Форум » ЗВЁЗДОЧКИ ПАМЯТИ » ЖЕЛЕЗНАЯ ЗВЕЗДА » Ответить

ЖЕЛЕЗНАЯ ЗВЕЗДА

Трак Тор: "- Да, это железная звезда, - медленно сказал он, - ужас астролетчиков!" (гл.1 ТуА) Она притягивает всякого, кто оказывается в её поле. Мы в нём с детства. Эуг Белл в своей теме сборника назвал её Советская МАТРИЦА ("В детстве у меня были любимые книжки... "Буратино"... ). arjan назвал свою тему "Пародии на тиранов и тиранию" (далее там "Радиоприем и глушение", агитплакаты, идеологические игрушки и т.п.). Хватит ли анамезона, чтобы вырваться из Матрицы и улететь от тиранов? :)

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Эуг Белл: Есть "внутренняя нация", а всякие там Сталины и Берии, Троцкие и т.д. - это все сор, все пуговицы... Вопрос состоит в том, сохранилась ли она до сего дня...

arjan: Белых:

arjan: "Папина Победа" (во многих смыслах) - карикатура 50х годов, напечатанная в "Крокодиле", когда победа в ВОВ ещё не была священной коровой: Взято отсюда. Начать тему сподвиг недавний очерк в ЖЖ брянца Андрея Бертыша, давнего друга нашей семьи - вольнодумца-хиппи, поэта, а ныне программиста, успевшего познать нашу психиатирию в канун Перестройки.

arjan: Чисто Оруэлл...

Эуг Белл: Скульптурка по мотивам Белоусовой и Протопопова. В свое время мне очень нравилась эта пара, потом они эмигрировали и стали "изгоями"... Я ходил обычно на соревнования по фигурному катанию (еще в школе учился), и однажды в перерыве на разминке, Протопопов катал свою партнершу в ласточке по льду: она могла держать ласточку минут десять - феноменальные фигуристы! На скульптуре - конечно, не они, но что-то в этом роде. Фигурное катание - удивительный вид спорта, средний между состязанием и искусством. Я всегда был за перевес искусства...

arjan: За основу взята известная картина выдающегося художника передвижника Васи́лия Григо́рьевича Перо́ва "Голубятник" 1874г. Оригинал и комменты.

arjan: Эти два грубоватых и непричесанных стиха - по сути экспромта, удалили на одном из форумов) за "неприличность" в теме Дня Победы: Солдатам Победы А.Кузьмин Вновь впереди - гром Дня Победы! Вновь, пережив еще зимУ, Вояки бывшие все - деды! - Повспоминают про войну… Лишь дед Иван - танкист когда-то! - Больной безногий инвалид, Свой не наденет китель мятый, Медальками не позвенит… Не раз, рассерженный, в атаке На бюрократов наезжал Он на коляске, как на танке!.. Но, побежденный, отступал… Так много лет он бил пороги, Чтобы с водой решить вопрос… Да если б не был он безногим, Сам из колодца бы принес! Он мог вернуть бы все медали, Он ничего б не стал просить, - Пусть ноги бы взамен отдали, Чтоб было воду чем носить… …Дед на печурке, как на фронте, Снег греет в котелке зимой; А к лету - мол, хоть похорОньте! - Проблема смертная с водой… Все растеряв свои надежды, Лишь машет дед Иван рукой: “Уж лучше б я погиб у Пешты, Или - под Курскою Дугой!..” Обидно, стыдно, что Победа, Которой скоро - 65, Не видит трудности и беды Еще живых своих солдат! Не потому, что обездвижен, Подбитый наш танкист-герой, - Он в том Победою унижен, Что словно бомж живет какой! Всю жизнь в мучениях промыкав (Зря, видно, смял он вражий дот!..), Солдатик старый Ваня Лыков Не День Победы - смерти ждет… * * * День победы Э.Лимонов Я полон гулов детства моего, Народа бесшабашного и злого, Орущего прекрасно-бестолково, О, пьяного народа торжество! Безногие мордатые орлы, На пьедесталах бюстов, вдруг ансамбли, Летящие за водкой (им до баб ли!) - Подшипники визжат как кандалы... Теперь вас нет. Смирились под землей, Но я, ваш младший современник дикий, Вам подношу кровавые гвоздики, С упавшими: слезинкой и соплей... * * * А вот, как оценил эти вещи коллега Gremy: Gremy 11.05.2010 - 00:29. Есть 2 одиозных типуса - Войнович и Лимонов. Первого не раз обвиняле в пасквилянтстве, но нет - у него явно не было цели в нашумевшем опусе ("Чонкине", разумеется) паскудить расейский люд, а диагноз ему (Войновичу, разумеется), один - бесталанность (здесь это обсуждалось уж на других страницах). Другое дело - Лимонов. Этот малый - да - , так скажем, не без способностей (чесать языком и скрипеть пером), но для него, создается стойкое впечатление, главное - это действительно эпатаж и какое-то клиническое стремление даже не пасквили стряпать, а кого-либо-что-либо (самое святое в том числе) всенепременно опошлить, опаскудить, "гомогенизировать" в дерьме. Грубый, циничный и вообще преотвратительный fellow с претензией на высоколобие. И меня поражает, как это можно было здесь помещать ту мерзотную кощунственную поделку. Да ну черт с ней и с "опусником-нечистотником". А я хочу привести вот это стихотворение Максима Козлова (того самого!), которое было написано далекие 20 лет и 2 года назад, но актуальности, увы, не потеряло (хотя с той поры стариков-ветеранов стало в разы меньше). Итак, Старики В суете центральных улиц, Как вдоль берега реки, Бродят с палочкой и сумкой Брошенные старики. Ненадежная опора - Потемневшая клюка, В сумке хлеб, и тем он дорог, Что цена невелика. Деревянные квартиры, Из удобств - лишь тишина. В прах изношены мундиры, Проданы все ордена. Не судите слишком строго - За плечами их война, Если просят ради Бога - Значит наша грош цена. Стариков не станет меньше - На подходе наш черед Безысходности кромешной Юности наоборот. А пока, судьбу пытая, Бросьте взгляд из-под руки: В тесных городских кварталах Скорбно бродят старики. * * * Евгений А. (arjan) 11.05.2010 - 19:45 Как истый рок-н-рольщик, не люблю интонации и аутизм КСП - имхо, в своем развитиии вместе с "шансноном" (блатняком) они и сложились в нынешнюю попсу... Так и в поэзии: Маяковский мне ближе Рождественских и даже Вознесенских, ибо ценю "драйв" и уважаю внутренню убежденность художника - дающую ему право на любые творческие приемы! В прах изношены мундиры, Проданы все ордена. Так и этот тест - гладок до гламурности и не "цепляет"... Автор уже самоцензурно сгладил "все углы": о ветеранах какой войны речь - с Наполеоном, 1-й мировой или т.п.? Ибо побоялся даже намекнуть (дабы самому не оказаться на их месте) - и это, по вашему, хотя бы реализм? Именно - СОПЛИ! В лимоновском же (да, экспромте, но - живом!), показаны солдаты Победы в праведной экзистенции - кто УЖЕ НЕ БОИТСЯ (как волк Высоцкого - "вышедший за флажки"), ибо им уже НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ и кого эта власть БОИТСЯ БОЛЬШЕ бывших генноссе-фашистов! Не судите слишком строго - За плечами их война, Если просят ради Бога - Значит наша грош цена. И к КОМУ же это обращение "не судить строго" ветеранов (да еще с лубочным поминанием Бога и гроша)? Гламур, самолюбование и цинизм...

arjan: Этот День Победы... Этот День Победы - лицемерием пропах... Обрыдло! Не хочется даже включать телевизор. В каждом репортаже о подготовке к празднованию Великого Дня - одно лицемерие. Каждый год одно и тоже, только к маю месяцу вспоминают о стариках, кто по счастливой случайности, да по Божьему хотению сумели дожить до сегодняшнего дня. Только к этому дню хвалебные речи, ленточку на грудь - мол помним, точнее вспоминаем иногда. Рассказы о подвигах, которые уже больше напоминают сказки, так как понять все то, что было на войне может человек тоже воевавший, выживший... А вакханалия лицемерия продолжается... Вот президент понес цветы к неизвестному солдату - это конечно дешевле чем оказать реальную помощь еще живым старикам (да и не только ветеранам), а от них можно отделаться куском тряпки гордо повесив ее на груди или прицепив на грудь плачущему ветерану. Только от чего он плачет? От счастья, что о нем вспомнили или от горя, что вспоминают только раз в год? А можно эту же ленту повесить на бутылку водки и сделать ее дороже на десяток рублей. Я тоже горд, я тоже мол за победу. Но это бизнес - ничего личного. Давайте в эту лентоску завернем презервативы и тогда вообще всем будет хорошо. Годами в Советском Союзе внушали, что ветераны - это наше все! Святое, но реальность очень сильно расходилась со словами, так же и сейчас. Точно так же. Это ничего, что ветераны живут как нищие, ничего что стоят в очередях за дешевыми лекарствами, которые не помогают, а многие живут в условиях - не приведи Господи. Это ничего,что у них отбирают последние льготы и последнюю надежду на обычное уважение. Зато президент примет парад - это новость и событие... Можно даже особо отобранных ветеранов прокатить на полуторках чтобы создать иллюзию.. Даже концерт устроить, а ночью дискотеку по этому поводу... И конечно же ничего страшного не будет. если ветеран. получит письмо от Президента со словами благодарности. А что ему еще нужно? Да и слова Президента ничего не стоят. Ведь отправить миллион писем (а может уже меньше?) - это куда дешевле, чем проявлять ежедневную заботу о стариках, возложить дешевый венок к могилам - это вообще ничего не стоит - мертвым дарить цветы легче, чем смотреть в глаза еще живым и знать, что ничего для них не сделал.. Целый год, а то и поболе власти России говорят о сверхприбылях. полоскают мозги о стабфондах и полных закромах набитых зелеными бумагами, а к Великому Дню - венок и открыточка, ну и если расщедрятся, то и паечек с бутылкой водки и набором продуктов. Это настоящая забота! Это героизм нашей власти, ну еще бы оторвать от себя родных илюбимых и раздать бесплатно... Но я что-то не вижу, и не припомню, чтобы власть расщедрилась и купила каждому ветерану квартиру в благоустроенном доме, новом доме. Со всеми возможными удобствами. И чтобы для инвалидов на коляске был специальный сьезд и специальные удобства. И каждому вечная сиделка, кому это нужно, хорошо оплачиваемая, и уборщица и повариха в одном лице. Ведь не каждый старик может себе приготовить кушать - здоровье потеряно в борьбе, и на стройках комунизма. Я не вижу, чтобы власть оплачивало такси каждый день старикам, если им нужно ехать к врачам, денег на всех не хватит наверное. Сразу в стране инфляция начнется.. И лекарства бесплатные в аптеках. Только настоящие лекарства, а не воду в ампулах и мел вместо таблеток. Я не вижу чтобы каждый ветеран ездил отдыхать на лучшие российские курорты или курорты в Европе и это тоже бы оплачивало государство, захотел так и поехал. захотел и отдохнул. Куршевили всякие только для власть имеющих и вместе с властью имеющих всех остальных. А может у кого-то вечный бесплатный билет на все виды транспорта? Или может быть автобусы наклоняться чтобы ветеран мог войти не поднимая уставших ног? Нет и не вижу ветеранов и вообще стариков, на хороших машинах, я не говорю о мерседесах и фордах, просто на обычной машине российского производства. Или может быть у ветеранов достойная пенсия, чтобы можно было оплатить все это из своего кармана? Или может быть все эти приввелегии только тем кто живет в Германии? А российским ветеранам ленточка и и доброе слово. Раз в год. По обязаности. И отчет о том, сколько километров материи было роздано и сколько осталось раздать. Тогда уж точно, долг перед стариками будет выполнен и смета закрыта. До следующего года. Всех с Днем Победы. Взято отсюда.

arjan: Ко Дню Победы: Борис Игнатович. Молодость,1937 г. Анри Картье-Брессон. Москва, 1954г Дмитрий Бальтерманц. Была война... 9 мая 1970

Gremy: arjan пишет: А вот, как оценил эти вещи коллега Gremy: Почему во множественном числе - "этИ вещИ"? Против первой вещи я ничего не возымел - в ней действительно отражен трагизм положения доживающих век (вернее, "довлачивающих существование") солдат Победы. arjan пишет: Как истый рок-н-рольщик, не люблю интонации и аутизм КСП - имхо, в своем развитиии вместе с "шансноном" (блатняком) они и сложились в нынешнюю попсу... А я - никто. Т.е. ни рок-н-ролльщик, не "кээспэшник", ни... По мне - лишь бы конкретное произведение было достойным, а жанр - второе дело (это как "был бы человек хороший, а какие тогда нация, соцпринадлежность - неважняк"). А достойные произведения (даже если иным свойственнен "аутизм" (Окуджава тот же)) попадаются и там, и сям. [Вот только блатняк и "кабатчину (кабачатину?)" я тоже всегда терпеть не мог - все до единого, что довелось слышать, неизменно отталкивало и раздражало своими цинизмом и пропагандой уголовщины. Но вот блатняк Высоцкого - мировой]. arjan пишет: Маяковский мне ближе Рождественских и даже Вознесенских, ибо ценю "драйв" и уважаю внутренню убежденность художника - дающую ему право на любые творческие приемы! Драйв - необходимый атрибут поэзии? По-моему, совсем не обязательно, не всякая тема требует его. Если тот или иной поэт просто хочет "высказать то, что на сердце у него", настроение и фактура стиха может быть и не зажигательно-драйвовой, но, "задушевно-камерной", умиротворяющей или из разряда "печаль моя светла". Вон - у Есенина гораздо меньше драйва, чем у Маяковского, и что же - он меньшего масштаба поэт? Совсем даже нет. Что касательно Макса (Козлова), то у него есть вещи "и такие, и сякие" (и с драйвом, и без) (в этом можно убедиться - теперь известно, куда заглянув). И внутренней убежденности ему не занимать. Художественные его приемы, стилистика... У него тут, по-моему, как у Брюса Ли в боевом искусстве - "мой стиль - это отсутствие какого-либо стиля". И поэтому он столь разнопланов и разножанров. Право на это он, считаю, вполне заслужил. Ну а права на цинизм не НИ У КОГО. arjan пишет: В прах изношены мундиры, Проданы все ордена. Так и этот тест - гладок до гламурности и не "цепляет"... Автор уже самоцензурно сгладил "все углы": о ветеранах какой войны речь - с Наполеоном, 1-й мировой или т.п.? Ибо побоялся даже намекнуть (дабы самому не оказаться на их месте) - и это, по вашему, хотя бы реализм? Именно - СОПЛИ! Совершенно же очевидно, то стихотворение относилось ко дню, когда было написано (напоминаю, оно датироано 88-м), отсюда чисто логически следует, о ветеранах КАКОЙ войны идет речь (или еще остались где-то участники 1-й мировой, Бородинской битвы, Куликовской? очень было бы любопытно прочесть о таких, а еще лучше - лично побеседовать). А потому тавтологичные пояснения были абсолютно ни к чему. И самоцензура тут явно ни при чем... "Побоялся намекнуть, чтобы самому не оказаться на их месте"? Честно сказать, непонятно, как одно логически связано с другим. Скажу тут только, что "боязни оказаться на месте", по-моему, вовсе не прослеживается, а просто горестно констатируется неизбежность этого: Стариков не станет меньше - На подходе наш черед Безысходности кромешной Юности наоборот. Сопли? Драйва нема? А, по-моему, очень даже пронзительные (хотя и "безнадрывные", "бездрайвовые") строчки. Так же, как и, скажем, "Сумерки, природа..." или "Ах, война, что ж ты сделала, подлая...". arjan пишет: В лимоновском же (да, экспромте, но - живом!), показаны солдаты Победы в праведной экзистенции - кто УЖЕ НЕ БОИТСЯ (как волк Высоцкого - "вышедший за флажки"), ибо им уже НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ и кого эта власть БОИТСЯ БОЛЬШЕ бывших генноссе-фашистов! Первые 2 строчки - да - многообещаюшие. Но дальше - ну просто какой-то фонтан нечистот. Показаны не Солдаты Победы, вынесшие на плечах самую страшную (пока) в истории войну, а какие-то вконец оскотинившиеся обитатели Кин-нан-Тэ. Вы думаете, Эдичка им хоть на йоту сопереживает? Он на это имманентно, генетически не способен. Это не мой домысел, а он сам с гордостью признавал этот факт. Как-то мне попалась его книжица, посвященная "развенчиванию дутых кумиров", так вот, он там, не моргнув глазом, повествует о том, как ему позвонила как-то знакомая и срывающимся голосом прокричала в трубку, что убили Леннона. На что Эдичка только пренебрежительно хмыкнул и небрежно бросил, что "а мне - пофигу, я и вообще не знаю, кто такой"... Каково?! (Он ведь и там и по Пушкину по полной программе прошелся - камня на камне, как ему мнится, не оставил от "памятниа нерукотворого"). И не подносит он гвоздик на святые могилы, и не слезу льет, а нечистотами из шланга поливает. "Безногие мордатые орлы" - называть так тех, кому обязан самой жизнью, может только последняя сволота. И трижды прав Цитатник - "подонские стишата". Из коих, кстати, никоим образом не следует, что "эта власть БОИТСЯ их БОЛЬШЕ бывших генноссе-фашистов". arjan пишет: к КОМУ же это обращение "не судить строго" ветеранов (да еще с лубочным поминанием Бога и гроша)? Гламур, самолюбование и цинизм... К КОМУ? Ко всем тем, кто совесть еще не потерял (разве тут нужна конкретика - Иванов-Петров-Сидоров-Рабинович-Гогоберидзе?). И строки тут без истерик и визга, но вопиют о том, что грош ломаный такому обществу, всем нам, если ветераны доведены (низведены) до того, что вынуждены стоять на паперти с протянутой рукой - "подайте ради Бога". Какие тут гламур, лубок? И в чем самолюбование (с-е - это когда биют себя в грудь - "смотрите завидуйте, я лутше всех!)", а здесь-то сие где?)?.. А уж цинизм... Или мы по-разному его понимаем? Я лично придерживаюсь "официального" его определения: "ц-м - это наглое, бесстыдное поведение и отношение к чему-н., проникнутое пренебрежением к нормам общественной морали". Что же циничного Вы нашли в стихах М.К. (и при этом не обнаружили его ни на йоту в "шедевре" Эдички)?

Эуг Белл: К тому же, как мне известно, государство сейчас вовсе не забыло о ветеранах (увы, видимо, потому, что их осталось уже очень мало). И эта не та проблема, имхо, которой сейчас требуется заниматься в первую очередь. Столь же велика вина государства перед пострадавшими от "сталинских" репрессий. Мне было бы интересно знать, насколько государство помнит о них. Ведь их - тоже мало, уже просто потому, что они оставили в лагерях здоровье...

arjan: Алексей Ильинов пишет: Жень, ну а если следовать твоей логикеАлексей, еще раз прошу, помечай - к кому из Ж. пишешь) * * * Не хотел возвращаться к теме "ленточек" (Мой мерс георгиевской лентой обмотан вдоль и поперек... Ты тож георгиевский?), а сегодня увидел фото знакомой - тоже буквально обмотавшей ими дочку, и не удержался... Она - художница, оформитель, профессионально привыкла к таким "инсталляциям", а я понимаю ущербность своего нон-конформизма, но пока ничего не могу с ним поделать... Дочку, кстати, зовут Сима :)

arjan: В контексте недавних праздников вспомнилось место из "Круга Первого", где на мажорной квартире в одной из новых высоток встретились неравные участники недавней войны: фронтовик Щагов - ныне студент, бывший военкор Голованов и маститый писатель Галахов (прототип Симонова): разговор зашел о фронтовых корреспондентах и одноименной песне... Для Галахова воспоминания Щагова и Голованова были безынтересны - и потому, что он не был свидетелем той операции, не знал Длугоседло и Кабата; и потому, что он был не из мелких корреспондентов, как Голованов, а из корреспондентов стратегических. Бои представлялись ему не вокруг одного изгнившего дощаного мостика или разбитой водокачки, но в широком обхвате, в генеральско-маршальском понимании их целесообразности. И Галахов сбил разговор: - Да. Война-война! Мы попадаем на неё нелепыми горожанами, а возвращаемся с бронзовыми сердцами... Эрик! А у вас на участке "песню фронтовых корреспондентов" пели? - Ну, как же! - Нэра! Нэра! - позвал Галахов. - Иди сюда! "Фронтовую корреспондентскую" - споём, помогай! Динэра подошла, тряхнула головой: - Извольте, друзья! Извольте! Я и сама фронтовичка! Радиолу выключили, и они запели втроём, недостаток музыкальности искупая искренностью: От Москвы до Бреста Нет на фронте места... Стягивались слушать их. Молодёжь с любопытством глазела на знаменитость, которую не каждый день увидишь. От ветров и водки Хрипли наши глотки, Но мы скажем тем, кто упрекнёт... Едва началась эта песня, Щагов, сохраняя всё ту же улыбку, внутренне охолодел, и ему стало стыдно перед теми, кого здесь, конечно, не было, кто глотали днепровскую волну ещё в Сорок Первом и грызли новгородскую хвойку в Сорок Втором. Эти сочинители мало знали тот фронт, который обратили теперь в святыню. Даже смелейшие из корреспондентов всё равно от строевиков отличались так же непереходимо, как пашущий землю граф от мужика-пахаря: они не были уставом и приказом связаны с боевым порядком, и потому никто не возбранял им и не поставил бы в измену испуг, спасение собственной жизни, бегство с плацдарма. Отсюда зияла пропасть между психологией строевика, чьи ноги вросли в землю передовой, которому не деться никуда, а может быть тут и погибнуть, - и корреспондента с крылышками, который через два дня поспеет на свою московскую квартиру. Да ещё: откуда у них столько водки, что даже хрипли глотки? Из пайка командарма? Солдату перед наступлением дают двести, сто пятьдесят... Там, где мы бывали, Нам танков не давали, Репортёр погибнет - не беда, И на "эмке" драной С кобурой нагана Первыми вступали в города! Это "первыми вступали в города" были - два-три анекдота, когда, плохо разбираясь в топографической карте, корреспонденты по хорошей дороге (по плохой "эмка" не шла) заскакивали в "ничей" город и, как ошпаренные, вырывались оттуда назад. А Иннокентий, со свешенною головою, слушал и понимал песню ещё по-своему. Войны он не знал совсем, но знал положение наших корреспондентов. Наш корреспондент совсем не был тем беднягою-репортёром, каким изображался в этом стихе. Он не терял работы, опоздав с сенсацией. Наш корреспондент, едва только показывал свою книжечку, уже был принимаем как важный начальник, как имеющий право давать [установки]. Он мог добыть сведения верные, а мог и неверные, мог сообщить их в газету вовремя или с опозданием, - карьера его зависела не от этого, а от правильного мировоззрения. Имея же правильное мировоззрение, корреспондент не имел большой нужды и лезть на такой плацдарм или в такое пекло: свою корреспонденцию он мог написать и в тылу... http://virlib.ru/read_book.php?page=105&file_path=books/7/book03252.gz

Эуг Белл: В "Детях Арбата", в последней части, есть сцена, когда Утесов поет блатную песню перед Сталиным... Прочитайте! Современная "Война и мiр". Документ нашего Арбата, нашей эпохи. Рыбаков, хоть и не Лев Толстой, но передал нашу жизнь, наш XX век очень пронзительно и верно. Как нож в сердце.

М. Скиф: Вот только в жизни Симонов завещал похоронить себя на Буйничском поле под Могилевом, который оборонялся 20 дней (тех самых, которых потом не хватило немцам для захвата Москвы), а Утесов пел песни перед солдатами... и я сам их слушаю до сих пор. --- Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, Жди, когда наводят грусть Желтые дожди, Жди, когда снега метут, Жди, когда жара, Жди, когда других не ждут, Позабыв вчера. Жди, когда из дальних мест Писем не придет, Жди, когда уж надоест Всем, кто вместе ждет. Жди меня, и я вернусь, Не желай добра Всем, кто знает наизусть, Что забыть пора. Пусть поверят сын и мать В то, что нет меня, Пусть друзья устанут ждать, Сядут у огня, Выпьют горькое вино На помин души... Жди. И с ними заодно Выпить не спеши. Жди меня, и я вернусь, Всем смертям назло. Кто не ждал меня, тот пусть Скажет: - Повезло. Не понять, не ждавшим им, Как среди огня Ожиданием своим Ты спасла меня. Как я выжил, будем знать Только мы с тобой,- Просто ты умела ждать, Как никто другой. 1941 - Константин Симонов

arjan: Решил создать отдельную тему для уточнения реальной роли журналистов на фронтах ВОВ и территориях - контролируемых партизанами. Ибо учитывая состояние журналистики на начало войны - запуганной репрессиями и развращенной процессами "врагов народа", трудно даже представить репортерскую работу в первые годы непрерывных потерь и отступлений... Иное дело - перелом в войне с 1943 года, когда они с "лейкой и блокнотом" (немецкая камера Лейтца здесь сама не очень уместный бренд) могли идти "в наступление" чуть позади фланговых частей и спешить первыми сообщить об освобождении того, или иного города - впервые за годы советской власти не боясь обвинений в политошибках, "пораженческих настроениях" и т.п. Еще искренне кланяюсь всем погибшим, выжившим и еще живым военным фотографам и кинооператорам, чей Подвиг безусловен, а его результаты останутся в памяти потомков! Но, написанное пером... Итак, что делали на полях ВОВ коллеги военкора Алексея Толстого?

arjan: М. Скиф пишет: Вот только в жизни Симонов завещал похоронить себя на Буйничском поле под Могилевом, который оборонялся 20 дней (тех самых, которых потом не хватило немцам для захвата Москвы), а Утесов пел песни перед солдатами... и я сам их слушаю до сих пор.Эти бесспорно-прекрасные стихи он написал не "по долгу службы", а как "обычный" влюбленный - в том и их сила на фоне "профессиональных"... Но текст "фронтовых корреспондентов" написал тоже он - и я вполне понимаю Щагова, у кого дыбились волосы от подловатой дурашливости и цинизма этой песни (как и прославления вражеской "лейки") с "лейкой" и блокнотом...А вот, как собирают нынешние Лейтц-камеры: http://fotografov.net/2009/10/14/leica-iznutri-kak-sobirayutsya-kamery/

arjan: Убитые песни войны (два эссе) Лев Рубинштейн Я думаю, что годы войны были самыми несоветскими годами за всю советскую историю. Это был единственный эпизод, когда практически совпали по большинству пунктов интересы государства и общества, государства и отдельных людей. Все было предельно понятно и ясно: на нас напали, нас хотят уничтожить, мы должны сражаться, чтобы спасти и защитить наши дома и наших родных. Хотя объективно получалось так, что спасали заодно и политбюро, и товарища Сталина, и НКВД, и колхозы, и ГУЛАГ. Вот и расцвела тогда пышным цветом песенная лирика. И ничего похожего по силе и достоверности не было ни до войны, ни после нее. О чем эти песни? Да об одном и том же. Они были подчинены единому канону, но не тому ГОСТу, в соответствии с которым производилась большая часть советской художественной продукции, а канону глубинному, фольклорному. Вот, сравните: "Лети, мечта солдатская, к дивчине самой ласковой, что помнит обо мне" - "Всю нежность свою, что в смертном бою, солдат, сберегли мы с тобой, мы в сердце своем жене принесем, когда мы вернемся домой" - "И каждый думал о своей, припомнив ту весну. И каждый знал - дорога к ней ведет через войну" - "Ты ждешь, Лизавета, от друга привета и не спишь до рассвета, все грустишь обо мне. Одержим победу - к тебе я приеду на горячем боевом коне" - "Чтоб все мечты мои сбылись в походах и в боях, издалека мне улыбнись, моя любимая" - "Мне нелегко до тебя дойти. Ты меня, родная, жди и не грусти. К тебе я приеду - твоя любовь хранит меня в пути" - "Ты меня ждешь и у детской кроватки не спишь. И поэтому знаю, со мной ничего не случится" - "Мне в холодной землянке тепло от твоей негасимой любви". Вспомните слова этих песен. Вы не найдете там ни Сталина, ни Ленина, ни ВКП(б), ни колхоза-совхоза, ни пятилетки в четыре года - нету там ничего, что бы отдаленно указывало на конкретные реалии агитпропа и Совинформбюро 40-х годов. Нету в этих песнях никакой руководящей роли партии и правительства. А есть там другая руководящая роль - руководящая и направляющая роль мужества, разлуки, смертельной опасности, ожидания, верности, любви и надежды. И всего лишь. И это самое "всего лишь" как трогало сердца людей в те годы, так трогает и теперь. Инерция этой внезапно и мощно прорвавшейся свободы тянулась еще и в первые послевоенные годы, но стала все больше и больше противоречить и мешать трескучей "победной" риторике. Этой болотной ряской, впрочем, духовная жизнь общества стала все заметнее и заметнее зарастать уже к концу войны, когда "великое руководство" перестало ходить под себя от страха, слегка поуспокоилось и начало вновь - сначала робко, а потом все уверенней - напоминать людям о том, кто в доме хозяин и кто для нас с вами выиграл эту страшную и великую битву... Полный текст: http://grani.ru/Culture/essay/rubinstein/m.177586.html Ксения Ларина В канун праздника звонит коллега с «Эха Москвы» — человек много поживший и много повидавший. Голос его дрожит в отчаянии. «Ты смотришь Первый канал?» — «Нет» — «Там концерт в Кремле, посвященный Дню Победы! Там поют военные песни эти… суки! Боже мой! Что они делают, неужели ничего святого не осталось! Ветераны в зале сидят, как оплеванные...» Включаю. Похабно извиваясь и демонстрируя нехилые ляжки, по подиуму ходит Жанна Фриске и, вытягивая губы трубочкой, томно распевает: «…на окошке на девичьем все горел огоне-е-ок…» На заднем плане ей подпевают такие же жопастые девицы в коротких платьицах а-ля ситчик. Благообразный Билан, томно закатив глаза, мучает «Темную ночь», зазывно поигрывая нижней частью торса. Кремлевский зал действительно наполнен пожилыми людьми с орденами. Зал послушно внимает этому кошмару… И ни один человек не встал и не вышел из этого ада. Ни один человек. Чем только не занимались в течение юбилейного года ветеранские организации — требовали вернуть народу Сталина, закрыть «антисоветскую» шашлычную, запретить парад союзных войск на Красной площади, привлечь к ответственности историков-либералов и ввести единый для всех учебник истории… Но групповое изнасилование своей памяти они сносят смиренно. Потому что знают: если в Кремле — значит одобрено. На следующий день подобное свершилось уже для «кремлевской гопоты» — молодежи, собранной под знаменами «Молодой гвардии», «Наших» и прочей сурковской дребедени, — в Лужниках. Четверка ведущих соединила в себе прошлое и настоящее: гнетущий железный совок и звонкий оловянный «нашизм». Советские имперские «сирены» Анна Шатилова и Игорь Кириллов недолго оставались без работы, держались на сцене уверенно и победительно. Яне Чуриковой, кажется, давно уже все равно, что вести и что произносить — правительственные концерты, телевизионные шоу и игры слились для нее в один большой нескончаемый корпоратив. Тяжелее всех было Ивану Урганту, который старательно изображал из себя хорошего мальчика и пламенного патриота, но на лице его читался немой вопрос: «Неужели я делаю это?!» Делаешь, Ваня, делаешь. И при тебе голопузая русалка в тельняшке уныло выводит что-то про «десятый наш десантный баталЁн». И вновь на сцену впрыгивает Дима Билан в обтягивающем клетчатом костюмчике. Подняв вверх одну руку, он визжит в зал: «Пр-ривет, друзья!!! С пр-раздником великой Победы!» Потом замирает в изогнутой позе, отклячивает тощий задик и начинает орать «Любимый город может спать спакойно-о!..» Превращенные в ресторанное караоке (текст выводится на большой экран, с которого поет толпа), песни войны, пережившие не одну войну, выглядят уродливой гримасой «новой» гламурной России... Полностью: http://newtimes.ru/articles/detail/20948/

arjan: ПАРАД ПОБЕДЫ Юрий Нестеренко Чем кровавей родина, тем надрывней слава, Чем бездарней маршалы, тем пышней парад. Выползла из логова ржавая держава, Вызверилась бельмами крашеных наград. Плещутся над площадью тухлые знамена, Нищий ищет в ящике плесневелый хлеб, Ложью лупят рупоры: "Вспомним поименно!" Склеен-склепан с кляпами всенародный склеп. Лбы разбиты дО крови от земных поклонов, Мы такие грозные - знайте нашу прыть: Мы своих угрохали тридцать миллионов! Это достижение вам не перекрыть! Крики заскорузлые застревают в глотках, Тянет трупной сладостью с выжженных полей, И бредут колодники в орденских колодках, И в глазах надсмотрщиков плещется елей. Думать не положено, да и неохота, Пафос вместо памяти, дули вместо глаз, Бантиками ленточки, глянцевые фото, Куклы на веревочках, плюшевый экстаз. Для раба хорошего - свежую солому, Для его хозяина - пышный каравай. А за свой родной барак пасть порвем любому, Так, блин, и запомните! Вольно! Наливай! Из подборки стихов против нынешней формы празднования Дня Победы.

arjan: Из экспозиции Музея истории ДВО - Гражданская война: Скульптура Кукуева Ю.А, 1985 г.



полная версия страницы