Форум » ПРОИЗВЕДЕНИЯ ИАЕ » Лезвие Бритвы и мы » Ответить

Лезвие Бритвы и мы

М. Скиф: Лезвие Бритвы Ефремов по праву считал своей самой большой удачей - это исключительно многоярусно зашифрованное послание будущим поколениям СССР. [quote]"Лезвие бритвы" и по сие время считается высоколобыми критиками моей творческой неудачей... До сих пор издательства относятся к "Лезвию" с непобедимой осторожностью, и эта книга пока еще не стала пройденным этапом, как все остальные... ... Точно так же в "Часе Быка" люди еще не разобрались... А я уверен, что после "Часа Быка" появятся многочисленные произведения, спокойно, доброжелательно и мудро разбирающие бесчисленные препоны и задачи психологической переработки современных людей в истинных коммунистов...[/quote] Я нарочно обрываю цитату на очень важном месте - чтобы привести ее позже. Пока же, этот мастер интриги от науки, сказал в письме Дмитриевскому следующее: До Часа быка люди еще пока не дорасли, а уж до Лезвия - тем паче, но Лезвие гораздо серьезнее и глубже! Так о чем же Лезвие? О йоге? Об увлечении Ефремова ведами? - Ха 3 раза... Книга - о фашизме, его истоках и живучести, о его повсеместной распространенности. Книга эта - картинка к словам Фучика: "Люди! Будьте бдительны!" - фашизм не спит, он многолик и он как вирус - везде и в нас самих. И может прорасти - в любую минуту, в любой форме. Он хотел предупредить нас, потомков победителей фашизма, что фашизм может взять реванш над нами. Да, йога - серьёзная культура... Вот только йога - это еще и ассоциация с арийцами, место, где Гитлер искал истоки фашизма! Ферштейн, товарищи, почему для восточной мудрости выбран не Конфуций, не Китай с Монголией, Сибирью и Алтаем - что гораздо ближе и знакомо Ефремову?! Поэтому, относитесь с предельной осторожностью к лежащими на поверхности описаниями индийской культуры - истинный смысл гораздо глубже или совсем в другом, тем, что по соседству. Ефремов в книге четко говорит, что фашизм - самая архаичная, самая древняя форма государственности. Он не сгинул за много тысяч лет - не надейтесь, что он исчезнет после 1945-го. Определение фашизма Ефремов дает предельно краткое и ёмкое: [quote]… коренятся гибельные семена нетерпимости, мракобесия и тирании, то есть фашизма.[/quote] Я не хотел бы возращаться к делам давно минувших дней, но после прочтения дискуссии о красоте мне придется повторить этот эпитет в отношении наших заклятых друзей - и это мнение самого Ефремова, а еще, по видимому, придется поворошить угольки, за что аукнется... Не хотел, а придется... Итак, урок истории. 1-й. Идет обсуждение Гомонойи и Александра Македонского. Я, коварно, но бессознательно - ибо впитал и принял как свои собственные эти идеи более 30 лет назад, пересказываю вышеприведенные мысли Ефремова об истинном возрасте фашизма и его природе своими словами. И всё. Тайное стало явным. Поверхностно читавшие и формально верующие попались - я ведь не Ефремов, зачем думать над смыслом сказанного какого-то там очередного "чужака" - давай, ату! навались! А навалились фактически на своего Бога-Отца (бедные дети...), и получилась нетерпимость и фашизм. Строго по Ефремову. Я не стал тогда доводить всё это дело до полного обнажения королей - очень надеялся, что хоть кто-то задумается, сделает выводы... увы... Регресс прогрессирует - Урок истории 2-й. Человек, ничтоже сумняшеся, сделал подарок - от души, от чистого сердца... Ну пусть он оказался не такой идеальный, как надо для настоящего пыонэра - имеет свое мнение, отличное от мнения партии. Остановитесь, скажите прямо: мы так не думаем, но ты парень явно хороший - давай возьмем тайм-аут... Но увы, фашисты не ходят пятками по лезвию ножа, они используют Лезвие для гильотин... наши друзья, почему-то тоже. Да, и я более склонен к натурализму в искусстве, но ведь товарищ говорил вещи Ефремовские, о поиске, о толерантности! Его припирали поверхностными цитатами, а он их крыл глубинным смыслом - из Лезвия бритвы!!! Так что же на самом деле думал Ефремов об искусстве помимо натурализма? [quote]Скажу больше. Обращали ли вы внимание, в каких позах животные - собаки, лошади, кошки - становятся особенно красивы? В моменты высшей алертности, когда животное высоко приподнимается на передних ногах, настораживает уши, напрягает мускулы. Почему? Потому, что в такие моменты наиболее резко выступают признаки активной энергии тела! … Итак, тугая пружина энергии, скрученная нелегкими условиями жизни, в живом теле человека воспринимается нами как прекрасное, привлекает… [/quote] Разве картина Матисса не об этом?! Да, сложна для восприятия, да слишком схематична... Практически никто не знает, что для этих картин требуется определенный дизайн комнаты... Но тем не менее, вот он, момент истины - слова Ефремова о природе красоты, и реальная картина. Пусть не во всем она хороша, но ведь ефремовский посыл про алертность присутсвует! Ну что стоит сделать правильные выводы - нет же, опять огульная травля. Интересно, они и детей такими методами воспитывают?! Итак, обещанный финал цитаты: [quote]...доброжелательно и мудро разбирающие бесчисленные препоны и задачи психологической переработки современных людей в истинных коммунистов, для которых ответственность за ближнего и дальнего и забота о нем - задача жизни и все остальное, АБСОЛЮТНО ВСЕ - второстепенно, низшего порядка. Это и есть тот опорный столб духовного воспитания, без которого не будет коммунизма! [/quote] Вот это и есть - Искусство. Забота о дальнем. Cпокойно, доброжелательно и мудро. О чем нам и сказал в финале романа Ефремов. Вот оно, завещание мастера своим последователям из ТОППЕ, смысл всего романа и итог всего творчества Ефремова, его послание по Великому Кольцу: [quote]Создать институт обмена безумными, как выражаются физики, идеями. Новыми предвидениями на грани вероятного, научными фантазиями и недоказанными гипотезами. Так, чтобы здесь встречались, черпая друг у друга вдохновение, самые различные отрасли науки, писатели - популяризаторы и фантасты. И, уж конечно, молодежь! Только отнюдь не любители сенсационных столкновений и пустопорожних дискуссий, отдающие дань модному увлечению. Чтоб не было никаких научных ристалищ и боя быков! Товарищеская поддержка или умная критика... словом, не изничтожение научных врагов, а вдохновенное совместное искание. Вот для такого института, клуба, центра - называй его как хочешь! - цель ясна, и только не надо ее путать ни с чем другим, и годится это прекрасное здание. И я буду биться за создание такого института[/quote] Вот он путь по Лезвию. Его поняли Беляков и Ко, те, кто _наполовину_ согласен с Ефремовым. А вот те, кто согласен с Ефремовым на все 100 - не поняли ни-фи-га... -------------------- Если АК сподобится это прочесть, то уведомляю, что он имеет от меня вечную индульгенцию. Но только он. Но имеет - за сайт, посвященный Ефремову, реальное дело, которое превыше всего. Поэтому пусть поверит - я не поругаться хочу, а обращаю внимание на опухоль, которая как гангрена растет. И не красит Нооген. Если бы я не желал им добра, то промолчал бы - типа, подыхайте с миром...

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 All

Эуг Белл: http://agora.len.su/viewtopic.php?f=54&t=1173

Андрей М.: (перенесено из раздела "Общение с А.Козловичем" - Е.А.) Андрей, я обещал Вам ответить, перечитав роман. Я вымараю с форума Fabulae известные Вам слова о заблуждениях в романе. Индо-тибетские главы безусловно достойны осмысления. Хотел бы высказать Вам (а также Евгению А. с сыном) свои замечания. Они будут критическими, но не отвергающими всё огулом как в прошлый раз.

Андрей Козлович: Очень рад Андрей. Охотно выслушаю Ваши замечания. Нодеюсь на интересную и продуктивную дискуссию.

Андрей М.: Давайте поговорим спокойно. Я попытаюсь ставить как можно меньше восклицательных знаков. И малыми дозами, чтобы иметь возможность выслушивать ответы. Индия некогда тоже стала моим увлечением. Я тогда только-только отслужил в армии, учился на физфаке и в голове у меня постоянно шумело. Я был преисполнен эротизмом: элементарно не знал, куда деваться. Я говорю не из самолюбования, вы сейчас поймёте. Сначала увлечение Индией выливалось в интерес к шиваизму: моим любимым чтением была поэма "Рождение Кумары" Калидасы в соответствующем томе "Библиотеки всемирной литературы", и в это же время мы с сокурсниками зачитывались "Лезвием бритвы". Затем на смену индуистским предпочтениям пришёл стойкий научный интерес к буддизму, сохранившийся во мне до сих пор. Итак, в интересе к Индии и её культуре мы с Вами схожи с Ефремовым. Но различие не столь полно: при всей своей любви к Индии Ефремов недоволен Индией. Знаете, есть такой фильм "Апассионата" про Ленина. Один знаменитый отрывок из него нет-нет да и покажут по телевизору: Ленин говорит Дзержинскому сакраментальные слова: "Нечеловеческая музыка! Не верится, что человек может такое создать". И тут же: люди-то несовершенны! Вот бы этих людей взять, да... Мы, дескать, большевики, для того и существуем, чтобы научить людей уму-разуму". "Вам, индийцам, - говорит Гирин в канце романа на конференции, - больше повезло, чем христианам-европейцам. Ваши мудрецы удалялись для размышлений в прохладные леся и особенно в чудесный мир Гималайских гор... Вы, индийцы, тысячелетия тому назад открыли правильный путь к совершенствованию человека путём тщательного развития и умножения его телесных и психических сил... Но разве вы употребили это знание для умножения счастья и красоты?.. Вот и случилось, что открытия, сделанные лучшими умами Индии, оказались под спудом религиозных суеверий, никчёмной обрядности... Вы называете это освобождением. С нашей точки зрения, это большое несчастье... Я был бы рад, если бы вы увидели за моими несовершенными формулировками, что из материализма вместе с глубоким познанием природы вырастает и новая мораль, новая этика и эстетика, более совершенная потому, что её принципы покоятся на научном изучении законов развития человека и общества, на исследовании неизбежных исторических изменений жизни и психик, на познании необходимости общественного долга..." Всё это рассуждение, а равно и вырванные из памяти персонажа воспоминания о прапрошлом человечества (немного ранее в четвёртой части), несмотря на то, что дело происходит где-то в середине XX века, как бы ни были наукообразным в своё время, сейчас, в XXI веке, должны быть признаны покоящимися на горстке мифов. Об этих мифах я и хотел бы сказать прежде всего. Проблема знания - это проблема представления знания. Наше знание представляется нашим научным языком. Иными словами, мы не можем что-то знать, если мы не можем об этом сказать. Язык современных знаний о человеке был создан в середине девятнадцатого века. Таким образом, живя уже в веке XXI, мы пользуемся научным языком 150-летней давности. Такое положение способствует лишь пересказыванию старых сказок. Одна из этих сказок суть происхождение человека из обезьян путём естественного отбора - через бесконечное накопление человеческих признаков. Другая сказка - что это труд создал таким образом человека. Опираясь на эти две сказки, вполне логично сделать заключение, будто созидательный труд имманентен природе человека. Тогда тот, кто не хочет трудиться на благо общества, - психически больной, нуждающийся в лечении. "Нормальная, "благородная" (или "арийская" в устах Ефремова - А. М.) психика всегда будет избирать и чувствовать тот верный путь, необходимый в обществе высшего типа - коммунистическом... Работать, но так, чтобы не забывать о всех других своих обязанностях как гражданина, воспитателя детей и самого себя". А если это не так, если человека создал никакой не труд, и вообще всё было не так, как нам рассказывает генетическая память Селезнёва? Перед тем как прерваться, я хочу показать, что это как раз не так. Сам Дарвин, один из создателей теории естественного отбора, по единодушному мнению популяризаторов, был очень честным человеком. В некогда бытовавшей на нашем телевиденье передаче "Естественный отбор" ведущий даже выразился в том смысле, что будь изобретена единица честности, её смело можно было бы назвать 1 Дарвин. Так вот, свою теорию, которую его соратники-учёные, в том числе другие творцы нового учения и создатели нового, современного языка науки о человеке, считали мёртворождённой, сам Дарвин считал также по меньшей мере недоношенной. Именно поэтому, написав труд о происхождении (животных!) видов путём естественного отбора, он не стал распространять эту теорию на происхожджение человека, а замолчал на двенадцать лет. Тем не менее, язык новой науки был создан и совершил революцию в мышлении. Но даром это не прошло. В эти двенадцать лет новорождённая наука о человеке начала полнить наукообразными мифами. Например, всем известное положение о неизбежности овладения огнём. Ну да, человеку огонь нужен. Но животному огонь не нужен. Зачем последнее животное, ископаемый гминид, наш первый предок, станет зажигать огонь? Ни за что не станет. Огонь имеет свойство загораться сам, и тогда делается страшен. Вероятно, именно Поршнев увидел очевидный выход из этой дилеммы: животному действительно кое-что от огня нужно: чтобы он погас. В этом Поршнёв видит смысл огненной революции: на путь к вочеловечиванию становится животное, научившееся тушить огонь. А труд? Допустим, человеку труд нужен. Но животный предок, ископаемый гоминид, ради чего станет, простите за вульгарное энгельсовское слово, трудиться? Не станет ни за что. Тут, правда, нужно внести ясность. В советской антропологической науке учение Энгельса о том, что труд создал человека, нашло подкрепление в так называемой антропологической триаде: рука, прямохождение, объём мозга. Чем правильнее прямохождение, чем развитее рука и больше объём мозга, тем больше ископаемые останки принадлежат человеку и тем менее обезьяне. Тем самым произошло полное утверждение второй части теории Дарвина о происхождении человека тоже путём естественного отбора через бесконечное накопление человеческих признаков. Дарвин, повторяю, написал книгу о человеке спустя двенадцать лет молчания и наблюдения за успехами антропологии - а вернее за неуспехом её найти "переходное звено" - объявить, что вот до этого точного момента была ещё обезьяна, а после - уже несомненно человек. Преходное звено обнаружено не было, поэтому пришлось признать бесконечное накопление признаков. Написав эту книгу, больше Дарвин к этим проблемам не возвращался. Он отнюдь не был удовлетворён. Изучив экологию ископаемых гоминид, палеопсихологию и психологию высшей нервной деятельности, Поршнев сделал вывод: для появления человека существовал очень веский набор во-первых, экологических, а во-вторых, нейрофизиологических предпосылок. Никакой потребности в труде, ни в совместной деятельности наподобие охоты, у ископаемых гоминид не существовало. Дело было совсем в другом. Разумеется, Борис Фёдорович Поршнев, лауреат Сталинской премии за книгу о классовой борьбе во Франции накануне Фронды, учёный, приобретший пусть и преувеличенную репутацию человека, которому известно всё о XVII веке, не имел другого научного языка для выражения своих революционных взглядов, как язык теории естественного отбора и язык исторического материализма. Но уж из этих языков он выжал всё! Ими-то он владел мастерски! Его книга "О начале человеческой истории" даёт пример виртуозного владения обоими языками, такого владения, которое и впрямь способно привести к рождению нового знания. Ну и полюс, разумеется, собственные полевые исследования. И не отказываясь формально от положения Энгелься "Труд сделал человека", Поршнев так его переосмысливает, что от него фактически ничего не остаётся. Итак, надежда на приведение всего человечества к идеалу созидательного труда на благо общества, о котором так долго говорили большевики, оказывается ни на чём не основанной. Человека создало нечто совершенное иное, чем необходимость трудиться. Антропологическая триада, как и упование на то, что у истории есть законы, которые только требовалось открыть, оборачиваются всего лишь местным национальным мифом, рождённым в индустриальную эпоху существования европейского человечества. Классики марксизма, а вместе с ними и Ефремов, считали, что индустриальная эпоха - последняя историческая эпоха. То, что после индустриальной эпохи наступит какая-то другая, классики марксизма, разумеется, чувствовали. Но в их время, до нескольких последних научно-технических революций, не было никакой возможности охарактеризовать эту следующую эпоху хотя бы бегло. Классики назвали её Царством свободы, и вывели за рамки собственно человеческой истории, хотя и объявили, что это уже будет "настоящая история". А наступила всего лишь постиндустриальная эпоха - информационная, даже не космическая. В чём её основное отличие от индустриальной? Она не предполагает всеобщий производящий труд и связанный с производящим трудом обмен. Она, наоборот, предполагает информационный обмен. Это нечто коренным образом иное: информационный обмен таков, что когда один участник обмена что-то приобретает, другой участник обмена в то же самое время того же не утрачивает. Законы и нравы индустриальной эпохи и связанного с ней обмена утрачивают последнюю иллюзию всеобщности. Я, кажется, всё же перебрал на этот раз. Хочу знать Ваше мнение, а также Евгения А. и его сына. С признательностью, А.

Эуг Белл: Человека создал не репродуктивный механический труд, а творчество, познание. Для меня эти вещи очевидны. Человек произошел от "обезьяны" (гоминида). Дарвин совершенно прав. Раньше считали, что это очень оскорбительно - происходить от обезьяноподобного предка. В особенности это было неприятно осознавать в Англии с ее кастовыми предрассудками (где жил Дарвин). В наше время - все это смотрится иначе. Вот, например, носачи, - такие славные обезьянки. Некоторые исследователи считают, что человек произошел от обезьяноподобных предков, живших на берегу моря, реки или озера. Носачи - как раз такие обезьяны, живущие у воды, поэтому у них такие длинные носы (чтобы удобнее было нырять), и потому-то они так на нас похожи. ------------- Я не надеюсь на то, что "репродуктивный труд" заложен в самой сущности человека и ПОЭТОМУ возможен коммунизм. Я не коммунист и не верю в утопии. Будущее будет существенно иным, нежели представлялось в 19 веке и даже в 20-м. В будущем у человека будет очень много свободного времени и он вынужден будет ограничивать себя в потреблении. Лозунг будущего:"Главное богатство - свободное время". Я утверждаю это на основе очень долгих размышлений и подсчетов. И все дело в том, на ЧТО человек будет тратить это время. Я надеюсь, у него достанет мудрости и образовательного уровня, чтобы заниматься познанием и творчеством. Как раз именно это составляет, по моему убеждению, сущность человека. В связи с тем, что Вы услышали, не появилось ли у Вас желания переформулировать вопросы?

Андрей М.: Человека создало не творчество и не познание. Человека создало то, что и всех остальных - необходимость выживания как вида в некоторых очень специфических услових существования, наступивших в некоторое определённое время на Земле. А насчёт Вашей картинки с комментарием. "Носы - чтобы удобнее было нырять". Позвольте, чтобы Вас не задеть, покритиковать третье лицо - Конрада Лоренца. В своей известной книге "Агрессия (Так называнемое зло)" он пишет, что перед кошками изначально стояла задача ловить мышей, поэтому кошка в процессе эволюции отрастила себе когти. Или вот ещё. Озвучивая одну американскую передачу про черепах, Николай Дроздов своим столь любимым всеми нами голосом говорил следующее. Черепахе надо было чем-то приманивать рыб, чтобы поедать их, и вот черепаха изобрела особый усик под язычком, который рыб и приманивает. Американские авторы текста, очевидно, совершенно серьёзно имели в виду это "изобрела". У черепахи мозги с горошину, а она взяла да изобрела. Мало того! Изобретя, она ещё и произвела - очевидно, усилием воли. Это, конечно, абсурд. Не нос у обезьян, чтобы удобнее нырять. Точка зрения должна быть прямо обратной: удобно нырять, оттого что есть такой нос. Потому и живут они у рек. Обобщённый взгляд современной науки таков: ничто в пироде не служит первоначально какой-либо цели. Животное может только приспособить для жизни то, что ему дала природа. А может и не приспосабливать, если в том нет нужды. И потом, я, кажется, не формулировал никаких вопросов. Они Ефремовские, и разговор этот начался не здесь. Я на эти вопросы отвечаю, поскольку, по моему мнению, ответы мне известны.

arjan: Уважаемый Андрей, меня тоже смущает ирония Гирина-Ефремова к индо-тибетским аскетам, но не забудем о его восхищении высшими ступенями йоги и лично - Рерихами, о чем нельзя было писать открыто, но что И.А. иносказательно поднял до апогея в Часе Быка... Вот Вы нам не поведали о своем переходе между концессиями, но логично-ли "изменив" одной - смущаться иронии к прежней? А у Ефремова еще и обострилась болезнь, по которой он имел группу инвалидности уже 15 лет... И я вижу в его максимализме последних лет - жажду успеть донести, расшевелить инфернальных современников! И стоит-ли сбрасывать с коробля современности И.А. за його-материализм, если здесь идет речь об архи-материалистском происхождении человека (а стало быть - и его сверхспособностей)? Но отрицая прану, оджас и т.п., мы не заполняем их "свято-место" ничем, кроме "сущностей сверх меры", нарушая все тот-же принцип Оккама...

Андрей М.: Евгений, я перед Вами виноват. Обещаю ни слова больше не сказать никому о Ефремове, кроме как в нашей с Вами дискуссии. Но Вы и сами частично виноваты: пригласили меня на форум "Миры Ивана Ефремова", я выдал первое сообщение, а Вы и пропали. Я, честно говоря, ждал ответа от Вас или от Андрея Козловича. И ещё одно приводит меня в смущение. Вы дали уже четыре ссылки. Но мне не хотелось бы ходить на разные форумы и там выступать. Вы ведь и сами, как мне кажется, выбираетесь в Интернет лишь по ночам, я тоже элементарно не хочу подсесть, а ведь к этому имеются все предпосылки. Так что прошу меня всё же пожалеть. Итак, что же мне делать? Прежде всего, продолжать ли мне выступать в "Мирах", либо на Фабуле, либо вообще прекратить? Или Вы сами будете знакомить с моими взглядами заинтересованных, как, например, again (кастати, как она? По вкусу ли ей то, что я ей посоветовал?)? Как бы то ни было, хочу хоть здесь выложить вторую часть своего суждения по второму тому "Лезвия бритвы"; это суждение касается, если так можно вырзиться, женского вопроса (дальше скажу, как я справляюсь с "трудностью двух конфессий" - для меня здесь нет никакой трудности - Вы поймёте, почему). Скажу сразу, один я высказываться по этому вопросу не могу. Моё мнение неизбежно будет односторонним. Когда я впервые читал ЛБ, я принадлежал к младшему поколению своего времени; теперь мы с Вами принадлежим к среднему. Оно будет односторонним также и потому, что наше поколение было не то, что теперь молодое поколение. Итак, сейчас моё мнение будет, я бы сказал, вполне рассудочным. МОё юношеский эротизм претерпел изменения в нужную сторону; я, как говаривал Райкин, был горячим, да потух, хотя дым ещё идёт иногда. Поэтому моё мнение будет нуждаться в подтверждении, в опровержении или в коррекции со стороны молодого поколения - Вашего сына, если Вы не будете против. Только совместными усилиями мы могли бы увидеть женский вопрос по-ефремовски в правильном свете. Итак, я начну. Прежде всего скажу, как Вы, вероятно, уже привыкли, что ефремовское описание и решение женского вопроса ложное. Я даже не стану задаваться вопросом, имеют ли выписанные Ефремовфым страсти, снедающие Даярама, какое-то основание в эмоциальной и нравственной сфере молодых индусов. Пусть его. Казались ли муки Даярама правдивыми мне в то время, я уже не помню. Несомненно, вопросы нравственности в отношениях с женщиной меня и моих товарищей тогда волновали. Но вот сейчас, с позиций рассудка, мне кажется, что мои треволнения были ложными, поскольку основывались на метафизике. Это выражение Шопенгауэра. Этика, учил он, не должна основываться на метафизике, то есть на отвлечённых, притянутых с неба принципах. Таким принципом, широко заявляемым, в наше время был моральный кодекс строителя коммунизма. Падшая женщина - одно из понятий этого кодекса. Женщина способна пасть, и такая женщина подлежит сначала осуждению, а потом перевоспитанию. Понятие падшей женщины пришло из викторианской эпохи, когда такого рода женщины действительно относились к низам общества. Однако в то время, когда Ефремов писал свои книги, на Западе произошла сексуальная революция. Она только так называется: сексуальная. Суть же этой революции совсем в другом: в протесте молодёжи против нестерпимой буржуазности собственных отцов. Почему буржуазность связана именно с проблемой сексуальности, я хочу показать на одном примере из собственного эмоционального опыта. Как-то я изучал в библиотеке многотомный труд "история эротического искусства" - в смысле история живописи эротического содержания. И вот мне на глаза попался рисунок. Джентльмен со своей супругой по выходе, вероятно, из театра, завернули в проезд между двумя зданиями: даме понадобилось поправить подвязку на чулочке. Она этим и занялась. В это время её муж, в шубе, в цилиндре, заслонил её от взглядов с улицы, да ещё сам обернул в сторону улицы лицо. Вид этого лици, тревожного и нетерпеливого, меня и поразил, и насмешил, а точнее сказать, вызвал презрение. Картинка изображала буржуазность во всей красе, и эта буржуазность таила какой-то порок. Я, правда, тут же вспомнил, что эта викторианская буржуазность уже уничтожена по всему миру, лишь в нашем советском обществе получила стойкое инобытие. Мы не боролись у нас дома с буржуазностью. Но с моральным кодексом строителей коммунизма мы распрощались столь же бесповоротно. До сих пор помню, как после первых показов кинофильма "Маленькая Вера" телевиденье брало интервью на улице у советских старушек, и те кричали в голос, что никто эту женщину замуж не возьмёт. (Между прочим, неплохой фильм сам по себе: четверостишие "Беззащитный человек/ Утопает в море;/ Хоть улыбка на лице,/ А какое горе!" считаю очень хорошими стихами.) Но время идёт дальше; я не знаю, произошла ли сексуальная революция в нашей стране, но отношения между полами со времён Ефремова изменились точно. Молодёжь не комплексует: появилась поведенческая мода вызывающе целоваться на людях, и лично я считаю это самой прекрасной модой. Не такова ли была мода в эпоху строительства древних индуистских храмов и ваяния откровенных скульптурных сцен? Я всё же считаю, что духовные метания Даярама вызваны несвойственными древним индусам эмоциями. Не принадлежат ли они всецело писателю Ефремову? Так доктор Фрейд был обуреваем комплексом отцеубийства, и чтобы частично снять с себя вину, приписал этот комплекс всему мужскому человечеству. И ведь старнное дело! Даже такие столпы психоанализа, боровшиеся впоследствии с влиянием Фрейда, как Фромм, не заметили, что разрушив один викторианский миф - миф о полном отсутствии сексуальности у детей - Фрейд восстановил во всей красе другой викторианский миф - миф о матери как человеке, который единственный любит тебя лишь за то, что ты есть. Сам в себе Ефремов борется со взглядом на доступную красоту как на падшую. Победе в этой борьбе отнюдь не способствует ефремовский образ матери, которая будто бы только одна, без помощи мужа воспитать мужчину. Евгений, где в ЛБ говорится об отце? А если говорится о супружеской жизни, то берётся крайний и непонятый случай найяров, пользующейся полной свободой. Это, безусловно, можно только приветствовать в духе нынешней политкорректности, но проинтерпретировано писателем неверно: "Мучительная и, казалось, неизбежная связь сексуальной жизни и экономики уничтожена легко и просто". Она не уничтожена, найяры просто не прошли все те стадии, которые прошло остальное человечество. Оно преодолело эту связь, а не найяры. При виде нашей молодёжи я, можно сказать, испытываю чувство глубокого удовлетворения. Не стоит вгонять нашу молодёжь в дебри ложнонравственного поиска. Молодым и так быть очень нелегко, пусть уж наши молодые люди будут, что называется, нормальными пацанами и реальными подругами. А мне будет приятно наблюдать их непринуждённую нравственность. Что бы ответил на это Ваш сын? Зато полностью лишён у Ефремова нравственности другой аспект индийской жизни: йога. Лишён нравственноти, поскольку лишён религиозности, выхолощен до простых физических упражнений. Конечно, хатха-йога - это система дыхания по преимуществу. Материалист Ефремов настаивает, что только это, да ещё немыслимые упражнения, в хатха-йоге и есть главное. Ефремову очень этого хочется. Но всё это не есть главное в глазах индуса как носителя культуры йоги. Я уважаю православие и ценю буддизм. Я могу стоять на позиции буддизма и на позиции православья В ОДНО И ТО ЖЕ ВРЕМЯ, и тем не менее у меня в мозгу эти две позиции НИКОГДА НЕ СМЕШАЮТСЯ. То, что Запад есть Запад, а Восток есть Восток, и вместе им не сойтись, - истина избитая, но отнюдь не тривиальная. Их принципиальную несходимость можно легко доказать строго. Если я это понимаю, я могу ценить и православие, и буддизм, но попытки привести их к какому-то синтезу в моих глазах смешны. Да воцерковленный в православье или буддизме, исламе и проч. человек не станет предпринимать таких попыток. Только человек, считающий себя материалистом. Да и то не всякий, а ефремов. Я тоже материалист. Но не мной придумана йога; я имею право взять из хатха-йоги одно дыхание и физические упражнения, но с какой стати я ещё буду призывать природных индийских йогов отбросить саму философию йоги? Для Ефремова философия йоги - ничто. А для меня, который немножко разбирается в индийской культуре, любит её и не испытывает к ней презренья, ничто как раз другое - йогическая практика дыхания и упражнения без хотя бы зачатков йогического мировоззрения. В чём же заключается йогическое мировоззрение? Для этого надо вспомнить, как слово "йога" переводится на русский язык. Не как оно толкуется текстом размером со страничку, а как переводится одним словом. Но довольно. Жду ответа.

arjan: Боже мой, Андрей, откуда такой всплеск эмоций? Прошу вас, товарищи, бросать эти пикировки с носами, и вообще - обезъяний вопрос: творческий труд или романтическая лень "вывели нас в люди" - труд и лень остаются границами нашего мироощущения; а хочется выйти за них, пересобрать "кубик" нашей психики - кто как умеет... Восточные практики требуют до начала подобных диспутов - "ментальное молчание" или "успокоение ума"... а мы начинаем с неутоленных страстей, и это не по-йожески! Андрей, иллюзия ложного целомудрия у героев Лезвия - почти полностью снята в Часе Быка, и Вир Норин имеет "нормальный", почти "сегодняшний" секс с тормасянкой! Что меня, имхо, даже разочаровывает, а коллега Евгений домыслил это "почти" версией котиуса Д.Ветра и В.Конг - с телепатией, и еще многим чего "за кадром" Ефремову была знакома Кама-Сутра, он открыто восторгался ею, и умиляться (на ее фоне) нашими укуренными тинейджерами - без минимальной (не говоря о тантрической) сексуальной культуры, я бы не спешил... На эти (и еще более уникальные ) темы уже несколько лет идут поразительные разговоры на форуме РилЙоги В.С.Бойко, и я подберу ссылки для Вас и эрф-ромовцев! Но системный метод Е.Белякова мне кажется не менее ярким, и он дополняет некоторые пробелы в философских спорах у Бойко, отнюдь не претендуя на конечную истинность, имхо... Вы еще сетуете, что я дал слишком много ссылок и утомляю их чехардой?) Знаю, они охотнее читаются - будучи выловленными лично, в азарте поиска?) Но, как бывает на Рилйоге, так и сейчас здесь, - часть реплик говорит о невнимательном чтении форума, например здесь: http://mirefremova.borda.ru/?1-7-0-00000006-000-0-0 И давайте общаться на ефремовские темы преимущественно тут, ибо на Фабуле (кроме А.Кроткова и Мастера Ли, Вашего коллеги) почти нет реальных партнеров, увы... Надеюсь, Евгений Беляков представит Вам и остальных ефремовцев, ибо знает их много больше меня, а Ваше появление здесь - оживляет и углубляет дискуссию, так что не обижайтесь на нас!!! И последнее. Вы прочли две ссылки, рекомендованные в теме на Фабуле? Автор последней - С.Б. Переслегин, тоже Ваш коллега, физик-ядерщик, и его концепция подобна Вашей, но не отрицает ефремовскую... Чем это объясните?

Эуг Белл: Я тоже не заметил особенной проблемности в представленных Вами, Андрей М., вопросах эволюции. Т.е. нет ничего, с чем я был бы не согласен. В действительности возникла путаница почти терминологическая. Конечно, Эволюция не ставит перед собой цели в таком прямом смысле. Вы могли бы привести также высказывание Вольтера о свиньях, которые созданы, чтобы мы их ели. Однако, в некотором смысле и тут смеяться нечему: в действительности именно так оно и обстоит. Человек создал с помощью искуственного отбора именно существующие породы свиней, чтобы их есть. Аналогично и все остальное. Использование словосочетаний типа "жираф создал себе шею" нужно понимать метафорически: в процессе отбора отобрались именно такие шеи, т.к. ими было удобно доставать фрукты с высоких веток (условно). "Творческий" характер естественного отбора действительно удивляет. Возникает тупиковый вопрос: как стохастика может привести к творчеству, к развитию? Если мы уроним часы, произойдет стохастический процесс: часы сломаются. В наших небольших диапазонах времени стохастика приводит только к ухудшению (и это зафиксировано в термодинамике, 2-й принцип). Поэтому нас эволюция удивляет. Для нас непостижимыми является взаимодействие (пересечение) двух стохастических "слоев": мутаций генов и стохастики среды обитания. Оказывается, в многотысячелетних диапазонах эти два "слоя" взаимодействуют наподобие диалектического отрицания отрицания (обобщающего соответствующий закон формальной логики), что дает закономерность и ЭВОЛЮЦИОННОЕ ТВОРЧЕСТВО. По сути дела спор (не наш, а в мире) именно в этом: способна ли так называемая материя на творчество, способна ли Эволюция на творчество БЕЗ вмешательства Бога. А что касается происхождения человека, то Вы правильно сказали, что "причина" этого во внешней среде. Но внешняя среда дает своего рода ВОПРОС, а Эволюция (в т.ч. с помощью естественного отбора) дает ОТВЕТ. И то и другое воспринимайте комплексно. И то, и другое - ЕСТЬ. Вы говорили об одном, я - о другом; мы говорили о разных сторонах одного и того же. Вы дергали слона за хвост, я - ходил вокруг ног. Вы сказали, что данное явление - змея, я - что это 4 колонны. А это был слон. Поэтому пока проблемы не вижу. Человек возник как ОТВЕТ на "вызов", "вопрос", но этот ответ был именно такой: "творчество, мышление". Например, первое ОТКРЫТИЕ человека - прямохождение. Он открыл, что может очень быстро передвигаться на двух нижних конечностях. Со временем человек открыл, что с заостренной палкой он в гораздо большей безопасности, затем, что есть такая вещь как шалаш из веток и камней, что существует возможность сделать, а не подобрать каменное рубило... Мышление в те далекие времена было не такое, как теперь, но "открытия", творчество - были. И именно это было ответом Эволюции. Не потому у предка человека вырос нос, что он открыл, что такой нос ему нужен для завоевания водной среды, а потому у него вырос нос, что среда наступала и отобрались именно те предки, которые были "с носом" , остальные не дали потомства. У нас 2 Андрея, 2 Евгения. Пожалуйста, ставьте буквы, к кому вы обращаетесь! И побольше цитируйте! Тема о сексуальности и йоге - это различные темы. Было бы неплохо иметь 3 темы: эволюция, сексуальномть, йога. По-моему, обсуждение ефремовских тем удобнее всего здесь или на форуме "Ноогена" noogen.borda.ru

Эуг Белл: Андрей М. пишет: И потом, я, кажется, не формулировал никаких вопросов. Они Ефремовские, и разговор этот начался не здесь. Я на эти вопросы отвечаю, поскольку, по моему мнению, ответы мне известны. Я под вопросами понимал "проблемные области". Если Вы считаете, что Вы уже имеете полные ответы на столь существенные вопросы, то Вам было бы логичнее завести тему "МОЕ УЧЕНИЕ".

Андрей М.: Я имею ответы, поскольку обладаю мировоззрением. Это не моё учение, но у меня есть учителя. В частности, один мой учитель отучил меня пользоваться понятием "естественный отбор", как ничего в себе не несущем. Стоит это понять, и можно будет смело забыть и о "мутации генов" и о "стохастике среды обитания" как о столь же ничтожных понятиях. И уж тогда эволюция никого не удивит, как удивляет Вас, уважаемый Эуг Белл. Эволюция предстанет перед нами очень простым и неизбежным процессом. Кое-кто напомнил мне вчера о бритве Оккама - не Arjan ли? Так я возвращаю Вам призыв помнить о бритве: понятия "естественный отбор", "гены", "мутации", "энтропия" в своё время входили в состав очень мощного языка науки. Теперь они науку только тормозят. Верьте мне: всё проще и естественней. Эти положения я, разумеется, способен доказать строго.

Андрей М.: Эуг Белл пишет: Поэтому пока проблемы не вижу. Человек возник как ОТВЕТ на "вызов", "вопрос", но этот ответ был именно такой: "творчество, мышление". Например, первое ОТКРЫТИЕ человека - прямохождение. Он открыл, что может очень быстро передвигаться на двух нижних конечностях. Со временем человек открыл, что с заостренной палкой он в гораздо большей безопасности, затем, что есть такая вещь как шалаш из веток и камней, что существует возможность сделать, а не подобрать каменное рубило... Мышление в те далекие времена было не такое, как теперь, но "открытия", творчество - были. И именно это было ответом Эволюции. Всё-таки назову одного из своих учителей: Иван Павлов. Своих сотрудников, которых он ловил на выражениях вроде "Собака думает", "Собака хочет", Павлов нещадно штрафовал. Собака, согласно Павлову, никогда не думает и ничего не хочет. Эуг Белл пишет, что человек открыл прямохождение. Это нужно понимать так, что прямохождение открыла обезьяна, идущая по пути к человеку. Решительно, в Павловском духе, не могу согласиться с подобным языком: обезьяна неспособна ничего открыть. Не только у обезьян, но "в те далёкие времена" даже у наших непосредственных предков - ископаемых гоминид - никаких открвтий быть не могло: у них не было "открывающего" органа. Заявляю категорически: ни творчество, ни мышление не создали из обезьяны человека. Творить и мыслить готовый человек уже стал, да, но последние животные, археоантропы, не говоря уже о высших человекообразных приматах, ни творить, ни мыслить не были способны. Граждане, всё дело тут в нашем с вами языке. Наш человеческий язык годен только лишь для описания нашего же, человеческого поведения. Когда мы начинаем описывать им поведение животных, наука испаряется. Вместо науки рождаются казусы вроде "обезьяна открыла", "черепаха изобрела", "собака думает", "собака хочет". Убедительно прошу рассмотреть вышесказанное. Я давно отказался от такого языка и возвращаться к нему не желаю. Препираться на таком языке, значит попусту тратить время. Но мы потратим время отнюдь не зря, если мне удасться вас убедить, что проблема происхожения человека не может решаться с применением понятий, относящихся к человеческой деятельности. Это, между прочим, не отрицает даже официальная отечественная наука, сколь бы ни была она неповоротлива. В известном советском компендиуме "Становление человека" так и говорится: происхождение языка не есть проблема лингвистики; происхождение психики не есть проблема психологии, происхождение общества не есть проблема социологии. Причина, надеюсь, понятна: лингвистика описывает лишь готовые языки, психология готовую психику, а социология готовое человеческое общество как таковое. Граждане! Термины "творчество", "мышление", "открытие" применимы только к готовому человеку, его деятельности как повседневному поведению. Эти термины не применимы к проблеме происхождения человека. Генезис мышления нельзя описывать с применением термина "мышление", а генезис тврочества с применением термина "творчество". Ну а уж приписывать понятие "творчество" процессу эволюции (ЭВОЛЮЦИОННОЕ ТВОРЧЕСТВО у Эуг Белла) - всё равно что приписывать чисто человеческие свойства тем же генам, см. название книги Ричарда Докинза "Эгоистичный ген". Такой язык нетерпим в полемике, претендующей хоть на какую-то наукообразность. ************* Эуг Белл! Прочитал Вашу речь не предложенной мне выше страничке (спасибо Евгению!), тут я полностью Вас поддерживаю. Может я и впрямь не слишком хорошо знаю Ефремова, но Ваши высказывания как раз соответствуют моим чаяниям.

Эуг Белл: А. М.! Любой язык - условен. Сколько в нем метонимий, сравнений, аллюзий и т.п. Так Вы можете запретить говорить "ветер дует". Потому что у ветра нет рта. Или высказывание "фарфор и бронза на столе" покажется Вам абсурдным, поскольку общие понятия не могут лежпть на конкретных... ----- Мое предложение Вам совершенно серьезно: попробуйте ОБЪЯСНИТЬ причины, по которым Вы предлагаете отказаться от понятий "ген", "отбор" и т.д. Для этого нужна особая ТЕМА. Мне кажется, на первых порах, пока мы еще не поняли суть, надо отказаться от критики, отложить ее на потом. Если Вы хотите тихого спокойного разговора с небольшим числом людей, которые пытаются разобраться. то этот форум подходит. Можно перейти на "Нооген". но там сразу будут критиковать, разбираясь постепенно и в процессе споров. Зато там свой более широкий круг. По моему опыту: работать с ними можно. Решение за Вами. Благодарю за отзывы о каких-то моих работах, но о каких? Многие мои тексты находятся на моем сайте "Планетология" http://planetologija2005.narod.ru

Эуг Белл: А.М.! Существуют очень сильные аналогии между различными уровнями биосферы (и даже Мира в целом). примеру, если Вы возьмете небольшой камешек, свалившийся с крутого берега Коктебельской бухты, Вы увидите на нем в уменьшенном виде те же слои, что на обнажениях берега. Вы можете приподнять камень и поднести его к глазам. Тогда он практически сольется с фоном, расположенным гораздо дальше. Да, человек - всего лишь частица биосферы, но есть очень глубокие аналогии между этими двумя уровнями. Это и отражает язык, когда мы говорим "разум Эволюции", "творчество Эволюции" и т.п.

Андрей М.: Я имел в виду http://mirefremova.borda.ru/?1-7-0-00000006-000-0-0 А утверждение, что язык условен, - это, прошу прощенья, обман трудящихся классов. Почему именно обман и именно трудящихся классов? Да потому что такие настроения мешают нам сломать научную парадигму, ведь нынешняя научная парадигма стала тормозом наук о человеке и инструментом оболванивания самого человека. В своё время сначала Дарвином был создан язык современной биологии, затем Энгельсом язык диалектического материализма, и в оба эти языка понятие естественного отбора вошло на правах ключевого термина. Но ведь эти языки были созданы 150 лет назад и от этого одного уже и впрямь приобрели чудовищную степень условности. Наука о человеке и вообще происхождении и развитии всего живого уже сегодня способна вернуть себе математическую строгость. Эуг Белл! Наш разговор совершенно неожиданно принял характер дискуссии о языке. Евгений А. благородно старался нас примирить, но я всё-таки чувствую обязанность разрушить младенческое понимание языка. И как раз тут Ефремов идёт мне на помощь. Йога! Сколько раз в тексте книги Ефремов ставит рядом слова "йога" и "внушение"? Почти всегда. Полагаю, Евгений А. уж точно это заметил. Иными словами, именно язык является основным, если не единственным инструментом специальных практик и всех чудес (я даже не ставлю слово "чудеса" в кавычки, поскольку это подлинно чудеса), демонстрируемых йогами. Без самовнушения, то есть без языкового приказа самому себе, можно заниматься дыхательными упражнениями, физкультурными ипроч., но Ефремов, граждане, старался всё-таки дать понять читателям, что такие упражнения не составляют ещё йогу. Это великое значение языка открыл и описал Поршнев. При этом он разговаривал тем же языком, что и Гирин, товарищи, - языком психологии. "Что касается новейших успехов психологии речи, то вполне вывилась перспектива показать управляющую функцию второй сигнальной системы, человеческих речевых знаков как в низших психических функциях, в том числе и в работе органов чувств, в рецепции, в восприятии, так и в высших психических функциях и, наконец, в сфере действий, деятельности. Оправдан прогноз, что мало-помалу с дальнейшими успехами науки за скобкой не останется ничего из человеческой психики и почти ничего из физиологических процессов у человека". Последнне (управляющая функция речи по отношению к физиологическим процессам) не только на целом ряде случаев проанализировано современной наукой, но и в йоге, повторяю, обнаруживает способность, опираясь на механизмы второй сигнальной системы, сознательно управлять даже генетически наиболее древними физиологическими функциями организма, включая и те, которые находятся в ведении вегетативной нервной системы, то есть являются общими для человека и растений. "Человеческие слова способны опрокинуть то, что выработала "первая сигнальная система" - созданные высшей нервной деятельностью условно-рефлекторные связи и даже врождённые, наследственные, безусловные рефлексы. Она, как буря, может ворваться в, казалось бы, надёжные физиологические функции организма. Она может их смести, превратить в противоположные, разметать и перетасовать по-новому... Нет такого биологического инстинкта в человеке, нет такого первосигнального рефлекса, который не мог бы быть преобразован, отметён, замещён обратным через посредство второй сигнальной системы - речи". И вот тут Вы, Эуг Белл, меня, пожалуйста, послушайте. Анализ нейрофизиологических предпосылок становления речи у ближайших предков человека позволил Поршневу утверждать, что "слово" возникло в качестве инструмента никакого не познания, не называния, не коммуникации, не творчества, а инструмента принуждения. Сначала, правда, не себя, как это делают йоги. Но - другого. Слово было инструментом направленного вовне приказа, от выполнения которого невозможно было уклониться. Тут Поршнев и о пресловутом "труде" замечает: "Ключевым явлением человеческого труда выступает подчинение воли работающего как закону определённой сознательной цели. На языке современной психологии это может быть экстероинструкцией (командой) или аутоинструкцией (намерением, замыслом)". Я, разумеется, ещё не привёл здесь доказательства того, что это именно так. Будьте уверены, оно существует. Я ведь говорил, что некогда предковый вид был поставлен в очень специфические условия, требующие нетривиальных действий для выживания. Исходная биологическая ситуация, обусловившая выдвижение принуждения на передний план, была порождена дивергенцией этого предкового вида в сочетании с промискуитетом и адельфофагией. Но здесь не об этом. Всё дальнейшее развитие речевого общения состояло в освоении всё более сложных инструментов защиты от необходимости автоматически выполнять "команду", с одной стороны, и инструментов слома такой защиты. Имсенно в этом смысл борьбы за язык, которую я невольно здесь развязал. Ибо грамотный язык и сам становится инструментом борьбы.

Эуг Белл: Андрей М.! Во-первых, спасибо за прекрасную реплику. Во-вторых, я Поршнева читал и даже перечитывал и очень уважаю этого ученого. Вы можете иметь это в виду. Дальше, я с Вами согласен, что нужно стремиться к наибольшей четкости языка. К ясночти выражений и т.п. Л.Витгенштейн, кстати, сказал: "Все, что можно высказать, можно высказать просто, а о том, что нельзя высказать, о том следует молчать". Что касается новой "парадтигмы", то какие-то обновления всегда происходят... Но мне чудится, что коренной революции в науке еще не назрело. Об этом можно поговорить. Я чувствую, у Вас другая точка зрения...

Андрей Козлович: С Евгением у нас был большой спор, нужно ли менять научную парадигму. Я считаю, что нужно, Ефремов тоже так считал, о чём писал открытым текстом. Поэтому я и не считаю Ефремова материалистом. Суть новой парадигмы в объединении современного аналитического метода познания и интроспективным, характерным для йоги. Кроме того, Ефремов считал, что новая парадигма научно докажет реинкарнацию. Вот пост на эту тему который я на днях написал для «Ноогена». Ефремов считал, что в 2035-2040 г.г. полностью смениться научная парадигма, правда, в «Таис Афинской» получается «люфт» в 200 лет. Вот эта цитата: «Учение, возникшее в глубине прошлых веков из сочетания мудрости Крита и Индии, соединило веру в перевоплощение с отрицанием безысходности кругов жизни и судьбы. Великий принцип «все течет, изменяется и проходит», отраженный в имени великой критской богини Кибелы-Реи, натолкнулся на вопрос — будет ли возвращение к прежнему? — Да, будет всегда! — отвечали мудрецы Сирии и Пифагор — знаменитый ученик орфиков, пеласг с острова Самоса, который увел орфиков в сторону от древней мудрости, предавшись игре чисел и знаков под влиянием мудрецов Ур-Салима. — Не будет, — говорили философы староорфического толка. — Не Колесо, вечно совершающее круг за кругом, а Спираль — вот истинное течение изменяющихся вещей, и в этом спасение от Колеса. «Боги не создавали Вселенную, она произошла из естественных физических сил мира, — так учили орфики. — Космос — это прежде всего порядок. Из Хаоса, Хроноса (Времени) и Этера (пространство эфира) образовалось яйцо Вселенной. Яйцо стало расширяться, одна его половина образовала небо, другая — землю, а между ними возникла Биос — жизнь». Удовлетворяя потребности мыслящих людей своего времени, орфики не подозревали, конечно, что двадцать шесть веков спустя величайшие умы гигантски возросшего человечества примут подобную же концепцию происхождения Космоса, исключив лишь Землю из главенства во Вселенной». Двадцать шесть веков от времени Александра и Таис, вообще-то, получается XXIII век, а не XXI. Но эта цитата важна тем, что в ней чёрным по белому написано, что новая парадигма докажет научно концепцию реинкарнации – соединит «веру в перевоплощение с отрицанием безысходности кругов жизни и судьбы». Это единственное место у Ефремова, где он утверждает это прямо, открытым текстом. Суть спирально-ассиметричной парадигмы в том, что она биполярно соединит аналитический и интроспективный методы познания. Вот цитата из «Лезвия бритвы»: «Аналитическое исследование внешнего мира западной наукой можно сочетать с интравертированным синтезом йоги лишь диалектически. Вы знаете, что отдельные люди в прошлом и настоящем обладали подобным умением, но еще нет даже признаков распространения синтеза мудрости Запада и Востока. Мне известны предсказания, что Россия первой ступит на этот путь, неизбежный для высшего будущего познания, но пока еще не ступила». Первым в Европе и США необходимость синтеза аналитического и интроспективного метода познания начал пропагандировать Свами Вивекананда, прототип профессора Витаркананды в ЛБ. Затем его лекции обобщил Ромен Ролан во «Вселенском Еванглии от Вивекананды», я благодарен Евгению Белякову, что он обратил моё внимание на эту книгу. Суть интроспективного метода проста: наша жизнь «вечна или, во всяком случае, долговечна, как протянутая в будущее цепь сменяющих друг друга и нарождающихся вновь и вновь индивидов», это опять из ЛБ. Таким образом, в каждом из нас хранится колоссальнейший объём информации, возможно, равный всей Вселенной, поэтому, познание глубин собственного я не менее важно, чем познание Вселенной. «В капле воды отражается весь мир». Соответственно, познавая себя, мы можем узнать не только о себе, но и о мире, не меньше, чем, познавая Вселенную. Метод познания прост, то, что мы сегодня называем регрессивным гипнозом, или медитацией, только совершенствование этого метода бесконечно, как и аналитического, впрочем. Только сочетая и постоянно совершенствуя эти методы мы можем выйти на всё более глубокое познание Законов Прямого Луча как в этом мире, так и собственной душе, и соответственно, овладеть высшими способностями своего сознания – способностями Прямого Луча, ныне, по непонятной причине, спящими в нашей душе, и развить их. «Вир Норин говорил о победе над пространством и временем после раскрытия загадок предельных масс звезд, издавна известных ученым Ян-Ях, как и землянам: величин Чандрасекара и Шварцшильда, а главное, после исправления ошибки диаграммы Крускала, когда окончились представления об антимире как совершенно симметричном нашему миру. На деле между Тамасом и Шакти имеется асимметрия геликоидального сдвига, и взрыв квазаров не обязательно отражает коллапс звезд в Тамасе. Самым трудным было побороть представления о замкнутости вселенной в себе, в круге времени, замыкающемся на себя и вечно, бесконечно существующем. Математические формулировки, вроде преобразования Лоренца, не помогли, а только запутали вопрос, не давая мысли человека преодолеть все эти «замкнутые на себя» системы, сферы, круги времен, которые являлись лишь отражением хаоса инфернального опыта безвыходности. Лишь когда человек смог преодолеть инфернальные круги и понял, что нет замкнутости, а есть разворачивающийся в бесконечность геликоид, тогда он, по выражению индийского мудреца, раскрыл свои лебединые крылья поверх бурного бега времен над сапфирным озером вечности. — ...Тогда, и именно тогда мы овладели удивляющими вас психическими воздействиями и предвидениями, тогда пришли к изобретению Звездолета Прямого Луча, поняв анизотропную структуру вселенной. Звездолеты Прямого Луча идут по осям геликоидов, вместо того чтобы разматывать бесконечно длинный спиральный путь. И воображение ученого, основанное на логически-линейных методах изучения мира, подобно той же спирали, бесконечно наматывающейся на непреодолимую преграду Тамаса. Только в раннем возрасте, до кондиционирования человека системой устоявшихся взглядов, прорываются в нем способности Прямого Луча, ранее считавшиеся сверхъестественными: например, ясновидение, телеакцепция и телекинез, умение выбирать из возможных будущих то, которое совершится. Мы на Земле стараемся развить эти способности в возрасте, когда еще не кондиционирована величайшая сила организма — Кундалини, сила полового созревания». Это из ЧБ, то есть, по-русски, наш мир ассиметричен, в нём имеется геликоидальный сдвиг, именно он, помимо всего прочего и является причиной инферно, и возникновения манкуртов. Но есть законы стоящие выше законов данного геликоидального сдвига – законов Кармы, это – Законы Прямого Луча, и познав их в своей душе, и в этом мире мы можем решить проблему геликоидального сдвига вначале вокруг себя, а потом, может статься, и во всём этом мироздании, устранив проблему его инфернального уродства. Повторюсь, по Ефремову, наука придёт к пониманию этого, то ли через двадцать, то ли через двести лет. Уменьшение «люфта», наверное, зависит и от нас с вами.

Эуг Белл: Андрей Козлович пишет: Двадцать шесть веков от времени Александра и Таис, вообще-то, получается XXIII век, а не XXI. Анлрей! Не от Таис, а от тех орфиков, которые это придумали: тут "люфта" никакого нет. Подобная концепция происхождения Космоса УЖЕ ЕСТЬ, это "Большой Взрыв".

Андрей М.: Эуг Белл пишет: Но мне чудится, что коренной революции в науке еще не назрело. Об этом можно поговорить. Я чувствую, у Вас другая точка зрения... Не то, чтобы, дорогой Эуг Белл, у меня была другая точка зрения... Назрела революция в науке или не назрела, решать, к сожалению, не нам с Вами, а самой науке. А она дама неповоротливая. Но это не значит, что людям, как, допустим, ваш покорнейший слуга, следует надлюдать молча. В своё время вопили и упоминаемый Вами Вольтер, и Поршнев, и я сегодня немножо пытаюсь.



полная версия страницы