилия, и, насколько я понимаю, Ганди был от этого далек. В этом смысле Андрей прав, говоря, что ненасильственное сопротивление должно хоть на какие-то моральные нормы противника опираться. Например, здесь, на Украине, на Майдане не было осуществлено никаких насильственных действий со стороны правительства. В России же - в 1993 году Ельцын, захватывая власть, применил танки. Именно в ТОТ момент, как ни странно, оставались еще возможности мирного разрешения конфликта, и именно Руцкой с Макашевым, призвав толпу к насилию, сорвали эти возможности. Чтобы эффективно применять тактику ненасилия нужно иметь за собой как минимум 60% активного населения и быть уверенным, что остальные поддержат. Это второй момент. Как добиться этого в условиях тоталитарного режима?

Эуг Белл: Однако ясно, что ненасильственные действия гораздо эффективнее, чем может показаться на первый взгляд. Они уже не раз показывали на протяжении многих лет свою почти невероятную эффективность. Кроме того, такие действия диктуются мужеством и добротой. Речь должна идти о балансировании на лезвии бритвы, не допуская кровавого финала. Тот, кто его допустит, сам превращается в преступника. Кроме того, в тех же условиях становятся преступными также и насильственные действия. Как я уже говорил, насильственная революция, например, в нашей стране обречена на провал (к этому финалу, однако, призывают многие коммунисты, фашисты и прочие БЕЗОТВЕТСТВЕННЫЕ субъекты... Однажды я столкнулся на этой почве с товарищами с КЗ). Андрей! Теперь внимание. Ты помнишь, что в ЧБ был эпизод, где Фай Родис перечисляет средства, допустимые в борьбе порабощенного народа за свободу? Ты сказал некогда, если мне не изменяет память, что это место для "усыпления цензуры". Тем не менее оно было изъято, и не появилось в первом издании ЧБ. В силу вышесказанного, я все-таки полагаю, что ИАЕ понимал бессмысленность прямого кровавого столкновения с фашистским режимом, и выбирал именно те средства, которые не привели бы в конечном итоге к прямой диктатуре победившего народа и его нового фюрера. Ведь применение насилия при победе имеет и этот результат...

Эуг Белл: Я собрал высказывания из ЧБ(который как раз и посвящен революциям в Час Быка) о революции и только расположил их в связном порядке. ТЕРРОР И НАСИЛИЕ БЕССМЫСЛЕННЫ Нельзя уничтожать зло механически. Никто не может разобраться сразу в оборотной стороне действия. Надо балансировать борьбу так, чтобы от столкновения противоположностей возникало движение к счастью, восхождение к добру. Иначе потеряется путеводная нить. Никто [из террористов] никогда, повторяю – никогда не уничтожал истинных преступников, по чьей воле (и только по ней!) разрушали прекрасное, убивали доброе, грабили и разбрасывали полезное. Убийцы Добра и Красоты всегда оставались жить и продолжали свою мерзкую деятельность, а мстители предавали смерти не тех, кого следовало. Искоренять вредоносных людей можно с очень точным прицелом, иначе вы будете бороться с призраками. Ложь и беззаконие создают на каждом шагу новые призраки преступлений, материальных богатств и опасностей. Если не учесть нарастание таких призраков и бороться с ними, это лишь укрепит их психологическое воздействие. У нас слепые нападения вызовут лишь рост страдания народа, углубление инферно. В этом случае сами [террористы] должны быть уничтожены. Неустойчивость плохо устроенного общества, по существу, состоит в том, что оно всегда на краю глубокой пропасти инферно и при малейшем потрясении валится вниз, к векам Голода и Убийства. Полная аналогия с подъемом на крутую гору, только здесь вместо силы тяжести действуют первобытные инстинкты людей. Если мы не обеспечим людям большего достоинства, знания и здоровья, то переведем их из одного вида инферно в другой, скорее, худший, так как любое изменение структуры потребует дополнительных сил. А откуда взять эти силы, как не от народа, уменьшая его и без того скудный достаток, увеличивая тяготы и горе! Борьба же вовсе не обязательно требует уничтожения. В борьбе следует применять свои особые средства, но лишь допустимые для пути Добра, без лжи, мучения, убийства и озлобления. Иначе победа будет означать для народа лишь смену угнетателей. Беда этого общества, что вся социальная борьба в естественном ходе исторического процесса спустилась на дикий бандитский уровень насилия, подобно племенной вражде, знавшей только цель захвата власти, еды, женщин. Когда-то борющиеся стороны были связаны определенными морально-религиозными основами и цели были – внедрить свои верования, организацию общества и правила жизни. А теперь борьба за власть совсем упустила из виду человека. Все можно, власть позволена кому угодно – кто сумеет возвыситься. Но любое насилие обязательно порождает контрсилу, которая будет развиваться и проявится не сразу, но неизбежно и подчас с неожиданной стороны. Не совершайте насилия. Нельзя вместо светлой мечты посеять ненависть и ужас! Нельзя выбирать всегда легкий путь, можно очутиться в безвыходном инферно. Лишь только через десятилетия и столетия бесполезной борьбы с режимом, когда, при худшем исходе, становится ясно, что Час Быка не кончается и демоны продолжают властвовать, только в таком случае можно принять решение об уничтожении режима, закрывающего мыслящим существам путь к всестороннему познанию мира, остановившего их развитие, сохраняя инферно. ОРУЖИЕ Вот примеры допустимого оружия. На низком уровне – химические средства страха, слез и невыносимого запаха. Для уничтожения записей и доносов – зажигательные устройства. При прямом столкновении – парализаторные средства, пугающие инфразвуки, гипнотические очки и тому подобное оружие индивидуальной защиты от личного преследования. На высшем уровне – высокоразвитая психическая сила, распознавание мерзавцев, внушение, чтение эмоций. Есть величайший фактор отражения, отбрасывания в психологическом плане, и он доступен каждому человеку, разумеется, при соответствующей тренировке. Как и умение мгновенно умереть в любой момент, по собственной воле, не пользуясь ничем, кроме внутренних сил организма. Испокон веков все тираны больше всего ненавидели людей, самовольно уходивших из-под их власти над жизнью и смертью. Для того, чтобы высшие силы человека ввести в действие, нужна длительная подготовка. И здесь тоже три шага: отрешение, сосредоточение и явление познания. Помимо этого психологическая тренировка нужна, чтобы люди освободились от страха преследования и от фетешизирования власти.



полная версия страницы