Форум » АКАДЕМИЯ ПРЕДЕЛОВ ЗНАНИЯ » История и Фолк-хи́стори » Ответить

История и Фолк-хи́стори

Трак Тор: История - это наука, фольк-хи́стори[1] (также фолк-история, псевдоистория, параистория, антиистория, лжеистория[2], поп-история[3], история для народа[4], масс-история[5], самодеятельная история[6] и др.) — обобщённое название совокупности претендующих на научность, но не являющихся научными литературно-публицистических трудов и идейно-теоретических концепций на исторические темы, созданных, в основном, непрофессионалами с позиций негационизма[7]. Термин имеет российское происхождение и употребляется, как правило, применительно к российским и постсоветским реалиям[7] К фолк-хистори, например,относят НХ группы А.Фоменко и труды вдохновителя Фоменко - Н.Морозова. К ней, фольк-х., же историки относят« теорию пассионарности» Л.Гумилёва, хотя сам Гумилёв историк. Не всегда можно эти две истории различить - официальная история российская тоже во многом фолк, притом государственный фолк. Ниже подклеено несколько коротких (и одна длинная - ЦВМ) старых тем по сабжу.

Ответов - 110, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Эуг Белл: ФЕСТСКИЙ ДИСК (одна из сторон) И это ТОЖЕ древнейший доарийский Крит.

Эуг Белл: Город Петрены, расположенный между Верхним Прутом и Верхним Днестром; около 500 домов (и где-то 4000 тыс. жителей), составлявших 10 концентрических кругов. Дома 8 на 5 м, по краю города шел ряд более крупных построек. Рвы и защитные укрепления отсутствовали. Поздняя фаза классического периода кукутенской культуры, ок. 4000 г. до н. э. Неолитические города с двух и трехэтажными домами и «многокомнатными бараками» могли иметь вплоть до 10 тысяч жителей. Это сравнительно ТИПИЧНЫЙ город. На Украине есть и побольше...

Алексей Ильинов: Евгений, супер! Наткнулся сейчас на Вашу шикарную дискуссию по «Гимну Лейбовицу», где Вы — что немаловажно!!! - носителей «красной идеи» отправили в космос, на поиски грядущего Торманса (а вот Вам их сайт для примера — http://www.maoism.ru). Возможно, в теме «Аркаим-Крит» выявилось кое-что существенное, а именно то, что «миф Аркаима» сейчас ДЕЙСТВИТЕЛЬНО эксплуатируют носители брутальных либо уж совсем «своеобразных» идеологий (это и язычники, и рериховцы, и бажовцы... но суть одна... Аркаим — как символ грядущей имперской мощи и экспансии), тогда как тема минойского Крита является разве что объектом археологических и культурологических изысканий. Ну ещё ефремовцы как-то обсуждают её, да и то, потому что ИАЕ питал к ней интерес. А ведь в этом что-то есть... потомки «красной идеи» отправляются в космос (да неужто грядущие «заставовцы» или же "сам" Алекс Дрэгон сотоварищи?), чтобы нести туда, понятное дело, «настоящий коммунизм», но в действительности основывают очередную гробовую антиутопию. О, безжалостное Колесо Вечного Возвращения! В таком случае наша, «синяя», сверхзадача — максимально противопоставить ему нашу, Минойскую Великую Спираль! Уф... креатив так и прёт!

Эуг Белл: Ну, может, я на него (Здановича) зря накинулся... Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет... Но все-таки - историк, должен знать историю лучше меня! Прозевать ТАКОЕ открытие - это надо уметь быть историком таким... Просто, наверно, есть "историки", которые литературу последних 50-и лет и в руки не брали. Вот Аркаим. Те же концентрические круги и в центре храм. Чуть более позднее дело, эпоха бронзы, бронзовый век, поселение ГОРАЗДО МЕНЬШЕ, но, по-моему, сомневаться в том, что это из той же серии - трудно. (Что там в центре я, к сожалению, не пойму... какая-то сетка? Может быть, щиты, положенные археологами?)

Алексей Ильинов: Евгений, материалов по Аркаиму в Сети БОЛЕЕ ЧЕМ достаточно. И потому найти те или иные материалы не составляет особого труда. Но в нашей с Вами дискуссии ведь действительно выявилось несколько иное, весьма необычное, качество идеи Великой Спирали. Если Цивилизация Великой Богини была максимально открытой, то бронзовый век — это, прежде всего, Век Меча и Крепостей. То есть героического НАСИЛИЯ. Да, Аркаим и близкородственные ему городища — сверхнеординарное явление и «расшифровывать» его «послание» будут ещё долго, но в том то и дело, что те же археологи ведь выявили, что в этом же поселении налицо и признаки защиты от внешнего неприятеля. То есть замыкание в круг, снаружи которого враждебный мир.

Эуг Белл: Правильно, я тут несколько "перестарался". На самом деле, да, бронзовый век, стены и т.п. Возможно, это и действительно уже чуть более позднее "творение"... Короче, именно это я перевожу в ранг ГИПОТЕЗ (т.е., что Аркаим - это памятник ЦВБ). Но, тем не менее, трудно отрицать влияние. Андроновская культура, к которой, видимо, принадлежит памятник, - это как раз та зона, где работал Кутафьев, о чем писал ИАЕ. Кстати, я там тоже был некогда, работал на раскопках еще более поздней культуры. Сейчас там были поразительные находки Сарианиди. То, что это высокая цивилизация - нет сомнений. Является ли она индо-европейской - вопрос ПОКА открыт. Лично я уверен, что и Аркаим, и Маргиана как и Крит - осколки ЦВБ. Меня просто возмутило, что этот открываетль Аркаима Зданович так странно отозвался о ВЕЛИКОЙ Эгейской цивилизации. Вот еще картинка из Маргианы (это еще южнее).

Эуг Белл: И действительно, трудно представить, что это каким-то боком относится к ЦВБ... Скорее уж - к Российской Империи 19 века! Тем не менее - в некоторых памятниках Маргианы чувствуется присутствие некоего более древнего "слоя". На самом же деле и даже гораздо в более позднее время сохраняется очень многое, чрезвычайно похожее на ЦВБ... Я признаю, что это всего лишь гипотезы. Вот еще одна картинка из Маргианы. Бык. Одна из центральных "тем" религии ЦВБ. Почему, кстати, бык? Объяснение следующее: голова быка символизирует матку женщины, рога - фаллопиевы трубы. То есть женщина (реинкарнация Великой Богини) как бы "носит внутри себя" голову быка. Это не просто "догадки" - т.к. это сопровождалось "разъясняющими" картинками гениталий рядом с головой быка. Поклонение быку сохранялось очень долго (возьмем, к примеру, митраизм). Даже в 19 веке такие мотивы могли встречаться у масонов. Но значит когда-то оно было на этой территории!

Эуг Белл: Вот еще цитата из Википедии: "Сам Сарианиди склонен считать носителей цивилизации индоиранцами и пытается найти соответствия археологическим реалиям в «Авесте» и «Ведах». Между тем в слоях маргианской цивилизации практически отсутствуют типичные для индоиранцев захоронения либо изображения лошадей, не имеется и свидетельств вооружённого вторжения с севера в Бактрию и Маргиану. В связи с этим более вероятным представляется отнесение носителей цивилизации к доиндоевропейскому населению Средней Азии. Судя по всему, индоиранский этнос занимал территорию к северу от оазисов маргианской цивилизации и активно контактировал с её носителями (см. андроновская культура)".А Аркаим - это андроновская или близкая какая-то культура. Вот так, значит, они теперь считают. Что не исключает, что ДО андроновской культуры, в неолите там же процветало что-то другое, матрилинейное, что и проросло в аркаимском храме. Ведь вообще-то, например, мегалиты - это ЦВМ. То есть аналогичные храмы-обсерватории. Дальше. "Материала для определения языковой принадлежности древнемаргианского населения не сохранилось. Нет и свидетельств существования единой языковой общности на всей территории Бактрии и Маргианы. Не исключено, что носители маргианской цивилизации говорили на языке, близком к ныне изолированному бурушаски".

Эуг Белл: Да, Маргиана - это вещь! Посмотрите еще вот тут. http://www.planetguide.ru/krugosvetka/ekspeditsii/margianskayaekspedit/gonurdepe/ И все же, конечно, да, раздвинуть границы неолитической цивилизации так далеко на Восток - это гипотеза. Сарианиди утверждает, что произошло движение, миграция населения из Ближнего Востока на восток, и так-то и возникла Маргиана. Ближний Восток, очевидно, на ранеей фазе входил в "ойкумену" цивилизации Великой Матери, но к тому времени, как эта миграция состоялась, там уже было многое по-другому... Значит, когда в это дело влезаешь, все оказывается гораздо сложнее. В особенности, если принять во внимание "девственную чистоту" гипотезы о Крито-Индийской цивилизации". Скорее уж Крито-Европейской (что "зафиксировано" в образе Европы, которая плывет по морю на Зевсе-Быке...). Лады. Пока прощаюсь с этой темой.

Алексей Ильинов: *Нелингвистические гипотезы происхождения Фестского диска* Наряду с основной, лингвистической гипотезой о смысле знаков на поверхности Фестского диска, принимаемой подавляющим большинством исследователей, существуют и альтернативные, нелингвистические. Календарь Наиболее обоснованными из нелингвистических гипотез о предназначении Фестского диска на сегодняшний день являются гипотезы о его календарном характере. В их подтверждение исследователями приводятся различные математические вычисления. Так, например, число полей на сторонах диска (30 и 31) соотносят с числом дней в коротких и длинных месяцах. Подсчёт знаков при двукратном переворачивании диска (123+119+123=365) приводит к числу, равному числу дней в году. С помощью чуть более сложных манипуляций можно получить продолжительность лунного года, драконического года и т. д. Ни одно из опубликованных исследований не предлагает чёткого объяснения, как именно использовать этот календарь, и для каких целей он применялся — для земледельческих работ, как расписание для сбора податей, военных учений и т. д. Некоторые авторы даже предполагают что «календарём» полностью регулировалась повседневная жизнь всего населения Крита, однако ничем, кроме абстрактных вычислений, такая точка зрения не подтверждается. Астрономия и картография Ряд исследователей отстаивает точку зрения, что Фестский диск применялся для астрономических наблюдений и расчётов, либо использовался мореплавателями как навигационный прибор (или его часть) или просто как карта Эгеиды. Приводятся достаточно сложные вычисления и геометрические построения, призванные показать соответствие расположения знаков Фестского диска и карт звёздного неба, траекторий движения небесных тел и т. д. Настольная игра К наиболее экзотическим относится гипотеза, согласно которой Фестский диск представляет собой поле для игры, наподобие детских игр, в которых участники передвигают фишки на определённое число ходов (игра-ходилка). Задача игрока — первым дойти до конца спирального «лабиринта». Исследователями приводятся примеры подобных игр у различных народов, например, у жителей древнего Египта. Ни одна из нелингвистических гипотез также не является общепризнанной.

Эуг Белл: Одно из ПЕРВЫХ поселений ЦВМ: Чатал-Гуюк. http://rec.gerodot.ru/chatal/images/catal_huyuk26.jpg ЭТО БЫЛО ПРИМЕРНО 10 ТЫСЯЧ ЛЕТ НАЗАД!!!

Эуг Белл: Есть прекрасный проект, посвященный Чатал-Гююку: http://rec.gerodot.ru/chatal/index.htm

Эуг Белл: Александр Янов Учение Льва Гумилёва Лев Николаевич Гумилев — уважаемое в России имя. Уважают его притом и «западники», которых он, скажем мягко, недолюбливал, и «патриоты», хотя многие из них и относились к нему с опаской. Вот что говорит о нем с восхищением в западнической «Литературной газете» (24 июня 1992 года) петербургский писатель Гелиан Прохоров: «Бог дал ему возможность самому публично изложить свою теорию... И она стала теперь общим достоянием и пьянит, побуждая думать теперь уже всю страну». Андрей Писарев из «патриотического» «Нашего современника» был в беседе с мэтром не менее почтителен: «Сегодня вы представляете единственную серьезную историческую школу в России» (1, 132). И все-таки мне кажется, что роль, которую предстоит сыграть Гумилеву в общественном сознании России после смерти, неизмеримо более значительна, нежели та, которую играл он при жизни.... Читать дальше здесь.

sakt: http://www.doverchiv.narod.ru/morozov/index.htm

Эуг Белл: Спасибо, хорошая ссылка.

Эуг Белл: Помещаю отрывки статьи 2003 года Евгений Беляков НЕ УБИВАЙТЕ ДРАКОНА или Ещё раз о московском гербе …И они воззрят на Него, Которого пронзили... Книга Захарии …Ужо тебе!.. А.С.Пушкин, Медный всадник К Новому 2003-му Году на площадке, где стоит наш пикет, воздвигли огромную ёлку, мы даже плакаты вешали на ветки. И сразу стало странно так: ведь ёлка – это Мировое Древо, в корнях которого должен жить Дракон… Неужели наша непрочная цепочка пикетчиков – и есть тот Дракон? А вот и Драконоборец – милиционер! Даром, что не на коне, конная милиция патрулирует Манежную, к нам – не заезжает… Конный воин на гербе Москвы, пронзающий золотым копьём Змея, как нас убеждают – исконный русский символ, к тому же православный. Правда, это не совсем русский символ, так как в средневековье он был весьма популярен в Европе, и даже Ричард Львиное Сердце считал своим покровителем святого Георгия. В сказках многих стран и народов есть герой, спасающий людей от какого-то чудища или Дракона. Столь ли уж тогда этот символ может считаться специфически российским? Кроме того, если присмотреться к московскому гербу, то замечаешь некоторые странности. Например, у “святого Георгия” почему-то отсутствует нимб. Может быть, это вовсе не святой Георгий? Тогда кто же это? Что за странная загадка? Копьё этого неизвестного всадника на гербе воткнуто прямо в пасть бедного Змея, а перед сжатой ладонью – круглое кольцо: чтобы оружие не выскользнуло из руки. Очень кровожадная картина. Змей маленький, всадник огромный, большая лошадь с четырьмя опасными копытами – явное неравенство сил. Жалко змеюку. Тем более что многие змеи у нас занесены в Красную книгу природы, и охота на них и их истребление – экологическое преступление. Но, скажут конечно, это ведь только СИМВОЛ. Охота на символического Змея – вовсе не призыв к истреблению редких пресмыкающихся. Но что же тогда означает наш странный герб? В чём его смысл?

Эуг Белл: Некоторые утверждают: всадник, поражающий змея – это просто Добро, поражающее просто Зло. И не нужно придумывать проблем там, где их нет. При этом очень кровожадное поведение копьеносца, видимо, означает, что “добро должно быть с кулаками”, даже вообще – с оружием, с копьём (или с автоматом Калашникова). Это очень широко распространённая идея: демократическая идеология должна защищать себя, причём в данном случае, как утверждают некоторые, цель оправдывает средства. А средства, как правило, ничем не ограничиваются. Лишь бы уничтожить Зло, а Добро… ну уж это как-нибудь “по отстаточному принципу”. Люди, проповедующие такие взгляды, могут быть внешне очень гуманными и выступать за гуманизм (ведь гуманизм – суть демократической идеологии). Но как только речь идёт об “угрозе демократии”, срабатывает какой-то спусковой крючок, и они могут позволить себе (или оправдывают) зверства, не уступающие тем, что были в ходу у фашистов. Они – за свободу и демократию и даже за права человека (но не в таких случаях!), однако они так же, как и в прежние времена хотят насильно осчастливить людей и насильно не дают им перестать быть “счастливыми”. Например, они избавят нашу землю от чеченских “бандитов”, одновременно “зачистив” Чечню от всех мужчин в возрасте от 10 лет и старше. На самом деле этот коктейль из демократии и тоталитаризма – вещь не менее страшная, чем обыкновенный фашизм. Ко всему очень хорошему, очень ценному ПРИЛИПАЕТ (как к мёду мухи) много разной дряни – это закон такой. Возможно, зло, о котором мы толкуем, своей собственной силы и энергии не имеет, потому и паразитирует на добре. Например, национализм – на одной из возвышаннейших эмоций в человеке – на патриотизме. А этот новый псевдодемократизм – на любви к людям. Нужно только довести идею “до логического предела”, до максимума, экстремума – и получится экстремизм. Нужно обрядиться в одежду традиций, и получится – фундаментализм. И какая бы великая идея не лежала в основе – на выходе одно и то же: ненависть к иноверцам, джихад, автомат, взрывчатка… Существует не только мусульманский, но даже и христианский (увы) фундаментализм: когда священники поливают святой водой боеголовки… И “демократический фундаментализм” – тоже существует. И, к тому же, грозит стать нашей официальной идеологией. Так что все не так просто с этим “просто Добром” и “просто Злом”. Но, может быть, наш герб – не об этом?

Эуг Белл: Дракон в старинных русских волшебных сказках и былинах олицетворял часто степняков-кочевников, их змеящееся по полям войско, блистающее доспехами как змеиной кожей (хотя, наверно, и русское войско не в меньшей степени напоминало змея). Если мы будем считать, что московский герб говорит об этом, то тогда его значение становится более чем сомнительным. Современная Россия – объединение большого числа народов, в том числе, например, русских и татар, а также народов Кавказа и Сибири. Согласно нашей Конституции, все субъекты Федерации равноправны. Война Леса и Степи – крупнейшее историческое явление, но оно не отражает идеалов и целей современной России! Ныне историческая задача русских, как её понимали Достоевский, Лермонтов, Владимир Соловьёв и многие другие русские мыслители – “ВСЕЧЕЛОВЕЧНОСТЬ”, установление единства и дружбы народов, и, прежде всего народов, населяющих территорию России. Борьба с “кочевниками” не наша цель. Это символ древней России-Руси подросткового периода. Ниже мы увидим, что эти слова носят очень даже буквальный смысл. Но, может быть, мы не выросли и остались страной-подростком? Неужели наши идеалы тоже “не выросли”, остались на уровне тех драчливых князей, которые обожали сражения, заводились от любой драки с половцами и ежегодно ходили в походы на Степь? Если мы – союз равноправных народов, то, что может означать в этом контексте московский герб? Не в старом ли дедовском, былинном смысле – как призыв давить инородцев - понимают его московские милиционеры? К чему же тогда удивляться, что они так быстро находят общий язык с подростками-скинхедами? В наше время любой цивилизованный человек считает войну, во всяком случае, хотя бы неизбежным злом. Идея высокой ценности войн постепенно (но, правда, очень медленно) становится в общественном сознании АНАХРОНИЗМОМ вместе со всей военной символикой. Мы учимся смеяться над милитаристской озабоченностью политиков. Только неразумные дети кричат “Ура!”, когда начинается война. Любой нормальный взрослый знает меру горя и тяжести, которые война несёт с собой. Ещё Вольтер иронически охарактеризовал Георгия как “вечного друга войне”. “Наш святой Георгий-каппадокиец, - писал он, - полковник на службе Диоклетиана, замученный, как говорят, в Персии, в городе Диасполе. Но так как у персов не было такого города, то позднее стали считать, что он был замучен в Армении, в городе Митилене. В Армении нет Митилены так же, как нет Диасполя в Персии. Но, во всяком случае, установлено, что Георгий был кавалерийским полковником, ибо его конь при нём и в раю”. Поскольку люди, как кто-то сказал, смеясь прощаются со своим прошлым, можно ли позволить себе надеяться, что уже в недалёком будущем люди расстанутся, наконец, со всеми своими инфантильными восторгами по поводу всяческих войн и побед? Ниже у нас ещё будет повод поговорить о смысле этого “инфантилизма”. Наконец, истолкование этой эмблемы как ОПРАВДЫВАЮЩЕЙ зверства и преступления, творимые военщиной в Чечне, слишком уж очевидно, чтобы не обращать на это никакого внимания. С давних пор Георгий был (и у нас, и на Западе) покровителем милитаризма. Главным российским военным орденом до революции 1917-го года был георгиевский крест. Чёрно-оранжевая лента его символизировала цвет огня и пороха. В связи с этим возникает закономерно вопрос: чем руководствовались депутаты Московской городской Думы 1 февраля 1995 года, когда принимали решение о гербе города? Возможно, им замутила разум начавшаяся в Чечне война? Или они возжелали показать Западу свои воинственные замыслы? Во всяком случае, в тот миг они почему-то забыли, что некоторые традиции нашего отечества возрождать совсем не нужно. До каких же это пор мы как детсадовские дети и грибоедовские девушки будем кричать “ура!” и кидать в воздух чепчики при одной мысли о какой-нибудь войне? Голосуя за этот скалозубовский герб, власть открыла нам свои не слишком-то скрываемые приоритеты. Вот ещё пример. Моих детей пригласили в московскую мэрию на Новый Год, как детей из многодетной семьи. Там им подарили прекрасно изданную книжку русских былин “Сказки о богатырях”, пересказанных неким Иваном Панкеевым. Там я обнаружил такой эпизод. Илья Муромец подъезжает ко Днепру с Соловьём-разбойником, притороченном к седлу. “Вот они уже и на Днепре-реке, а перевозчицей тут другая дочь Соловья, Катюша. Просит её разбойник: - Дочь моя любимая, Катюшенька, не перевози ты богатыря на другую сторону: проси раньше, чтоб отпустил он на волю твоего отца-старика, - тогда перевезёшь Илью на другой берег. Слез тут Илья со своего бурушки, в левую руку взял шёлковый повод, а правой рвёт с корнем дубы крепкие; намостил из дуба мост через Днепр, сам перешёл и коня перевёл. Вынул тогда Илья из кармана шёлковую плётку о семи ремнях, говорит перевозчице: - Теперь мы с тобой, красная девица, рассчитаемся! Ударил раз Катюшу – с ног она свалилась; ударил другой – ей и смерть приключилась”. Такая книжка от мэра Москвы – что-то вроде подарка полковника Буданова своей дочери на день рождения, правда, ТАМ девушку звали не Катюша, а Эльза. Какая разница? Так, может быть, НА САМОМ ДЕЛЕ змей – это девушка (Катюша? Эльза?), всадник – полковник Буданов, а копьё – известный фаллический символ? Но нет: полковник Буданов – это история несколько более поздняя, хотя, возможно, и произошедшая не без влияния нашего герба. Почему нет? Почему не предположить, что гербы вдохновляют людей на совершение определённых поступков? Разные гербы – на разные поступки. Иначе для чего они, гербы, вообще нужны?

Эуг Белл: Змей – персонаж очень древний, чуть ли не такой же древний, как и само человечество. Но чтобы понять, что он на самом деле значит, есть смысл взглянуть на исторические его истоки. В.Я. Пропп в своих иследованиях исторических корней волшебной сказки разъясняет, что первоначально мотив Змея в мифах и сказках возник из ритуального “съедения” посвящаемого, при котором он некоторое время оставался в особом помещении (“желудке” или “матке” змеи или рыбы, крокодила или кита). Там он знакомится с тайными знаниями (отсюда МУДРОСТЬ и библейская “ХИТРОСТЬ” змея), обретает некие мистические предметы, проходит тайные обряды. Затем посвящаемый выходил из этого помещения, и это означало, что он рождается второй раз. “Так, например, - пишет М.Элиаде в книге “Мифы, сновидения, мистерии”, - у папуасов Новой Гвинеи из рафии изготавливается чудовищное создание, называемое Kaiemunu, которое хранится в доме мужчин. Во время инициации ребенка помещают в живот чудовища”. Да и в наше время родители, укладывая спать ребенка, пугают его страшным чудовищем (часто волком – то есть, согласно мифам, Вуком Огнезмием). Де тот придет и съест тебя, коли не заснешь. Библейского Иону поглощает огромная рыба; финского Вяйнямейена в “Калевале” проглатывает дочь Туони, Владыки Иного Мира, маленького Гвиона европейских сказаний съедает Керидвена. Мальчие-с-пальчик из сказки избегает хитростью этого окончания, но это – вариант для маленьких детей. Все герои съедаемые – маленькие, но проявляющие богатырские задатки, съедающие – старые, дряхлые, и в чем-то напоминающие в той или иной мере Змея-Дракона-Рыбу. В конце повествования мальчик-герой возрождается (рождается, “отрыгивается” или разрубает чрево змея мечом или копьем). Со временем от героя для воскрешения стала требоваться собственная активность. Например, в одной китайской сказке витязь бросается в пасть Дракону, обвязавшись мечами. Затем он начинает быстро вращаться и распарывает чрево поглотителя. В дальнейшем герой оказывается с самого начала ВНЕ чудовища – теперь он спасает девушку, которую приносят в жертву Дракону в обряде повышения плодородия… Такова, согласно В.Я.Проппу, эволюция символа, но в этих исследованиях не рассматривается внутренний его смысл. Такое рассмотрение стоит искать в работах по исторической психологии. Этот древнейший мифологический и сказочный мотив можно истолковать так, что помимо биологического рождения человек в своей жизни переживает ещё и личностное (социальное) рождение. Психоаналитик Э.Нойманн, последователь К.Юнга, в книге “Происхождение и развитие сознания”, в основном и посвящённой символу Змея, так объясняет смысл уробороса (змеи, кусающей свой хвост). Это, считает он, мужское и женское начала в соединении, рождающем жизнь. Круг уробороса – символ рудов, Первичного Яйца, из которого возник мир. Это рождение одновременно мира и психики индивида, ещё неразделимой с психикой родителей. Поэтому сражение со Змеем – это война детей с родителями, происходящая в каждой семье в любую эпоху. Драконоборец – освобождающийся от родительской опеки подросток, превращающийся, но ещё не превратившийся в Личность. Взгляды Нойманна и Проппа переплетаются и взаимно дополняют друг друга – ведь и у Проппа змей – также элемент ритуала инициации, посвящения юноши во взрослую жизнь. Это, кстати, взаимно верифицирует обе работы. Ещё у Фрейда в жизни любого народа предполагается ЭПОХА, когда дети восстают против родителей. Неизвестно, однако, происходило ли это НА САМОМ ДЕЛЕ в истории человеческих племен, однако точно известно, что происходит в онтогенезе любой СЕМЬИ, в том числе и современной. Когда рождается ребёнок, он связан сначала сильнее с матерью, а потом и с отцом некоей трудно расторжимой духовной связью, которую психологи называют прама. Эта духовная связь есть ЗАМЕНА физического органа, которым эмбрион связан с матерью – пуповины. Согласно выдающемуся американскому психоаналитику Демозу, пуповина и есть прототип ТОГО САМОГО Змея, материнский живот – прототип Рыбы. Весь сюжет жизни отдельного человека состоит в общих чертах в том, чтобы оторваться от своей генетической семьи и создать свою собственную, новую, повторившись в своих собственных детях. То, как это происходит, определяет очень многое в жизни человека, в том числе – его психическое здоровье. Ребенок, подросток испытывает амбивалентные (двойственные) эмоции к родителям, что в конечном итоге приводит к РАЗРЫВУ ПРАМЫ, и это символизируется (в обрядах и снах) как БОРЬБА СО ЗМЕЕМ. Причём Змей в этом действе символизирует родительское начало, условно говоря, Отца. Этот процесс имеет две фазы: на первой человек ассоциирует себя с Драконоборцем. Это – фаза “ухода”, когда материнское и отцовское начало попирается “подростком-витязем”. Первоначально личность, отделившаяся от племени, несла идею тотальной власти-свободы. Рядом с ней не могло быть другой “свободной” личности, а только ассоциирующие себя с ней служители. Это – первичное государство. Человек-Драконоборец становится служителем или персонификацией Государства, стоящего над всем и вся, в том числе и над самим собой. Тоталитарное государство – это инфантильное, НЕ ОСВОЕННОЕ, отчуждённое государство. Оно требует от индивида САМООТЧУЖДЕНИЯ, превращения в механического исполнителя, в винтик государственной машины. Даже когда властитель может сказать: “Государство – это я”, он всё равно закабалён (самим собой, своей неограниченной “свободой”). Это и есть, как мы видим, то, что символизирует Всадник “на кони”. Итак, Московский герб с его прославлением Драконоборца, согласно Нойманну, Фрейду и Демозу, должен трактоваться как символ подростково-юношеского периода в жизни человека или народа, что соответствует сказанному выше о его древнерусской актуальности. Это этап становления отчуждённого государства. Раз мы принимаем символ Драконоборца, это значит, что по какой-то причине НАШ народ НЕ ВЫШЕЛ (и не хочет выходить!) из состояния подростка, и погружён в вечную, никогда не прекращающуюся стихию борьбы со своей “прамой”, то есть с самим собой, со своей историей.

Эуг Белл: “Не так уж важно, что нимба нет. Но вы же сами доказали, что во всяком случае наш герб неразрывно с православным христианством связан!”. Однако вот что интересно. Христианский (во всяком случае православный) Святой Георгий, как выясняется, ВОВСЕ НЕ БЫЛ всадником, поразившем Змея КОПЬЁМ. Согласно древнерусской повести “Чудо Георгия о змие”, Змей должен был забрать в полон дочку царя, но когда он появился, Георгий произнёс молитву, и “подломились колени у страшного змия”. После этого девица сняла свой пояс и связала голову змея. “И шёл за нею страшный тот змей, волочась по земле, как овца на заклание (Обратите внимание на характер метафоры: он, как выяснится позже, не случаен – Иисуса Христа тоже называют Агнцем!). Девушка же вела его, радуясь и веселясь”. Жестокая девушка! Ведь Змей полностью был в её руках и не представлял никакой угрозы! Но всё же “святой и великий чудотворец Георгий, протянув руку, извлёк МЕЧ свой и отрубил голову лютому зверю”. Наверно, на всякий пожарный случай. “И повелел царь построить церковь во имя многославного и великого мученика и страдальца за веру Христову”. На этом месте сделаем паузу и зададим читателю вопрос: КТО БЫЛ В ЭТОЙ ИСТОРИИ МУЧЕНИК И СТРАДАЛЕЦ? Ответ автора притчи: “Георгий”. “Вот такой прекрасный рассказ читали наши предки”, - пишет в своей монографии “Герб Москвы” Н.А.Соболева. Во всяком случае, в приведённой истории нет ничего общего с гербом Москвы. На нём, очевидно, изображен кто-то другой. Подвиг святого Георгия не имеет атрибутов московского герба: во всяком случае, копья. В повести о Георгии змея убивают мечом. Как пишет Н.А.Соболева, “исторически достоверных фактов о его (Георгия) личности не существует”. Но якобы император Диоклетиан (284-305) казнил какого-то христианина Георгия, имевшего какой-то воинский чин. С тех пор Георгий был покровителем “христолюбивого воинства” и прославился не только в России, но и в Западной Европе, где был образцом для рыцарей. В Георгиевском соборе в Старой Ладоге мы видим икону XII века с изображением конника-Георгия, вместо копья держащего стяг, и царевны, которая ведёт на поводке “прирученного” Змея. Всадник появляется на монетах в конце XIII века. Он часто изображается с мечом, а не с копьём. Но главное – нет никакого змея. Изображение Драконоборца на монетах и рельефах появилось только в конце XV века. Вероятно, это связано с появлением в Московии итальянских зодчих Аристотеля Фиорованти, Солари, ученика Леонардо да Винчи, и других. Н.М.Карамзин писал: “Великий князь начал употреблять сей герб с 1497 года”. Как отмечает Н.А.Соболева, в XVI-XVII веках русские люди НЕ ОТОЖДЕСТВЛЯЛИ ВСАДНИКА СО СВЯТЫМ ГЕОРГИЕМ. Например, новгородский архиепископ Геннадий в 1558 г. на вопрос патриарха Александрийского, кто изображён “на кони”, ответил: “Государь на кони”. Интересно, что на монетах, современных Ивану Грозному, в то время, когда тот был ещё ребёнком, всадник изображался тоже ребёнком, а когда Ивану исполнилось двадцать, у всадника “выросла” борода. Не означает ли всё это, что драконоборец на московском флаге и ныне (ведь нимба-то нет!) – это “царь на кони”? На некоторых монетах XIV-XV вв. писали “К-Н”, что значило – князь. Слово “князь”, (“конязь”) и действительно, вероятно, произошло от слова “конник”. Соединил образ всадника и святого Георгия ТОЛЬКО ПЁТР ВЕЛИКИЙ высочайшим указом Верховного тайного совета от 10 июля 1728 года.



полная версия страницы