Форум » ЗВЁЗДОЧКИ ПАМЯТИ » ЖЕЛЕЗНАЯ ЗВЕЗДА » Ответить

ЖЕЛЕЗНАЯ ЗВЕЗДА

Трак Тор: "- Да, это железная звезда, - медленно сказал он, - ужас астролетчиков!" (гл.1 ТуА) Она притягивает всякого, кто оказывается в её поле. Мы в нём с детства. Эуг Белл в своей теме сборника назвал её Советская МАТРИЦА ("В детстве у меня были любимые книжки... "Буратино"... ). arjan назвал свою тему "Пародии на тиранов и тиранию" (далее там "Радиоприем и глушение", агитплакаты, идеологические игрушки и т.п.). Хватит ли анамезона, чтобы вырваться из Матрицы и улететь от тиранов? :)

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

arjan: Почти 20 лет назад написал эту пародию: КОЛХОЗНАЯ ПРСЬБА Вас всегда мы в гости ждали Наш родной отец и друг Только вы не приезжали Всё вам было недосуг Приезжайте, отдохните Всем колхозом просим вас Вместе с нами посидите За чайком в вечерний час http://www.sovmusic.ru/text.php?from_sam=1&fname=s6325 Дорогой товарищ Сталин, Приезжай-ка к нам в колхоз? От харчей, отец, кремлевских, Не пройдет там твой понос! Ну а здесь исцелит сразу - Голодуха и первач, И что б вывести заразу Не потребуется врач..! Запаршивел - сводим в баню, Миром стянем сапоги - И кальсон подарим пару, Ты их, брат, побереги? Бабу - спинку почесать, Что бы не тужил ты: Разве баба в телесах Хуже Ворошилова? Привози, родной, Це-Ку, И демьянов бедненьких - На всех хватит кипятку, Да дубовых веничков...

arjan: А в то время, когда миллионы крестьян умирали от голода: (отрывок из "Московской Саги" В.Аксенова) Месяца три назад на ближайшей даче в Кунцево среди ночи у генерального секретаря начались конвульсии. Мелькнула даже мысль — не умираю ли? Не за себя было страшно, а за дело. Историю, конечно, не остановить, но затормозить можно, и надолго: не каждый год появляются такие последовательные и упорные вожди, люди такого колоссального кругозора, как этот данный мученик конвульсий, бедный мальчик Сосо; немного стало уже путаться в голове. Конвульсии возникли не на пустом месте. Началось все с большого банкета в честь покорителей Арктики, где, кажется, слишком много покушал. Оттуда поехали на дачу к вновь назначенному наркомвнуделу, земляку Лаврентию. Там, в более интимном кругу, много пили, танцевали с подругами. Стула, однако, не было, а вот аппетит опять появился. К утру Берия накрыл такой стол с кавказскими деликатесами, что удержаться от нового обжорства Сталин не смог. Комбинация орехового сациви и карских шашлычков под соусом ткемали всегда способствовала закреплению, однако прежде Сталин умел справляться с этим досадным, «ридикюльным», как когда-то в семинарии говорили, вздором без посторонней помощи, дедовским способом, при помощи двух пальцев. На этот раз дедовский способ не помогал. Дни проходили за днями, но облегчения они не приносили. Сталин тяжелел, мрачнел, на заседаниях правительства то и дело приходил в ярость, требовал немедленной очистки страны от в с е х, от всех врагов народа! Сказать постоянно дежурившим возле него врачам энкавэдэ, что его мучает, он не решался: никакого не было желания произносить перед этими олухами слово «запор», выставлять вождя трудящихся в «ридикюльном» положении. Врачи же, в свою очередь, дрожали от страха, боясь сделать в адрес великого вождя такое позорное предположение. День за днем Сталин героически боролся со свалившимся на него испытанием. Уходил в свои личные комнаты, куда никому доступа не было, часами сидел на толчке, просматривал старые газеты со статьями ныне арестованных товарищей по оружию, убеждался в своей правоте — правильно арестованы товарищи! — ждал блаженного мига. Блаженный миг не приходил, живот казался ему вместилищем свинца, вернее, сплошным куском свинца. В голове стало уже путаться, посещали какие-то мысли о матери, а это значит — путается в голове, свинец подпирал уже под горло, разделить бы его по девять граммов, роем пустить по свету, то есть не остается сомнений в том, товарищи, что налицо перед нами явные признаки свинцового отравления, о котором нередко предупреждали большевики. В такой вот момент он распахнул дверь, крикнул: «Доктора!» — и повалился на тахту. Вбежали энкавэдэшные врачи: — Что с вами, товарищ Сталин? — Свинцовое отравление, — был ответ. Врачи бестолково засуетились. Один из них катал в ладони две слабительные пилюли. — Может быть, дать... вот это? — спрашивал он у второго. — Что это? — Ну, вы же знаете что! — Ну, хорошо, давайте, давайте это, а то... Пилюли эти, может быть, и сработали бы, получи их Сталин дней на пять раньше, сейчас они лишь вызвали приступы мучительнейших конвульсий. Жижа какая-то вытекала по каплям, свинцовая же стена стояла нерушимо. В такой конвульсии Сталин однажды и исторг имя Градова: «Градова привезите, мерзавцы! Настоящего врача, профессора Градова!» Имя Градова запомнилось ему еще с двадцатых, еще до того важного партийного мероприятия, в котором Градов частично участвовал, Сталин знал об этом знаменитом московском профессоре и где-то в тайничке всегда резервировал за собой это хорошее, сугубо русское — не то что всякие вовси-шмовси — имя как имя целителя, настоящего врача. С тех пор, конечно, жизнь постоянно усложнялась и классовая борьба ужесточалась, разное происходило с людьми, за всем не уследишь, но вот в роковой час конвульсий имя вдруг снова выпрыгнуло из тайничка: Градова! Градова! Борис Никитич возвращался после операции домой дикой пронзительной ночью, в промозглый и гудящий час ведьм, когда его машину на Хорошевском шоссе перехватили два автомобиля чекистов. Он сразу понял, что это не заурядный арест, а что-то посерьезнее. Старший в группе сказал ему металлическим голосом: — Пересаживайтесь в нашу машину, профессор. Дело самой высшей государственной важности. — В машине тем же тоном, исключавшим любую возможность диалога, он добавил: — Учтите, секретность стопроцентная. За малейшее разглашение понесете ответственность в самых строгих формах. Пациента, то есть Сталина, он увидел лежащим на тахте в кабинете. Ошеломляющий смрадный запах. Пациент был в полубессознательном состоянии и бормотал что-то по-грузински. Никто не решался приблизиться к нему, даже расстегнуть задравшийся китель. Энкавэдэшные врачи трепетали в углу кабинета. — Разденьте больного! — немедленно скомандовал Градов и сам начал расстегивать пуговицы кителя. Охранники быстро потащили с ног вождя сапоги. — Снимайте брюки! — Поползли командирские штаны. Удивило низкое качество кальсон. — Марлю! Вату! Теплой воды! Клеенку! Судно! — продолжал командовать профессор, потом обернулся к энкавэдэшникам: — Доктора, подойдите! Не без интереса он смотрел на двух медиков невидимого фронта. Не похоже было, что они привыкли врачевать, должно быть, в других делах больше практиковались. — Анамнез! — сказал он им. Врачи замялись, забормотали: — Полное отсутствие перистальтики... стеноз кишечника... не решались до вас, профессор, применить меры... картина нетипичная... товарищ Сталин не обращался... — Кальсоны тоже снимайте! — гаркнул Борис Никитич на охрану. Голый Сталин теперь лежал перед ним. Он начал пальпировать совершенно каменный под слоем жира живот. В этот как раз момент началась очередная конвульсия. По клеенке из-под Сталина поползла скудная жижа. Отдельно от всего тела плясал на правой ступне шестой пальчик. Градов оторвал взгляд от этого редкого явления и посмотрел в лицо больного. Из-за оспин и морщин глянули осмысленные мукой глаза. Сталин прохрипел: — Помоги мне, кацо, и проси, что хочешь. — Сколько дней у вас не было стула, товарищ Сталин? — мягко спросил Борис Никитич. Он знал, что самый звук его голоса оказывает на больных благое действие. Вот и Сталин вздохнул с явной надеждой. — Десять дней не было, — простонал он, — а может быть, и больше... две недели, а?.. — Сейчас мы вам поможем, товарищ Сталин, потерпите еще немного. — Градов одобряюще похлопал Сталина по руке, ловя себя на ощущении того, что перед ним уже никакой не «вождь народов», а просто пациент. Любого пациента он. вот так же похлопал бы по руке. Затем он попросил провести его к телефону, позвонил в кунцевскую Кремлевку и начал отдавать распоряжения. Стоящие рядом три человека с лицами борзых собак ловили каждое его слово. Через двадцать минут из больницы привезли двух медсестер со всем необходимым. Борис Никитич наладил восходящую клизму, сделал несколько уколов — эуфилин в вену, камфору под кожу, магнезию внутримышечно. Комбинация подействовала немедленно, сняла напряжение, расслабила гладкую мускулатуру, снизила кровяное давление, упорядочила ритм дыхания и пульс. Клизма тоже делала свое дело, через несколько минут состоялся прорыв линии обороны, пролом вавилонских стен, называйте это как угодно, но только не выходом сталинского дерьма. Между тем дерьмо шло и шло, сестры не успевали менять и выносить судна, победоносно лопались пузыри газа, с ревом, подобным дальнему камнепаду, пробуждалась перистальтика. Смрад шел разнородными волнами, ибо каждый выходящий слой нес свое. К нему нельзя было привыкнуть, надо было просто сказать себе, что так обстоят дела. Сталин лежал с блаженной улыбкой на обострившемся хитром лице. Никогда, никогда, никогда в жизни он не испытывал такого потрясающего освобождения плоти и усталого духа. Даже когда из ссылки убегал, не говоря уже о революции семнадцатого года. Все тогдашние освобождения немедленно вызывали какую-то собачью трясучку, жажду немедленной деятельности, и только вот сейчас, после этого «прорыва» — он так в уме и определил это словом «прорыв», — всякая трясучка вдруг прошла и открылись мягкие склоны и дали разной синевы, благодатный, чуть звенящий картлийский сентябрь, и он в этой благодати, почти в ней растворенный, почти молекулярный, как будто не он творил и будет творить все эти революционные ужасы. В эти волны тепла и отречения вплывало иной раз лицо с бородкой и глазами, которые и в самом деле были зеркалами чистой души. «Как себя чувствуете, больной?!» — спрашивало лицо. Оно каким-то больным интересовалось, так по-человечески простодушно кем-то интересовалось, да что там хитрить — интересовалось Сосо. «Спасибо, профессор, я хорошо себя чувствую, хорошо...» Выплывало и дрожало вблизи человеческое лицо. Ну попроси меня о чем-нибудь, профессор, и все получишь. Попроси за своих сыновей, и они через два дня будут с тобой. Проси сейчас, профессор, пока хочу тебя благодарить, потом будет поздно. Сулико-о-о, Сулико-о-о... Нет, не могу я тебя сейчас ни о чем просить, тиран, думал Градов. Врач не может просить пациента в момент оказания помощи, а ты сейчас все еще мой пациент, а не грязный тиран, тиран...

arjan: Копирую свой пост с Ноогена - из темы об бухгалтериях 1С: Представил, как если бы не гонения на лженауки, и компьютеры с софтом появились у нас до ВОВ, то вполне могла иметь место програмная среда 1С ЦСУ-ГУЛАГ, в которую органично входили бы секретные продукты: 1С-ТУФТА , 1С-ШАГАГА и сверхсекретная 1С-ВЫШКА... Представляется следующий диалог трех расчетчиков (программеров): 1-й - Эх, в моей ТУФТЕ изначально глючит порядок выходных чисел, и теперь даже в Кремле думают, что у нас тысячи З/К, хотя в базах и реале - миллионы... 2-й - И у нас, в ВЫШКЕ, зависает генератор квази-случайных расстрелов - вчера опять выдала списки не тех... Хотя, неделей раньше - неделей позже... 3-й - А вот у нас, в ШАРАГЕ, уже порядок - спец из Марфино все отладил и сделал многократную архивацию! Говорит, теперь потомки все восстановят, если будет желание... Примечания (фантаст.) 1С-ТУФТА - бухлалтерия ИТЛ (Исправительно-Трудовых Лагерей) и оперирует числами зеков, хозрасходами и произведенным продуктом. 1С-ВЫШКА - бухгалтерия Спецотдела УИН (Управления Исполнения Наказаний), учет всего - связанного со смертными приговорами. 1С-ШАРАГА - бухгалтерия НИИ и ОКБ тюремного типа.

Эуг Белл: Да, мило! Забавно! Со смехом человечество прощается с тем, что уходит в прошлое... Кабы так!

arjan: (Примечание автора: этот стиш был сочинен и опубликован в газете ДС "Учредительное собрание" в 1988 году, когда затрагиваемая тема была весьма актуальна). СЛАВА КПСС! Леопольдус Оковы сокрушив капитализьма, Весь наш советский трудовой народ Под знаменем марксизьма-ленинизьма В грядущее к победе коммунизьма Под руководством Партии идет. Мы все единодушно одобряем Решения ЦК КПСС, Мы неустанно планы выполняем И в коммунизьм уверенно шагаем, Сражаясь за свободу и прогресс. О, безгранично наше восхищенье Итогами семидесяти лет, Где что ни год – то новое свершенье В великом поступательном движеньи К вершинам исторических побед! В семнадцатом году обрел свободу Весь угнетенный пролетарский люд. Долой эксплуатацию народа! Долой былые беды и невзгоды! Да здравствует освобожденный труд! Сквозь бури, испытания и грозы Летя в Коммуну красным паровозом, Мы беляков громили, кулаков, “Даешь!” – кричали стройкам и колхозам И ширили ряды большевиков, Шли с песней на простор полей и пашен, За урожаи славные борясь – В двадцатых нам уж голод был не страшен! Лысенко был взращен наукой нашей, Вавилов негодяй повержен в грязь! Бия в конце тридцатых смертным боем Врагов народа с маху и с плеча, Поя: мы наш, мы новый мир построим, Мы грозно шли вперед единым строем, Генетику проклятую топча! Мы Днепрогэс, Турксиб сооружали И реки поворачивали вспять, Дворцы и храмы всюду сокрушали, Чтоб пережитки ига не мешали Нам новый мир народу созидать! Но грянул сорок первый – и велит нам Великий вождь стеною монолитной Встать у немецких полчищ на пути. За Сталина, вперед! И в славных битвах Сумели мы Отечество спасти. В пятидесятых культ мы развенчали, Вернули честь погибшим в лагерях, Целинные просторы распахали И кукурузу всюду насажали, Восстановив генетику в правах. Звучал призыв: Америке покажем Свершения, каких не видел свет! И, возводя ряды пятиэтажек, Мы в этот час замахивались даже Построить Коммунизьм за двадцать лет. В шестидесятых всех авантюристов, Безмозглых идиотов, утопистов Мы выгнали с ответственных постов, Призвав к рулю мудрейших коммунистов Под девяносто лет и аж под сто. Бороться стали с роскошью, обжорством И мелкобуржуазным крохоборством, С нападками на наш Советский строй; Нас вел на бой с невиданным упорством Древнейший вождь, Четырежды Герой. Завыли Пастернак и Солженицын От критики рабочих и крестьян, Мы для жидов захлопнули границу, А Сахаров был изгнан из столицы – Поганый диссидент и хулиган. Борясь, мы слово “развитый” в ту пору Отвергли с возмущеньем и позором, Как чуждый и дурной анахронизьм, Вслед за вождями повторяя хором Слова про “развитой” социализьм. В восьмидесятых слово “перестройка” Торжественно вошло в наш лексикон. Мы дали бой застою и попойкам, Критиковать святыни стали бойко, Ввели экономический закон, Кто был герой – записан в негодяи, Вчерашний негодяй теперь герой. Враг удостоен чести, друг охаян – Оплеваны Рашидов и Кунаев, Бухарин нынче чуть ли не святой, И Пастернак оправдан, и Вавилов – Следить не успеваешь, как печать Кого-то вновь в правах восстановила, Кого-то из могилы да на вилы И в мерзостях давай изобличать! Мы осудили власть геронтократов, Что привела к застою всей страны, И, созидая быт восьмидесятых, Уж не ломали храмы – чтили свято Архитектурный облик старины. А в девяностых – дьявол сломит ногу: То путч, то по парламенту пальба, Большевики хвалу возносят Богу, Господь купцу и вору дал дорогу И освятил бандита и жлоба! Поди пойми, кто прав, а кто виновен, Кто лучше – большевик или буржуй И где же суть, в какой первооснове: В марксизьме, бандитизьме, божьем слове - Коль трудишься, а получаешь х.! Запутавшись в обилии позиций, Концепций, установок и идей, Пути не видя - лбом об стену биться, Орать ура иль сразу в гроб ложиться - Останусь верен Партии своей. ……………………………………………… …Порвав навек с наследием царизьма, Весь наш великий трудовой народ Под алыми знаменами марксизьма В грядущее к победе коммунизьма Неутомимой поступью идет. Мы все единодушно одобряем Решения ЦК КПСС, Осуществляем все и воплощаем, Приумножаем все и претворяем, Что б там ни начертал последний съезд! Мы боремся, шагаем, пашем, строим, Стихи слагаем и поем хвалу Привесам, урожаям и надоям, Камазам, АвтоВАЗам, Уренгоям, И Баму, и колхозному селу! Нам нет преград ни в море, ни на суше, Нам не страшны ни льды, ни облака – Вперед! Весь мир насилья мы разрушим, Врагов каких угодно передушим И выполним задания ЦК! И пусть тебе в дерзаньях не мешает Ни совесть, ни дурная голова - Вперед! Тебя никто не вынуждает За Партию решать – и лошадь знает, Что Партия – она всегда права! Идея выше логики! И тщетно Роптать, коль голова о чем болит. Мы судим о предметах беспредметно И всяким там заветам беззаветно Мы следуем, как Партия велит. Что Партия прикажет, так и будет!. Кому-то нынче пряник, завтра кнут - От совести от нашей не убудет. Сегодня говорим: Господь рассудит, А завтра и Творцу устроим суд. Мы классику марксизьма все читали: История восходит по спирали И повторений час для нас не нов. Что впереди? Ушел великий Сталин, Придут Латунин, Медин, Чугунов. И вновь шагнем – одни сплоченным строем Туда, где рдеет вечная заря, Другие, что за этою зарею Не видят горизонтов – под конвоем В знакомые до боли лагеря… … Лети, наш паровоз, куда бы стрелки Ни повернула Партии рука: Под барабаны, дудки и тарелки Вершатся перестройки-перестрелки, Как было на Руси во все века.

Эуг Белл: Уровень Алексея Константиновича Толстого, хотя слегка подкос над него... Да-а, нужно было хорошо потрудиться, чтобы такой стиш выдать... Судя по этой аналогии, у автора и проза должна получаться. Нет! В 88 году не мог быть опубликован: там речь идет и о более поздних временах.

arjan: Судя по этой аналогии, у автора и проза должна получаться. Этот поэт с 91-го живет в Штатах, а на меня вышел в начале Стихиры (понравился ему мой "Дембельский альбом") и в кондовом жанре действительно не знаю ему равных И коли понравилось, продолжаю: В далеких пятидесятых... Леопольдус Я школьником со страху умирал, Когда сосед за стенкой дочку драл. Тогда ходил я, вроде, в третий класс, Но всю картину помню как сейчас. Михал Абрамыч, пропитый насквозь, В субботу вымещал на дочке злость. В конце недели, пьяный, в семь часов Являлся и задергивал засов… Отца боялась Люська как огня, Ей всю неделю снился свист ремня, И, одолеть не в силах страха власть, Как лист она аж с пятницы тряслась... ............... Я четко помню сталинский тот дом, Парадную, квартиру на шестом, Где было по тогдашним данным ЖЭК Прописано семнадцать человек. Три комнаты, сортир и коридор, И кухня – ограниченный простор, Но как-то умещались, видит Бог, И все трудились, кто и сколько мог. ………………………. ...Несчастный дом. Несчастная семья. Михал Абрамыч ростом был, как я, Хотя годами, надо полагать, Был старше раза в три (а с виду - в пять). - Ты скажешь, б..., я только водку пью? Ты скажешь, я пьянчуга, мать твою? Ты, сука, б... (по морде ей хлобысь), Чего ты знаешь про отцову жись?! Чего ты знаешь, сволочь, про меня?! (Обвал за стенкой – визг - удар ремня). Ах, падла, ах, зараза, ну-ка стой… (И мебель грохотала за стеной). Орала Люська резаной свиньей: - Ой, папочка, прости меня, родной! Ой, папочка, я АААААААААА! – (разбил губу) - Ой, больше я не буду, я не бУ-У-У-У-У-У!!.. - Чего не будешь, дрянь ты, сволота, Чего не будешь, дохлая глиста? Визжала Люська, прячась от него: - Не буду всеЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁ! Не буду ничегоООООООООО!! Посуды звон и мебель кверху дном, А стенка просто ходит ходуном: - Теперь мне, блять, по жизни все равно, Сейчас ты, сука, вылетишь в окно... (И следом - звон разбитого стекла – Окно, а может, скатерть со стола, Тяжелый хруст – то ль рама, то ль кровать, Крик дочки иль жены – не разобрать). - Работаю я, б..., на государрррр!!!- Ство! – (нанося при этом ей удар), - Работаю я, сука, на страну! – (сбивая с ног заступницу-жену). - Вы, суки, только пьете кровь мою, Зарежу, б..., обоих вас убью, Б...! (пауза и смертная тоска) - И дверь летит, сорвавшись с косяка. ............... За что он бил девчонку? А за все. Что не погиб в плену, что был спасен. За то, что отобрали партбилет. За то, что присудили десять лет. И, что душой болея за страну, Когда на фронт просился – “ты в плену Обратно, жид, погреться захотел” – Такое вот начлаг ему сп...ел. За что - за мрак колымских лагерей, Что ростом мал, что болен, что еврей. Что перенес в тайге энцефалит И вот теперь – бесправный инвалид. Что ходит он с судимостью, как вор, И терпит незаслуженный позор. Что он, ученый в прошлом, автор книг, Теперь лишь работяга-истопник. Что он никто и звать его никак. Что вечно снится лагерный барак. И что, в себя от жизни уходя, Он верит по инерции в Вождя… ................ …Сосед ему: Уймись, тебя прошу – Я Сталину про это напишу! Затишье… и у горла щелкнул нож: “Ты мне, паскуда, Сталина не трожь.” ................ …Ты лучше так: порыв свой погаси, Налей ему стаканчик и спроси: - Абрамыч! Ну при чем тут дочь, семья? А он ответит: - А при чем был я?..

arjan: И вновь Леопольдус - поэма: С Т Р А М Леопольдус (Исповедь блюстителя нравов образца 50 - 60-х годов двадцатого столения) ХТО Я ТАКОЙ ЕСТЬ И ЧЕВО СЕБЕ ДУМАЮ ПРО СТРАМ Совесть люди потеряли! Что же это за беда: Ходють люди без морали, Без приличья и стыда! Хоть пойти да удавиться На веревошных вожжах: В телевизере певицы Выступають в неглижах, Игроки на стадивонах Посымали все штаны - Все в трусах,судья в кальсонах - Страм глядеть со стороны! Аль тут с горя не поляжешь, Не подохнешь ото зла, Коли бабы все на пляже Раздеются догола? Никакого спасу нету! Подавайте мне вожжу! Удавлюсь, чем видеть эту Страмотину на пляжу! Што уставилася, стерва, Аль я невидаль кака? Лучше дай чево от нервов Да послушай старика! Што за дурень хульной речью Страмоблудствует про ту, Про каку-то человечью там ТЕЛЕСНУ КРАСОТУ? Што за пакостное дело (Растолкуйте, люди, мне) - Рисовать нагое тело Аль показывать в кине?... У меня пузырь и печень, У меня одна нога - Я на фронте искалечен, Дак за што ж я бил врага? У меня запор и нервы И от бонбы страшный штрам, Дак за што я в сорок первом Шел на подвиги - за страм? Эх, как гляну на картины, Што Ж... Жоржоня малевал - Аль за эту страмотину Я войну провоевал? Аль за эту вот халтуру, Аль за эту похабель - За таку-то вот КУЛЬТУРУ Я вылазил под штрапнель?.. КАК Я ХОДИЛ В ЕРМИТАЖ Надоели мне суседи Марья Павловна и муж, Все зудят: ты лапоть, Федя, И дурак еще к тому ж! Питер – нет такого в мире, А живешь-то как в лесу, Дак разинул бы пошире Ты глаза-то на красу! Ты за годы эти даже За порог не вылезал, Хоть разок бы в Ермитаже Серый лапоть, побывал!.. Уломали. Согласимши С ими с горем пополам... На транвае прокатимши И ума рехнулся там: В Ермитаже на статуях Хоть порты бы, аль подол! Через ету К Р А С О Т У я Месяц кушал валидол! Нешто, люди, сам попер бы Я глазеть на голый страм, Кабы черт меня не дернул, Не пихнул туды рогам! Ну лепите, ладно, рожи! А в музеях - вот-те раз: То, што прячуть под одёжой, Выставляють напоказ! Я в бою под Сталинградом Хоть контужен, да не псих! И дурить меня не надо! Безобразиев таких Не стерплю в мои-то годы! Вижу (сам ищо с глазам), Где - утеха для народу, Где - охульный стыд и страм! ЧЕГО Я НАТЕРПЕЛСИ НА БАЛЕТЕ ...А вот раз попал с балету В скору помощь да в постель: Внял дурацкого совету Взять билеты на Ж.. Жузель. Всю войну я рыл окопы И ходил из боя в бой, Я протопал пол-Европы С трехлинейкой за спиной, Без воды, а то без пищи Я не дрогнул на войне... Но с такой вот страмотищи Тут же худо стало мне. Глянул - обмер: в этой зале Што творилось, не поймешь... Толпы баб повылезали На арену без одёж! И такое позволяют Целу свету на беду - Голы ноги задирают У народу на виду! Да неуж вам тряпок мало?!! Я свое готов покласть, Токо б страму не бывало, Што увидел я вчерась! Все мешки отдам, портянки, Все рубахи и порты: Забирайте, фулюганки! Страм от вашей наготы! КАК Я СМОТРЕЛ СТРАМНОЕ КИНО А вот раз попал на эту, На картину в “Великан” - На Р... Ромево и Ж... Жулету. Токо глянул на екран - Уходить домой собрался, За таблетками полез... Уж пошел - да тут начался В той картине перевес. И хоть страму там хватало От Ромевки стервеца, Все ж картину ту с начала Досмотрел я до конца. Главно, сидя на картине, Я понял ее мораль: Што разблуднику-скотине Полюбилась девка-шваль. И Жилетку, ту паскуду, Покарал Исус-господь За ея позыв ко блуду И за похотную плоть. Да и хульному Ромевке Тоже выпал страшный суд! Знать, обои - он и девка - Полегли за ихний блуд! ШТО Я СЕБЕ МЫСЛЮ ПРО СТРАМНЫЯ КНИЖКИ А теперешни писаки (Черт им пекло уготовь) Пишуть книжки разны всяки Про любовь да про любовь! Там и сям - мужик да баба, Охи-вздохи при луне... Хорошо, писали кабы Не про ту любовь оне! Нет греха любить картошку, Аль Отчизну, али мед, Аль рыбалку, аль окрошку, А вот этих - черт поймет. А у их, скажу я строго, Нездоровый антирес И опасная дорога, На каку пихает бес. Это ж ежели друг дружку Любят баба да мужик - Чай, тащи сюды подушку, Одеяло да ночник! Тут один ведь шаг до блуду И до бесовых забав!.. Али я толкую худо? Али где я тут неправ? ШТО Я ДУМАЮ ПРО ТЕПЕРЕШНЮ МОЛОДЕЖ А как солнушко-то к маю Зачинает припекать, Я по улицам хромаю И ругаюсь в душу мать. Погляжу - каки-то пары Середь бела ходють дня, Чешуть тары-растабары, Нагло смотрють на меня! Лет не боле чем по двадцать Этим девкам и парням - В ихни годы целоваться Да ходить в обнимку - страм! И милиция проходит Мимо эдакого зла, И никто не скажет. вроде: Ну и мулодежь пошла! ПОМНЮ: КАК-ТО В БЕЛЫ НОЧИ Я ПО УЛИЦАМ СКАКАЛ, КОСТЫЛЕМ ШТО БЫЛО МОЧИ ЭТИ ПАРЫ РАЗГОНЯЛ !!! И от нервов я без силы В койку падал поутру, Аж сестра мне лед носила И колола камфару... А ЧЕГО Я ИЩО ДУМАЮ ПРО ТЕПЕРЕШНЮ МОЛОДЕЖ ...Девок спереду и сзаду Осаждають хехеля, Как их только, этих гадов, Носит мать сыря земля! Девкам это и по нраву И одно у их в башке - Али слева, али справа, Токо быть при мужике. Видно, девок этих мало Били дома по мозгам, Коль охота не пропала Им вожжаться с мужукам!.. Потому и девки дуры И не знают, что мужик По корням своёй натуры Хульный блудник да страмник! Каб оне вперед умели Тех страмцов изобличать - Хехелей оне б не смели За килОметр подпущать! Всю б любовь послали к бесу - Как узнали бы про СТРАМ, Разбежались бы по лесу, По глухим монастырям!.. ЧАВО Я ДОЛЖОН СКАЗАТЬ ВЗАКЛЮЧЕНИИ ...У людей, что у скотины - Разделение полов. Страм у бабьей половины, Страм у всех у мужиков, И одна зовется САМКА А другого звать САМЕЦ... Звал ее б скорее СТРАМКА, А его бы звал СТРАМЕЦ. КАК Я ОСТАЛСИ БЕЗ СТРАМУ ...Перед Богом виноватым Был когда-то я и сам: Пацаном, потом солдатом, Все носил проклятый страм. Не курил! Не пил ни грамму! Бабам - рыла не казал! Но от пакостного страму Как избавиться, не знал. Повезло мне под Берлином В сорок пятом на войне: Подлый страм осколком мины Оторвало напрочь мне!.. Оторвало с им и ногу - Да чего жалеть потерь - Видють люди, слава Богу, Что без страму я теперь! Все меж ног мне оборвало И пол-задницы снесло! Страму - будто не бывало! Вот же, братцы, повезло! И теперя я, граждАне, Перед богом не грешон - Не стыжуся ажник в бане Показаться нагишом! ШТО Я РАЗДУМЫВАЮ ПРО ТЕХ У КОГО СТРАМ Сорок лет по белу свету Я хожу на костыле И гляжу на пакость эту, Что творится на земле. Все гляжу, и хоть безногий, Не завидую людЯм: Мужуки хоть не убоги, Да со страмом и с мудям!.. А у баб-то - вовсе хуже: Столько всякого всего, Что не высунешь наружу Кроме рожи ничего. Да смотря какая рожа: Коль в морщинах - полбеды, Коль шершава, как рогожа, То поди туды-сюды. Ну а коли молодуха, Не ряба и не седа, Без оторванного уха - Это ж самая беда! Это ж правильно ведь было В бусурманском-то миру: Бабу с пяток и до рыла Заворачивать в чадру! Нет ни страму, ни приличья! В зад-то ёйный посмотри: Ширше задницы мужичьей В два разА, а то и в три! И куды девать такую Окаянну страмоту?.. Аж в сто юбок упакую - Всяк увидит за версту! Да еще, дери их леший, Эти самые грудя - Черт их бабам понавешал, Козни ада городя! А меж ног у ей ТАКОЕ... (боже праведный спаси...) Бабу кажную за кое Дьявол в пекло унеси!!! И ведь самая-то напасть, Што весь этот бабий страм Так и хочется облапать (Тьфу, туды его к чертям...) ПРО ТО КАК СТРАМНИКИ ДЕЛАЮТЬ ДЕТОК Штоб жилось нам без умору, Деток надо всем иметь - Но от страму, от позору Как же тут не очуметь? Уж поди, коль деток хочешь, Это ж надо ж без портков!!!.. Аж придумать нету мочи Для такого страму слов!.. Хошь кого возьмем и спросим, И любой ответит нам: ДЛЯ ЧЕГО ОДЕЖУ НОСИМ ? - ДЛЯ ТОГО, ЧТОБ ПРЯТАТЬ СТРАМ ! Поищи чего позорней Середь баб и мужуков, Кроме бани да уборной Ошиваться без портков !! А в магАзине, на рынке, Покажись, попробуй ты В незастегнутой ширинке Али вовсе сынь порты! Бани - врозь: неужто это И не надобно уже?.. Али зря на тувалетах Пишуть буквы ме и же?.. Потому - судите сами: Коли страм порты сымать Ажно перед мужуками, То куды ж, ядренна мать, К бабе, к бабе-то соваться Без портков и в наготе? Перед ёю красоваться В препохабной страмоте? То какой же бабе гоже В виде пакостном нагом Увиваться (боже, боже) Перед голым мужуком?.. Экой страм - куды уж пуще! Хоть бы тут-то страм усох Аль убралси, проклятущий, Да куды-нибудь меж ног. Хоть по эдакой напасти Смылси-скрылси наперед! А на деле глянешь - здрасьти, Все как раз наоборот: Как почнет мужик, как станет С бабы сдяргивать трусы, Страм евонный вырастает Пострашнее колбасы!! Это ж, люди, хуже смерти, Хуже, чем на той войне - Это ж выдумали черти - Голый страм, и страм вдвойне!.. МОИ ДУМЫ ПРО ВЕЛИКУ БЕДУ НАРОДНУ Нешто мы не человеки? Нешто экие скоты? Ведь запруживаем реки, Через их ведем мосты, Выпущаем еропланы, Паровозы и те де... Дак пошто ж не строим планы, Как людям помочь в беде? Где же взять таку науку, Пособила штоб людям Одолеть печаль и муку - Детородный стыд и страм?... Ведь у нас ученных много, Могуть спутники пущать - Дак пошто ж оне не могуть Деток в колбах выращать? Што же, ето, в самом деле, За тевория така: Деток делаем в постеле, Как и в старые века? Што уж там ученных славить - Недостало вам мозгов, Коль от страму не избавить Вам ни баб, ни мужуков, Не свершить святое чудо, Не убить в людЯх греха, Не спасти народ от блуду На грядущие века!... КАК Я В ЕРМИТАЖЕ КАРТИНУ ИСКУРОЧИЛ Каюсь, люди: с того маю, Как ходил я в Ермитаж, Баба голая Даная Возвела в меня фураж. С того пакостного разу, Как я бег с музею прочь, Баба ентая, зараза, Снится мне кажинну ночь. Пропади я с белу свету! Сплю и чую: меж ногам (Знать во сне, што левой нету) Вырастает новый страм. Вырастает, как на грядке Скороспелый огурец - Агромадный экий, гадкий, Богопакостный конец! И такое безобразье Мне унять невмоготу: Лезу к бабе-то, заразе, На страмную наготу, Што твоя тридцатьчетверка Пру как будто на буфет, А на мне и гимнастерки И портков-то даже нет, - Страм - што танковое дуло Без брезентова чехла - До чего ж меня, акула, Энта баба довела!... Ёй-то нет штоб отпихаться - Тянет, шваль, к себе в кровать, Лезет, падла, обниматься, Норовит поцеловать! Стало мне страмные ласки Выносить невмоготу... ...Льет, гляжу я, шофер Васька В комулятор кислоту. “Вась, ты енту злую воду Одолжи костыль помыть!” Хвать бутыль - и тут же ходу Суд над бабою чинить. Вот крадуся в ту палату По второму этажу, А бутылку, што гранату, Под рубахою держу. Ух, бесстыжая Даная! Чай, сгодится мне урок, Как под Веной у Дуная Я бутылкой танк поджег. Развернулся - хрясь в картину!! Неча голым-то грудям Да и протчей страмотиной Мозги свихивать людям!... КАК Я СТАТУИ ЛОМАЛ В ЛЕТНЕМ САДУ Заперемши ночью в ванной, Я возился с костылем, К ножке крепкой деревянной Примотал чугунный лом. Валерьянки выпил, брому, Поглядел - суседи спят. Вышел это я из дому И хромаю в Летний сад. Того саду нету гаже: Все кругом забито в ем, Будто в этом Ермитаже, Голым каменным бабьем! Вспомнил, как под Будапештом Я громил немецкий штаб. И смекнул себе: да нешто На две сотни голых баб Сил не хватит мне, граждАне?.. Да неужто на войне В рукопашной никогда не Доводилось драться мне? Вдарил я пошибше ломом, Бабе сиську отвалил И занялся тут погромом Изо всех солдатских сил!.. Все к утру побито было!!. Лом - в Фонтанку, сам с копыт: Што-то в брюхе засвербило - Знать, осколок, паразит... ...Прихожу в себя - палата. Я в больнице - вот беда! Дохтура в очках, халатах, Все снують туда-сюда. Не громил - докажь, попробуй... Входит тут очкастый хмырь: “У тебя, старик, со злобы Лопнул желочный пузырь! На кого ты так озлился, На кого ты осерчал?” А вослед за им явился Милицейский генерал. “Всю войну оберегали Мы статуи от врага. Ты и сам, гляжу, в медалях - Чья ж бандитская рука Поднялась на изваянья? Чай, тех варваров, старик, Ты словить имел желанье, Как геройский фронтовик, Ты, поди, их бил бесстрашно, Задержать кого желал - Чай, в неравной рукопашной Через их и пострадал?” Отвечаю я сердито: “Ух. кака на гадов злость! Храбро бил я тех бандитов, Да словить не удалось.” А ШТО Я ИЩО ДУМАЮ ПРО НАШУ НАРОДНУ ПАРТИЮ Што же ето за такое? Што же ето за беда? Никакого нет покою Мне от страму и стыда! Ажно в Партии народной, Где, поди, уж кажный свят, Член проклятый детородный Аж и там у всех подряд. Страм же, коли разобраться (Аль меня попутал бес?) Ажник в самом этом, братцы. Слове: Ч Л Е Н К П С С!.. Всем бы членам крикнуть смело: Член нам вовсе не нужон! И отрезать это дело Хирургическим ножом! Всем, хто носит партбилеты, Я поставил бы вопрос Первым нумером анкеты: Член не шибко ли отрос? Коли вырос до колена, Я поганною метлой Гнал бы эдакого Ч Л Е Н А С нашей Партии долой. У которых член обычный, Я бы взвесил - али гнать, Аль отметкой в деле личном За проступок наказать. Член - с патрон от пистолету Али менее того, Да не бабник - я б за это И не выгнал кой-кого. А которые без члену, Али коим по сто лет - Тем людЯм, морально ценным, Дал особый партбилет. А партейного-то взносу, Чем страшнее член отрос, Тем и шибше дергать с носу! Больше член - дак больше взнос! А вообще (промежду нами, Штоб не знал ни стар, ни мал): Я бы в Партию с членАми Никого не принимал... ...Я хотел про думку эту И про члены, про метлу, Написать статью в газету, Прямо в Правду. Шась к столу, Взял чернило и бумагу И пишу про то, про сё: Про свою пишу отвагу И пристойное житье, Про несчастье ветеранов Через тех, хто портит быт И с картинок там, с екранов Страмотой людям грозит, Про партейных, што полено Все таскают меж ногам, Да еще зовутся ЧЛЕНЫ На потеху всем врагам, Про балетных ногодрыжек, Про статуи без белья И про протчих там отрыжек Буржуазного житья, Што готов я кажнодневно С телевизера вещать И с утра до ночи гневно Страм проклятый обличать, Што хочу за это орден... ОХ! Куды ж, дурак тупой, Я пишу: в Печатный ОРГАН - ЧУТЬ, ПОДИ, НЕ ПОЛОВОЙ !!! Эх, со страмом я боролся, Верил в праведность и честь, Да на страм и напоролся... Где ж на свете ПРАВДА есть?.. КАК Я НЕ СТЕРПЕМШИ ЖИЗНИ ТАКОЙ К ДЕПУТАТУ ПОШЕЛ И КАК СТРАМ ЕМУ ОТКУСИЛ ...В форме гвардии солдата В орденах и с костылем Я поехал к депутату Напрошаться на прием. Думал я: уж коли важен, Коль имеет чин такой, Коль в начальники посажен - То уж истинно святой. И евонная, конешно, Тоже жись была не мед, И про страм про этот грешный Депутат мине поймет, Потому как сам без страму Депутат наверняка - Хто ж на должность эту саму Да назначит страмника? Он уж точно, к бабе ночью Не полезет на кровать, Изорвет порнуху в клочья, Коль ему такое дать, И, за нрав здоровый споря И храня достойный вид, На пляжу на Черном море В пинжаке весь день лежит. ... Захожу, сажуся в кресло, Поправляю ордена И рассказываю, дескать: За спиной моёй - война, Воевал, мол, за Коломну И на Курской, мол, дуге, Ран, мол,сколько - нешто помню! На одной хожу ноге, Орденов, мол, за отвагу Вишь я сколько получил, А медаль вон ту за Прагу Аж сам Сталин мне вручил. А вот слушай, было дело Двадцать пятого в четверг. Штурмовал тогда я смело Вражью крепость Кенигсберг... “За каким пришел советом?” - Депутат меня спрошал. Тут же я ему на это Все про страм и рассказал. Рассказал ему про думку, Што в статье писал вчера... Тут гляжу - заходит с сумкой Медицинская сестра. Депутат ей: ”Беспокоен, Взбудоражен инвалид. Дескать, болен. Дескать, кое- Што в душе его болит. Дескать, что-то с им случилось, Не помочь ли старику?” Я - ему: “Дак сделай милость! Я же все как на духу Рассказал тебе про деток, Про музей и про балет! Напиши про все про ето Ты в Центральный комитет! И про спутники!!! Про колбы!!! Про запруженну реку!!!..” Депутат - сестре: “Укол бы Надо сделать старику.” Долго дума доходила До меня в тот страшный миг. А дошла - и кровь застыла, А из горла вышел крик. Я понЯл: меня за ПСИХА Принял этот сучий кот! Худо стало мне и лихо И прошиб собачий пот. Злоба мозги замутила... А башка его - как шлём, И по ей со страшной силой Я как вдарю костылем! Как прикладом ахтомата В рукопашной затесал - Знай геройского солдата, Што ты в психи записал!.. ...Повалился этот сучий Кот со стула набекрень И портки порвал об ключик, Там, где люди носють хрен... Глянул я - и сам свалился. Ни хрена себе - святой! И с таким-то я делился Думой праведной своёй? Ах, туды ж ево направо... Несмотря што депутат, Оказалси этот дьявол С агромадным страмом, гад! Ух, нашли кому доверить Власть над питерским людям!... И, озливши хуже зверя, Я ОТГРЫЗ ЕВОННЫЙ СТРАМ. ПРО ТО КАК Я ОКАЗАЛСИ ПОСОЖЕН В СУМАШЕДШИЙ ДОМ А теперь - и вовсе худо: Я - в больнице дураков. И сидеть мне тут, покуда Не поймуть, што я здоров. Хто дурак - дак это дохтур. В толк, болезный. не возьмет, Што дурак скорей подохнет, Зла от страму не поймет! Мне же, вишь, ума хватило Все понять про страм и блуд - Дак за што жа, дохтур милай, Ты меня запёрнул тут? ...Кажный раз в вечерню пору, Как домой идти врачу, Я за им по колидору На одной ноге скачу, За рукав его хватаю, Не даю уйти домой И толкую, повторяю: Не дурак я, а святой! Ты понять меня попробуй, Ты погодь-ка, не беги: Што дурак я - то со злобы Донесли мои враги! Нешто я-то без ума-то: Ведь не пью же, не курю, При людях не крою матом... Слышь, чего я говорю? Я ученный, буквы знаю, В арихметике горазд, Вишь - пишу, а вишь - читаю... Ты вот слушай мой рассказ! Не родился я из бабы!.. Как возник, не знаю сам - Я бы сдох на месте, кабы Учинил подобный страм! Аж в письме не потребляю Я родительный падёж... Не курю! Не выпиваю! Не болтаюсь без одёж! Костылем луплю по морде Сопляков, што по весне Девок тиськают! И орден Уж куют за это мне! Нет мне дела к астрам, сестрам, Монстрам, люстрам и кострам: Вишь, понять тебе не просто - Тута в кажном слове “страм”! Неча страмом речь похабить! Вон, мо Х Е Р овый платок На одной бесстыжей бабе Я с бензинчиком поджег! Да не прыгай, в матерь душу, И часы подале спрячь - Ты еще меня послушай, Дорогой товарищ врач! Я же к баням, тувалетам Страм питаю - не хожу, А дерьмо зимой и летом У себя в нутре держу! И кина не посещаю (Вишь я праведник каков), На которы не пущають До шашнадцати годков! То у нас - а за морями Есть контора ГОЛЫВУД. Голы бабы там во страме Пляшут, сиськами трясут. ЦРУ давно уж знает, Што беды не миновать, Што давно я замышляю Ихну студию взорвать! Сбились с ног в загромонице ФБР и Пентагон И сулять (чего скупиться) За мой череп миллион! Потому-то вслед за мною Все с мешкам и топорам Ихни ганстеры толпою Так и ходють по дворам, Штоб им лопнуть с миллиону! Я - на куфню, а оне Хто в трубу, а хто с балкону Так и ломются ко мне! Ты ж, поди, не станешь спорить: За башку-то дурака Хто ж заплотит там, за морем, Боле медна пятака?.. А што я побил кого-то, А кого-то укусил - То в палате анекдотов Больше слышать нету сил! Страм же, господи Исусе, Хоть с винтовки их пали, - Потому и весь трясуся, Што суседи извели! Все припадошные тута, И поди, не согрешу, Коли я через минуту И тебя не укушу! Отпусти меня на волю, Дохтур милай, отпусти! А упрямым будешь коли - Я (тогда уж ты прости) Донесу! Куды - узнаешь На беду твою и страх!.. Вот проверют - не скрываешь Ты чегой-то там в штанах?!! Вот найдут - и с кабинету Враз прогонют в шею вон И запишут: дохтур этот Нам со страмом не нужон... …Правда, сам-то дал я маху (Как стряслося - не пойму): Грешен - голый под рубахой Я ко страму своему. Я себя и краской мазал, И смолою поливал - Все одно мой страм вылазил И спокою не давал. Аж столярным клеем к коже Я приклеивал белье, Щикатурку ажно ложил, Но не мог сокрыть голье. Я за это, люди, каюсь И клянусь - живой пока, Буду спать не раздягаясь, Не сымая сапога!... .................................................. ЭПИЛОГ ...Умер он восьмого марта (Жаль несчастного до слез) - Сто десятого инфаркта Старикан не перенес. Столько их, инфарктов, было У героя на веку, Что давно могила выла От тоски по старику . Положил начало счету Взрыв на финише войны, Оторвав ему чего-то, Плюс, естественно, штаны. И лежал он после боя Пред сестричкой - о, позор.... Вот тогда-то первым сбоем Наградил его мотор. Дать бы деду передышку, Но увы - военкомат, Невзначай в солдатской книжке Залепил ему:“женат”. Клеветы такой кошмарной Наш святой не перенес, - Не домой, а в санитарный Он отправлен был обоз. В пятьдесят, как помню, третьем Умер вождь, и той порой Порывался умереть и (от кручины) наш герой. Дед, внушая всем на свете, Что не ходит в туалет, След оставил в туалете, Потеряв там партбилет. Пионеры подобрали И вернули... Экий срам!!!. С ветерана все медали Раскатились по углам. А вот раз почти у цели Спутал буквы ме и же - Бабы взвизгнуть не успели А старик лежит уже. Старикан страдал запором, Клизму ставить не хотел, Но пришлось - и от позору Снова сердцем заболел. Уверяя всех, что в баню Он не ходит никогда, Утерял в дыру в кармане Номерок - и вновь беда. Трех красавиц грациозных, Стройных, с пламенем в очах, Встретил дед - хватая воздух, Пал на пляж и сердцем счах. Набрала неверный номер Дама: “Феденька, привет!” Знать бы ей, что аж не помер, Услыхав такое, дед. Раз на Невском выставлялся Буржуазный смелый арт, Глянул дед и зашатался - Вновь, естественно, инфаркт. Кабы ждать беду заране! Промелькнула супер-стар Перед дедом на экране - Деда вновь хватил удар. Но один из самых тяжких Приключился с сердцем сбой В черный день, когда бедняжке Вдруг подсунули “Плейбой”. (Благо, время интернета К той поре не подошло: Так рвануло б сердце деда, Что округу разнесло). Деда чуть коснулась грудью Медсестра, готовя шприц - Знать бы ей, что с дедом будет! Дед в горшок свалился ниц. В скором времени шарахнул Старикана новый шок: Почитал Баркова - ахнул И опять упал в горшок... И врачи, махнув рукою На причуды старика, Трижды в день его порою Вынимали из горшка. ...Нет резона никакого Продолжать сей список бед. Но хочу напомнить снова: В женский день скончался дед. Уж который год в палате Отдыхает старикан. Тот же тапок у кровати, Те ж костыль, горшок, стакан. Книга на одной странице Уж открыта десять лет, А на тумбочке пылится Старый сталинский портрет. Календарь висит на стенке, Из которого сестра - Практиканточка-студентка Листик выдрала с утра. День был солнечный, весенний, Но старик лежал в хандре И в ужасном настороеньи, Как в ненастном декабре. Взор героя был прикован К фотографии вождя - Возлежал старик сурово, Глаз с портрета не сводя. Но казалось между строчек, Что суровый этот дед Поменять безумно хочет Созерцания предмет. Не стерпел старик и глянул На листок календаря. “СТРАМ”,- сказал, и в лету канул, Помер, грубо говоря. Да - причиной этой драмы Оказался календарь. Пал от сраму, скажем прямо, Тяжкой жертвой на алтарь.

arjan: СЧАСТЬЕ - НА ВЕКА! на текст и музыку "Марша коммунистичесих бригад" Будет людям счастье, Счастье - на века: У советской власти Не дрогнет рука! Стреляй врагов чекист бессоный, И к коммунизму на пути - Казним хоть десять миллионов - Чтобы в СЧАСТЬЕ жить другим. А там и двадцать миллионов: Ради СЧАСТЬЯ - их казним! Мы верны начальству - Кто бы им не был, А начальство сЫмут - Мы ж его в распыл! Карай врагов ГУЛАГ холодный, И не веди фашистам счет - Сгноим хоть сотню миллионов, Будет мало - и еще! Под ноготь ВСЕХ ВРАГОВ НАРОДА, А прикажут - весь народ! Эту пародию написал еще в 80-ые, но вспомнил - посмотрев одноименный клип на тему компьютерной игры "Метро-2": http://video.mail.ru/mail/chivasreagal/1513/1516.html Конечно ребята-создатели еще слабо понимают свою задачу, но вохровские вышки и мрачные казематы Лубянки уже отразили скрытый смысл песни - жаль лишь герои там не дошли до известной площади...

Эуг Белл: Из окна "запломбированного" вагона. Так запломбированный или нет?!!! Привет, Жень.

Эуг Белл: В детстве у меня были любимые книжки... "Буратино"... "Волшебник Изумрудного города"... "Доктор Айболит"... Любимые марши... "Все выше и выше и выше...", "Смело, товарищи, в ногу"... В дальнейшем выяснилось, что все вышеперечисленные произведения были украдены, переделаны и выданы за советские. http://community.livejournal.com/historyfakts/46621.html?mode=reply "Смело товарищи, в ногу" была написана Леонидом Радиным в 1898 году на переделанный мотив прусской студенческой песни "Медленно движется время", которая возникла в прусских землях в период их оккупации аж Наполеоном. В 1917 году Герман Шерхен создал немецкий коммунистический вариант этой песни -Bruder, zur Sonne, zur Freiheit" "Братья, к солнцу, к свободе!". В 20-х годах штурмовики переделали текст в "Bruder in Zechen und Gruben", появился уже нацистский вариант. Круг замкнулся в ГДР, где обратно вернулись к коммунистическому тексту. (Дальше приводится немецкий текст и перевод, я ограничусь переводом): Братья в рудниках и шахтах Братья за плугом, Из фабрик и комнат, Следует наша знаменосная колонна Биржевые плуты и спекулянты Порабощают отечество; Мы хотим зарабатывать честно, Усердно творческой рукой. Гитлер - наш руководитель, Его не подкупить золотом, Которое катится от еврейских тронов Перед его ногами . Настанет день возмездия, Однажды мы станем свободными. Творческая Германия, проснись, Ломай свои оковы пополам. Будет развиваться наше знамя, Чтобы видели наши враги, Мы всегда будем побеждать, Если мы стоим вместе! Гитлеру клянёмся в верности, Верности до смерти. Гитлер будет вести нас Так, как это надо. Гитлер будет вести нас на поля России. Где каждый второй, тоже герой, в рай попадет вслед за тобой. Дальше: Из той же серии 1. «Волга-Волга мать родная» - Abgeschmiert aus hundert Metern Чтобы скачать аудиофайл, кликните значок "МР3" в левом углу страницы 2. «Все выше, и выше, и выше…» («Марш советских авиаторов…») В раннем детстве я очень любил песню "Только у любимой могут быть такие необУкновенные (так я пел) глаза..." Ну хоть это-то, надеюсь, советское творчество? :)

balu: Эуг Белл пишет: "Волшебник Изумрудного города Эта точно не выдавалась - автор сам писал, что адаптировал американский вариант. Тем более, что потом им был написан цикл продолжений, который даже более интересен, чем первая книга.

Ribelanto: А "Буратино" Толстой разве за своё выдал?

steppecat: Преемственность, адаптация и продолжения – это хорошо (имхо)(раньше, когда нравящиеся книжки читала, то даже не догадывалась посмотреть на то, как зовут того, кто писал)

arjan: Колхозные частушки 20-х - 30-x годов Пойду, выйду на крылечко, Запою я, молода: Дали землю нам навечно, Будет наша навсегда. Самоварчики скипели, Чайнички забрякали, Все колхозники запели, Кулаки заплакали. Будет, спинушку погнули, Покормили паука! Мы сейчас в колхоз вступили, К чорту гоним кулака. Раньше жили в одиночку, Ели хлеба по кусочку, А теперь вошли в колхоз — Стало хлеба, сколько хошь. Как в колхоз не записалась, По чужим людям таскалась. Год в колхозе пробыла, — Глядь, корову нажила! Раньше я бедно жила — Горюшка хватало, А сейчас в колхоз вошла — Горюшка не стало. Все полоски мы сравняли, Все межи на-нет свели, Небывалый урожай Получили от земли. Агрономшу я свою По белой кофте узнаю. Походочка утиная, Головка лошадиная. Через реченьку я шла — Уточки закрякали. Бедняки пошли в колхоз — Кулаки заплакали. Э-эх, в колхозе ворота Специально узеньки! Не пролезет там кулак, Кулак толстопузенький! Баба сеяла муку И месила тесто. И попу и кулаку Нет в колхозе места! Эх, лапти мои, Лапти строченые! В церкви окна теперь Заколоченные! Наш отец, великий Сталин, Смотрит зорко из Кремля: Нет ли в поле где огрехов? Вся ли вспахана земля? Бей блох, комаров, Чтобы не кусались! Бей по шее всех врагов, Чтобы не мешались! Разбейся, горох, На четыре части! Эх, чего же не плясать При советской власти! Взято здесь в сокращении: http://www.auportal.ru/chastychci/kolhoz.php

Эуг Белл: Да, говорили, но этих ОРИГИНАЛОВ не печатали, поэтому складывалось чувство, что их и не было. Вот если бы параллельно с нашими поделками печатались "прототипы", то читатель мог бы выбирать, и в общем-то очевидно, чтО бы он выбрал. Ирреальность была в самой сути социалистического реализма. Не существовало ни такого рабочего, ни близко такой крестьянки, как на Мухинской парочке или на воротах ВСХВ... Не существовало таких людей вообще, которые были в кино или о которых мы читали книги. Был известный анекдот. Детям в детсаду рассказывали о достижениях социализма, одна девочка захныкала: "У-у-у! В СССР хочу!" Уже одно то, что такой анекдот БЫЛ, всех смешил, уже это показывает, что разница "матрицы" и реальной жизни была всем очевидна. Ребята, не будем спорить. Это Кара-Мурзе С. требуется углядеть что-то правдивое в социалистическом "реализме". Потому что это нужно ему в политических целях, то есть в целях обмана. Или он обманывается сам, тогда это еще хуже называется. Действительно, пошла странная мода на "ретрО". А партийные проведники вроде разных "социалистов" парят всем мозги на тему, что существовала высокая культура. Высокая культура существовала: Пастернак, Ахматова, Солженицын, Окуджава... Она существовала ПОДПОЛЬНО, и это называется "андеграунд". и НИКАКОГО отношения эта действительно высокая культура не имела к "социалистическому реализму".

Эуг Белл: Надо бы еще стихи привести. Вот такое. Я пропал, как зверь в загоне, Где-то люди, воля, свет, А за мною шум погони, Мне наружу ходу нет. Темный лес и берег пруда, Ели сваленной бревно. Путь отрезан отовсюду. Будь что будет, все равно. Что же сделал я за пакость, Я, убийца и злодей? Я весь мир заставил плакать Над красой земли моей. Но и так, почти у гроба, Верю я, придет пора - Силу подлости и злобы Одолеет дух добра. И еще вот это. Душа моя, печальница О всех в кругу моем, Ты стала усыпальницей Замученных живьем. Тела их бальзамируя, Им посвящая стих, Рыдающею лирою Оплакивая их, Ты в наше время шкурное За совесть и за страх Стоишь могильной урною, Покоящей их прах. Их муки совокупные Тебя склоняли ниц. Ты пахнешь пылью трупною Мертвецких и гробниц. Душа моя, скудельница, Все, виденное здесь, Перемолов, как мельница, Ты превратила в смесь. И дальше перемалывай Всё бывшее со мной, Как сорок лет без малого, В погостный переной. А кто написал, Женя знает - ему молчок, а Миша и Ribelanto пусть угадывают.

balu: Эуг Белл пишет: Вот если бы параллельно с нашими поделками печатались "прототипы", то читатель мог бы выбирать, и в общем-то очевидно, чтО бы он выбрал. Если выбирать, я бы выбрал Волкова, он мне больше понравился. И я не скажу, что "Буратино" плох. За "не печатали" - не печатать могли по разным причинам - не за всем кровавая гебня (с) стояла. Думаю, очень желающие могли найти и почитать оригинал. Помнится, в советское время, в школе читали оригиналы 3-х поросенков. Эуг Белл пишет: Пастернак, А я вот его "Живаго" ниасилил. Не пойму, за что ему Нобелевку дали. Эуг Белл пишет: Ахматова, Есть сборник стихов, выпущеннный в советское время. Эуг Белл пишет: Окуджава Сохранился и винил. И "типа запрещенного" Высоцкого сюда включите. Это если не о 30-х и 40-х говорить.

Андрей Козлович: balu пишет: Если выбирать, я бы выбрал Волкова Я тоже бы выбрал Волкова, мне его "Волшебная страна" понравилась больше "Страны Оз". И потом, Евгений, Ефремов тоже издавался в СССР. И разве один Ефремов? Была масса замечательных писателей. Например, я не предстваляю своего детства без "Старика Хотабыча" Лагина, "Ходжи Насредина" Соловьёва, героев "Понедельника начинается в суботу" Стругацких. Да разве всех перечислишь. Можно вспомнить ещё "Водителей фрегатов". Можно вспомнить ещё Крапивина. Можно вспомнить Александра Македонского, но не Ефремова, а Воронковой. Да, всех не перечислишь. Советская литература была по настоящему замечатльной и великой литературой. И, по большому счёту, именно она нас и сделала такими, какие мы есть.

Эуг Белл: Был один сборник Ахматовой. Нет правил без исключений. Только этот сборник как капля в море. И достался партийным работникам через их книжные экспедиции. То, что Толстой нравится больше Коллоди - не знаю, почему. Скорее - детская привычка, потом несомненный талант Толстого, только этот талант направо-налево поворачивать - тоже талант. А что "Живаго" не осилил, этим, Миш, не гордиться, от этого рыдать надо. :)

balu: Эуг Белл пишет: А что "Живаго" не осилил, этим, Миш, не гордиться, от этого рыдать надо. :) А я и не горжусь. Это, Жень, факт. Просто факт. У меня не так много книг, которые я не осилил, эта - одна из них. То, что оно было противоречивым и вопросов не возникает. Однако матрицей он ни был. А вообще, Жень, этот топик просто показывает ваш перекос в восприятии советского времени.

arjan: Alex Dragon пишет: [pre2] Евгений А. пишет: А "свеча" конечно слилась с пастернаковским: Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела. Но вряд ли Алекс здесь об истории Юрия и Лары [/pre2] Я про эту историю ничего не знаю, а Пастернака не читал. http://noogen.borda.ru/?1-5-0-00000093-000-80-0#088.001 A.D. чуть ли не с гордостью говорит - точно девушка про свою невиннность, а рядом одобрительно сопят филологи... balu пишет: У меня не так много книг, которые я не осилил, эта - одна из них Эх, balu, balu... "Я заболеваю, я болен", — соображал он в минуты просветления, между полосами сна, жарового бреда и беспамятства. — "Это все же какой-то тиф, не описанный в руководствах, которого мы не проходили на медицинском факультете. Надо бы что-нибудь приготовить, надо поесть, а то я умру от голода". Но при первой же попытке приподняться на локте он убеждался, что у него нет сил пошевельнуться, и лишался чувств или засыпал. "Сколько времени я лежу тут, одетый?" — обдумывал он в один из таких проблесков. "Сколько часов? Сколько дней? Когда я свалился, начиналась весна. А теперь иней на окне. Такой рыхлый и грязный, что от него темно в комнате". На кухне крысы гремели опрокинутыми тарелками, выбегали с той стороны вверх по стене, тяжелыми тушами сваливались на пол, отвратительно взвизгивали контральтовыми плачущими голосами. И опять он спал и просыпался, и обнаруживал, что окна в снежной сетке инея налиты розовым жаром зари, которая рдеет в них, как красное вино, разлитое по хрустальным бокалам. И он не знал, и спрашивал себя, какая это заря, утренняя или вечерняя? Однажды ему почудились человеческие голоса где-то совсем близко и он упал духом, решив, что это начало помешательства. В слезах от жалости к себе, он беззвучным шопотом роптал на небо, зачем оно отвернулось от него, и оставило его. "Вскую отринул мя еси от лица Твоего, свете незаходимый, и покрыла мя есть чуждая тьма окаянного!" И вдруг он понял, что он не грезит и это полнейшая правда, что он раздет, и умыт, и лежит в чистой рубашке не на диване, а на свеже постланной постели, и что, мешая свои волосы с его волосами и его слезы со своими, с ним вместе плачет, и сидит около кровати и нагибается к нему Лара. И он потерял сознание от счастья. 10 В недавнем бреду он укорял небо в безучастии, а небо всею ширью опускалось к его постели, и две большие, белые до плеч, женские руки протягивались к нему. У него темнело в глазах от радости и, как впадают в беспамятство, он проваливался в бездну блаженства. Всю жизнь он что-нибудь да делал, вечно бывал занят, работал по дому, лечил, мыслил, изучал, производил. Как хорошо было перестать действовать, добиваться, думать, и на время предоставить этот труд природе, самому стать вещью, замыслом, произведением в ее милостивых, восхитительных, красоту расточающих руках! Юрий Андреевич быстро поправлялся. Его выкармливала, выхаживала Лара своими заботами, своей лебедино-белой прелестью, влажно дышащим горловым шопотом своих вопросов и ответов. Их разговоры вполголоса, даже самые пустые, были полны значения, как Платоновы диалоги. Еще более, чем общность душ, их объединяла пропасть, отделявшая их от остального мира. Им обоим было одинаково немило все фатально типическое в современном человеке, его заученная восторженность, крикливая приподнятость и та смертная бескрылость, которую так старательно распространяют неисчислимые работники наук и искусств для того, чтобы гениальность продолжала оставаться большою редкостью. Их любовь была велика. Но любят все, не замечая небывалости чувства. Для них же, — и в этом была их исключительность, — мгновения, когда подобно веянью вечности, в их обреченное человеческое существование залетало веяние страсти, были минутами откровения и узнавания все нового и нового о себе и жизни. http://www.vehi.net/pasternak/13.html

Трак Тор: ВСЕ ХОРОШИЕ КНИГИ ПРОЧЕСТЬ НЕВОЗМОЖНО

Эуг Белл: Спасибо, Женя, спасибо.

Эуг Белл: Борис Леонидович для нас такое же ВСЕ, как и Александр Сергеевич. Можно и "Евгения Онегина" не прочитать, но гордиться этим может только... не знаю кто :)

balu: Эуг Белл пишет: Можно и "Евгения Онегина" не прочитать, но гордиться этим может только... не знаю кто :) Жень. Если это обо мне - еще раз повторяю. Не горжусь. Не пошла мне эта книга и все тут. Расхваливала преподша этого классика, начал читать, но не дочитал.

arjan: Эуг Белл пишет: Спасибо, Женя, спасибо.Взимно, тезка. Как известно, Пастернак писал "Живаго" по совету Марины Ивановны Цветаевой - как Реквием трагедии ее и всей русской интеллигенции, разделившей похожую судьбу... А образ Лары, если не ошибаюсь, списан с его последней и самой верной любви - О.В.Ивинской, даже попавшей в ГУЛАГ за связь с ним... Я сейчас привожу в порядок книгу ее воспоминаний (с сахаровского сайта) и рекомендую ее прочесть всем: там и о последней встрече с Цветаевой осенью 41-го и еще многом - так толком и не описанном в перестроечные годы...

arjan: Решил посвятить эту тему начавшемуся разговору, а о калошах поговорим в отдельной Степпи: - Калоши (а ещё лучше чулки от костюма ОЗК) довольно удобная и практичная вещь, особенно по снегосолевой каше. Потом изношенные калоши (как и автопокрышки) можно использовать для предотвращения эрозии почв на склонах (оброщенный растительностью склон оврага или берега реки с террасами красивей, чем горизонтальная поляна, и удобен для устройства террас и рытья горизонтальных нор в недра) Итак, моя "любовь диссидента" конца 80-ых (почти из арсенала Джеймса Бонда), помогавшая ловить и записывать "голоса" без помех: по качеству приема модель не уступала знаменитому Грюндиг-Сателит, воспетому Высоцким, плюс записывала стерео Hi-Fi Ниже шкалы - переключатель КВ-поддиапазонов (начиная с 11м!) с "двойным преобразованием" (SW dual conversion). Выигрыш был в том, что т.н. "глушилки" работали прежде всего на обладателей массовых советских супергетородинов с плохой избирательностью (т.е. помехозащитой) и низкой для КВ частотой преобразования (465khz), создающей дополнительный спектр интермодуляционных помех. Повышенная же ПЧ (тем более "кварцованная") смещала помехи из вещательного диапазона и давала желанную стабильность и почти УКВ-шное качество приема "голосов" Подробнее о специфике приема на КВ здесь: http://www.cqham.ru/wrx8.htm

steppecat: В этих штучках была интересная начинка. Её можно было потом разбирать на детали и монтировать в другие устройства, которые полезны в хозяйстве или просто так Радиотехникой я тогда тоже занималась (мне это занятие нравилось даже больше, чем шитьё, вязание или бисероплетение) и попутно "голоса" эти слушала (но политику пропускала мимо ушей) иногда там хорошую музыку передавали, за что потом на меня взъелись замполиты или политруки (даже не знаю, как они правильно называются), аж с пеной у рта или даже с какой-то истерикой взъелись (некоторые особо ярые партейцы, похоже всерьёз, аж ястребами на меня смотрели, а остальные, похоже, к ним за компанию присоединялись, когда я на их вопрос ответила, что слушал эти голоса (сперва я такие их реакции воспринимала, как какой-то (явно нереальный) массовый психоз, а потом попривыкла). Кажется, они восприняли сказанные слова по-своему, а я (по своей натуре) аполитичная и вполне безобидная простодушная тварь (можно сказать - белопушистая), и интересовалась не ихней политикой, а в основном вознёй с радиоаппаратурой и была не прочь послушать хорошую музыку. Для более качественного прослушивания дальних радиостанций я (у себя дома) ставила самодельные антенные усилители с довольно узкополосыми фильтрами с фиксированной настройкой высокодобротных селективных элементов. Такой антенный усилитель (будучи настроенным) был годен для приёма какой-то одной станции и обеспечивал малые интермодуляционные искажения-помехи (даже с применением не очень линейных усилительных элементов), хорошее подавление зеркального канала при низкой промежуточной частоте и хорошее подавление сигналов мощных станций, которые в частотном диапазоне были не очень близко, а также практически полностью исключал обратное просачивание частоты гетеродина в антенну (если гетеродин и тракт ПЧ с детектором хорошо заэкранировать). Голоса глушили кажется в частности и этой штукой: Эти антенны с тех пор почти не изменились, Тогда мне нравилось на них любоваться, когда каталась на лыжах по лесу. На территорию антенных полей радиостанции тоже заезжала через дырки в заборе, хотя это было запрещено (запрещающие плакаты висели) и даже залазала на вышки, но не много выше леса. В этих ажурных мачтах и антенных решётках, висящих высоко над лесом, было что-то (для меня) завораживающее. Тогда меня одолевало желание залезть на высокую вышку и осмотреть оттуда округу, но удержалась или побоялась, что если полезу туда выше леса, то тогда меня с высокой вероятностью заметят и (раньше, чем успею смыться) зажопят (доказывай объясняй им потом, что ты просто так залезла, что и при тебе даже нет специальных кумулятивных мин для достаточно быстрой и эффективной резки этих уголков и тросов). Ограничилась залазом на не такие высокие геодезические вышки (уже в других краях) и на дымовые трубы теплоцентрали (геодезические вышки стояли просто так среди (красивой) тайги (тайга мне понравилась вместе с почти фантастическими сооружениями, которые над ней возвышались (я вообще склонна весьма эмоционально воспринимать природу и некоторую технику)), а на теплоцентрали я была законно оформлена и могла лазать почти где хотела).

arjan: Впервые о Керсновской заговорили в перестроечную пору, когда в популярном тогда журнале "Огонек" появились ее уникальные записи и рисунки. Она прожила долгие 87 лет, из которых 20 с лишним пришлись на ссылку, тюрьмы и лагеря. Это, наверно, непостижимо для понимания: неволя была ее добровольным выбором. Она могла бы скрыться, убежать в Румынию, как ее родня. Керсновская по чистоте души своей предпочла ссылку: от кого скрываться и что скрывать, если не сделано ничего противозаконного? Что такое "большевизм страны Советов", она тогда не знала, с чудовищным вероломством и изощренной ложью этой системы была не знакома. О своей жизни, о двух десятилетиях неволи она написала книгу — пронзительную, правдивую и горькую. Талант самобытного художника дал ей возможность сопроводить текст рисунками — такими же точными и яркими, как и ее слово. История ее жизни могла произойти не только при параноике Сталине, гнобившем цвет нации в лагерях, она могла бы произойти и две тысячи лет назад, и в далеком будущем, наверно (не дай Бог!). Дело не в "своеобразии" сталинского правления: дело в том, что Фрося поняла, что останется человеком в нечеловеческих условиях. Как только это условие было ею определено, она начала жить наполненной смыслом жизнью, если можно так выразиться о жизни в зоне. Наверно, предназначение (в Божественном смысле этого понятия) было в этом, и она правильно его поняла. http://www.women-gulag.ru/project/cinema_life2.php?eng=&page=1&chapter=cinema&list=4Увы, на ее мемориальном сайте "Сколько стоит человек?" лежат не все рисунки, что увидел 20 лет назад в 4-ом номере Огонька за 1990 и до сих пор поражающие меня (сейчас держу его в руках), и мультик по этим рисункам вышел бы истинно под стать экранизации Часа Быка... Прибытие в исправительно-трудовой лагерь. Сибирь, апрель 1943 г - "Подпиши! И сможешь съесть все это и пойти спать!" - говорил он... Мне было очень плохо, но и мучительно стыдно от того, что обрабатывал меня санитар-мужчина... Мы корчились от стыда по их наглыми насмешками... Тщетно пыталась я остановить кровотечение... и никого на помощь! Я все же успела подать ведро, пролив половину... Пришло время, и я узнала, что значат эти вышки, бараки, ограды... Я видала людей голодных, истощенных. Я сама была истощена... С первого взгляда трудно понять, что ими движет... Работай или не работай - почет и награда нам одна - пуля... И уже после освобождения... И документальные фильмы о ней - - "Национальное достояние" (к 90-летию): - "Евфросиния Керсновская. Житие" (к 100-летию): Вот маленький отрывок из первого: Еще постараюсь отсканить недостающее из Огонька, а пока жду реакции: А.Козлович, Трак Тор - отзывайтесь

arjan: Свел воедено 3 части фильма "Евфросиния Керсновская. Житие" с RuTube и немного помотрел - очень сильный фильм - и не только о ней, но и о нашей истории... Даже младший сын Тихон, неожиданно и искренне заинтересовавшися сталинизмом, тоже собрался его смотреть...

arjan: Копия моего поста на Ноогене (позаимствовал туда три фотки антенн) Первые воспоминания своего семейного очага уже навсегда связаны с фантастическими переливами (их тайна раскроется ниже) коротковолнового эфира и малоразборчивыми "голосами", доносившимися как из другой Галактики - единственного способа дополнить и проверить новостной официоз... И как будущий радист, объяснял себе эти, похожие на психоделическую музыку, звуки больше особенностями прохождения коротких волн, чем каким-то специальным противодействием, ибо не мог и представить всей изощренности и мощностей нашей гиганской индустрии радиоглушения... А в 90-ые я помогал в технических вопросах первой частной телекомпании "60-й канал", коей разрешили устанавливать передатчик ДМВ (2KW) лишь за чертой города и выбор пал на... уже бесхозную глушилку в пригороде Радица-Крыловка, имевшую две высотные мачты и так и не успевшую начать свой неоценимый труд: И уже недавно, проезжая по свежим участкам автокольца к западу от Брянска, увидел антенные массивы - тоже не относящиеся к местным войскам связи, а по конструкции и размерам антенн - подобного диапазона и назначения (на фото они из другого пригорода, но точно такие же): примечание Степпи: - Конкретно через эти направленные фазированные антенные решётки ещё и на Запад вещалось (на английском языке) (а мачты можно бы было cделать и покрасивей(имхо)) Можно лишь догадываться, сколько таких "радио-заборов" было развернуто вокруг каждого советского города и сколько электростанций десятилетиями работали на разогрев атмосферы и разжижение наших мозгов: http://ru.wikipedia.org/wiki/Вражеские_голоса Ну а эту потрясающую статью прочтите сами (на что тратились интеллект и ресурсы соцлагеря): ГМД – генератор мешающего действия РПП – радиостанция постановки помех ККП – контрольно-корректировочный пункт ...По сравнению с монотонным шумом ГМД “речеподобный сигнал” сильнее раздражал слушателей и не поддавался отфильтровке. Позднее сотрудник института общественных наук при ЦК КПСС В. Ярошенко предложил использовать в качестве помехи передачу накрываемой радиостанции с задержкой звука на несколько секунд. Минсвязи отвергло идею, опасаясь сложности приема и распределения по РПП программ забиваемых радиостанций. Дважды в минуту шум ГМД и речеподобный сигнал прерывался позывным, составленным из двух букв азбуки Морзе. Каждой городской РПП был присвоен индивидуальный позывной. До конца 60-х позывные меняли в полночь по московскому времени с 4 на 5 и с 19 на 20 число. Это начали делать после того, как узнали о существовании американского комитета ТЕАC (Technical Evaluation Advisory Committee) из представителей RFE, RL, VOA и ЦРУ. Комитет составил карту сети радиоподавления Советского Союза и соцстран. Западные радиомониторные службы зафиксировали более 500 позывных. В 70-е позывные стали менять редко. Вильнюсский объект № 600 между 1976 и 1988 г. тоько однажды поменял позывной с "БЛ" на "ЛМ". Позывные были нужны для опознания работы отдельных РПП. Операторы ККП докладывали центральному пункту управления о приеме сигналов РПП других городов. Например, Вильнюс мог зафиксировать позывной, по которому Москова определяла, что какой-нибудь украинский объект вовремя не сошел с частоты радио "Свобода" и cоздал помехи "Родине". Это означало неприятности для смены провинившегося ККП. http://www.radiojamming.info/

arjan: Копия еще одного поста на данную тему Трак Тор пишет: В Совармии в 70-х было положено сдавать личные приемники с КВ диапазоном в каптерку до конца службы (обойти можно, подружившись со старшиной). В мое время (1978) требовали сдавать и длинно-средневолновые (может опасались их скрытой переделки? )... было еще такое чудо - неказистый высокочувствительный приемник с 16 метров ловивший - приемник замполита. У нас на каждой радиостанции был резервный приемник Р-250, что и на гражданке пользовался успехом и любовью радиолюбителей - как лучший из всего аналогичного, когда либо сделанного в СССР! При его уникальной избирательности и ручной подстройке полосы пропускания (а так-же разным фильтрам) на него совершенно НЕ ДЕЙСТВОВАЛИ* глушилки, а из-за кварцевой стабилизации не "плавала" приемная частота: голоса звучали как на УКВ * ** Техническое примечание Степпи:Если глушилка создаёт помехи на частоте станции (с АМ), то избавиться от её помех (без хамских, деструктивных и уголовноответственных терактов с покушениями на станционное оборудование глушилки) можно только приёмом нужного сигнала на остронаправленную антенну (осуществляющую пространственно-частотную фильтрацию волновых векторов). Для физической реализации остронаправленной антенны требуется дислокация множества её (небольших) приёмных элементов в просранстве или по местности и достаточно качественный апертурный синтез (и с адаптивной коррекцией настройки в переменчивой окружающей среде). У офицеров, ессно, были, из магазина, ловившие с 25 метров. В практически любой такой приемник (начиная со Спидолы) можно было за полчаса добавить искомые 13 и 11 метров - лишь сменить (перестроить) планки в барабане (жаль, нет соответствующего смайлика)... И еще на эту тему: http://abcdefgh.livejournal.com/902598.html

Эуг Белл: Был большой АЛЬБОМ. Я, идиот, не купил...

Трак Тор: arjan пишет: Она прожила долгие 87 лет, из которых 20 с лишним пришлись на ссылку, тюрьмы и лагеря. Это, наверно, непостижимо для понимания Да, мне именно это непостижимо: как она и Солженицин после всего этого кошмара (а АИС еще и раком поболел) прожили столько лет? нам столько не прожить:( Дело не в "своеобразии" сталинского (или фараоновского) правления: дело в том, что Фрося поняла, что останется человеком в нечеловеческих условиях. Это главное. А в тепличных условиях начинаешь "расплываться", как волновой пакет:) Принцип неопределенности: чем больше свободы, тем менее известно, где тебя найти:). Свободы сейчас много, а вот жизни нет. Так стоит ли без конца ругать советскую власть, которая сгинула (между прочим, с тем хорошим, что в ней было)? Правда, на Ноогене я твердил: стоит ли хвалить ту людоедскую власть со всем тем плохим, что в ней было? Беда "ефремовцев" и "ефремоведов", что они никак не могут найти ту золотую середину. Принцип неопределенности не велит:)?

arjan: Решил создать отдельную тему для систематизации популярных в рунете подборок "фото из СССР" - но не от злорадства над реалиями, а истинного "никто не забыт - ничто не забыто": Итак, пока нашел лишь несколько подборок на (довольно грязном) сайте http://voffka.com http://voffka.com/archives/2006/10/11/030535.html http://voffka.com/archives/2006/11/29/031576.html http://voffka.com/archives/2008/10/01/047054.html http://voffka.com/archives/2008/12/19/048961.html http://voffka.com/archives/2009/02/05/049926.html Список будет пополняться, в чем жду вашего участия ;)

М. Скиф: Эуг Белл С советской действительностью всё не так просто, чтобы можно было говорить о "матрице" или другом виде лицемерия. Трагедия в том, что многие-многие свято верили в лучшее, жили и работали ради этого, но были и другие - те, которые "оседлали волну", и те, которые пытались предупредить об этом. И были еще те, которые "оседлали" предыдущую волну, и те, кто двигал предыдущую волну... С одной стороны - наследие прошлого, которое не всегда тяжелое, а с другой - будущее и настоящее, которое не всегда светлое. И вот в этом компоте - как понимать кто есть что? Когда Рождественский написал свое "... какою ценой завоевано счастье, пожалуйста, помните!" - что это было? Пропаганда? Или дельный совет? Кем был Циолковский при царе и кем стал при большевиках? Всех пугают Дзержинским сегодня, а он был польским дворянином, и надо знать, КАК польская шляхта подвернута на понятии "честь". Просто один факт. Он возглавлял комиссию по делам беспризорных, и тут стоит прочитать Пантелеева и Макаренко, чтобы проникнуться, какая это была проблема. Сталин, Берия... Это не они писали доносы на Туполева и Королева, но это они каким-то образом ухитрились не уничтожить их. А с другой стороны были и Бунин с Шаляпиным, и Сикорский, и Ильин... А куда ставить князя Кропоткина, академика Вернадского? Есть две крайности. Белое и черное. А кровь - красная. "Белая" лимфа и "черное" железо. Не пропустить бы нам в очередной раз эту точку баланса, когда люди помогут друг другу избавиться от недостатков, а не от тех, кто по их неразумию является лишним.

arjan: М. Скиф пишет: А с другой стороны были и Бунин с Шаляпиным, и Сикорский, и Ильин... Читаю Сикорского и Ильина здесь . Особенно впечатлил Игорь Сикорский, но уже не как гений авиаконструирования, а философ... Еще в детстве, читая книгу А.Яковлева с упоминанием Сикорского и его ностальгии с комплиментам советским самолетам, я не мог понять - почему уехал и он, технарь, поимевший бы здесь славу (имхо) выше туполевской? И лишь теперь, читая его статьи, могу лишь снять шляпу преклонения перед широтой его знаний, этическими принципами и осозаннной жертвой разлуки с Родиной - именно потому, что не был лишь "образованщиной", как практически все его советские коллеги... Итак, Игорь Сикорский (кажется уже давал ссылку, но не грех и повторить) - СУЩНОСТЬ И ЦЕЛИ СОВЕТСКОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА (1941)

М. Скиф: arjan Не в правителях дело... Это очень трудно понять и принять, но рано или поздно прозрение приходит не ко всем, но ищущим: при всей своей доброте, красоте и прочих высоких качествах, русский народ - очень жестокий народ. А еще - слабый, нищий духом, разобщенный, эгоистичный, вороватый, разгильдяистый, пьющий... ---- В 1945 году, чтобы не судить и казнить всю нацию, решили устроить процесс только над главарями. Но приговор был для всех: если приказ преступен, то исполнять его ты права не имеешь. Понятно, что это квазиправосудие исключительно в интересах победителя - именно он определяет, что есть "преступно", но таким образом США "заточили" мир под себя. Но, как и всякая большая ложь, в основе сие является правдой: прежде чем кого-то судить - загляни в себя. Сталин писал доносы - или сосед на соседа? Сталин расстреливал - или бывший коллега? Большевики начали гражданскую войну - или Антанта? Ведь мишенью мировых войн была Россия - Антанта по любому бы напала на Россию... Все эти Деникины, Колчаки и прочие... что их больше прельщало -Личные интересы? - Долг? - Какой? - Защищать? - Кого? - Государя-императора? - Или народ? - Дык народ свободы захотел, мира, земли... У Шолохова в Тихом Доне сцена описана, как взвод казаков - крестьян изнасиловал одну женщину, такую же как и они крестьянку. Вот она, правда, - страшные мы и ужасные. Много зла в нас. Очень много... --- Не философ Сикорский, не философ... Не приемлю я такой постановки вопроса, когда кто-то пытается учить свой народ уму-разуму, ставя себя вне этого народа. Настояшие философы на крест идут, но со своим народом не расстаются.

Эуг Белл: Сталин доносы не писал, но он создал СИСТЕМУ, где были доносы неизбежны. Гражданскую войну начал Ленин против своего народа, когда стал организовывать заградотряды. А белые-то, кстати, тоже все почти были революционерами... Но была и другая Россия: Россия Циолковского и Вернадского, Россия Волошина и Пастернака...

Эуг Белл: Есть "внутренняя нация", а всякие там Сталины и Берии, Троцкие и т.д. - это все сор, все пуговицы... Вопрос состоит в том, сохранилась ли она до сего дня...

arjan: Белых:

arjan: "Папина Победа" (во многих смыслах) - карикатура 50х годов, напечатанная в "Крокодиле", когда победа в ВОВ ещё не была священной коровой: Взято отсюда. Начать тему сподвиг недавний очерк в ЖЖ брянца Андрея Бертыша, давнего друга нашей семьи - вольнодумца-хиппи, поэта, а ныне программиста, успевшего познать нашу психиатирию в канун Перестройки.

arjan: Чисто Оруэлл...

Эуг Белл: Скульптурка по мотивам Белоусовой и Протопопова. В свое время мне очень нравилась эта пара, потом они эмигрировали и стали "изгоями"... Я ходил обычно на соревнования по фигурному катанию (еще в школе учился), и однажды в перерыве на разминке, Протопопов катал свою партнершу в ласточке по льду: она могла держать ласточку минут десять - феноменальные фигуристы! На скульптуре - конечно, не они, но что-то в этом роде. Фигурное катание - удивительный вид спорта, средний между состязанием и искусством. Я всегда был за перевес искусства...

arjan: За основу взята известная картина выдающегося художника передвижника Васи́лия Григо́рьевича Перо́ва "Голубятник" 1874г. Оригинал и комменты.

arjan: Эти два грубоватых и непричесанных стиха - по сути экспромта, удалили на одном из форумов) за "неприличность" в теме Дня Победы: Солдатам Победы А.Кузьмин Вновь впереди - гром Дня Победы! Вновь, пережив еще зимУ, Вояки бывшие все - деды! - Повспоминают про войну… Лишь дед Иван - танкист когда-то! - Больной безногий инвалид, Свой не наденет китель мятый, Медальками не позвенит… Не раз, рассерженный, в атаке На бюрократов наезжал Он на коляске, как на танке!.. Но, побежденный, отступал… Так много лет он бил пороги, Чтобы с водой решить вопрос… Да если б не был он безногим, Сам из колодца бы принес! Он мог вернуть бы все медали, Он ничего б не стал просить, - Пусть ноги бы взамен отдали, Чтоб было воду чем носить… …Дед на печурке, как на фронте, Снег греет в котелке зимой; А к лету - мол, хоть похорОньте! - Проблема смертная с водой… Все растеряв свои надежды, Лишь машет дед Иван рукой: “Уж лучше б я погиб у Пешты, Или - под Курскою Дугой!..” Обидно, стыдно, что Победа, Которой скоро - 65, Не видит трудности и беды Еще живых своих солдат! Не потому, что обездвижен, Подбитый наш танкист-герой, - Он в том Победою унижен, Что словно бомж живет какой! Всю жизнь в мучениях промыкав (Зря, видно, смял он вражий дот!..), Солдатик старый Ваня Лыков Не День Победы - смерти ждет… * * * День победы Э.Лимонов Я полон гулов детства моего, Народа бесшабашного и злого, Орущего прекрасно-бестолково, О, пьяного народа торжество! Безногие мордатые орлы, На пьедесталах бюстов, вдруг ансамбли, Летящие за водкой (им до баб ли!) - Подшипники визжат как кандалы... Теперь вас нет. Смирились под землей, Но я, ваш младший современник дикий, Вам подношу кровавые гвоздики, С упавшими: слезинкой и соплей... * * * А вот, как оценил эти вещи коллега Gremy: Gremy 11.05.2010 - 00:29. Есть 2 одиозных типуса - Войнович и Лимонов. Первого не раз обвиняле в пасквилянтстве, но нет - у него явно не было цели в нашумевшем опусе ("Чонкине", разумеется) паскудить расейский люд, а диагноз ему (Войновичу, разумеется), один - бесталанность (здесь это обсуждалось уж на других страницах). Другое дело - Лимонов. Этот малый - да - , так скажем, не без способностей (чесать языком и скрипеть пером), но для него, создается стойкое впечатление, главное - это действительно эпатаж и какое-то клиническое стремление даже не пасквили стряпать, а кого-либо-что-либо (самое святое в том числе) всенепременно опошлить, опаскудить, "гомогенизировать" в дерьме. Грубый, циничный и вообще преотвратительный fellow с претензией на высоколобие. И меня поражает, как это можно было здесь помещать ту мерзотную кощунственную поделку. Да ну черт с ней и с "опусником-нечистотником". А я хочу привести вот это стихотворение Максима Козлова (того самого!), которое было написано далекие 20 лет и 2 года назад, но актуальности, увы, не потеряло (хотя с той поры стариков-ветеранов стало в разы меньше). Итак, Старики В суете центральных улиц, Как вдоль берега реки, Бродят с палочкой и сумкой Брошенные старики. Ненадежная опора - Потемневшая клюка, В сумке хлеб, и тем он дорог, Что цена невелика. Деревянные квартиры, Из удобств - лишь тишина. В прах изношены мундиры, Проданы все ордена. Не судите слишком строго - За плечами их война, Если просят ради Бога - Значит наша грош цена. Стариков не станет меньше - На подходе наш черед Безысходности кромешной Юности наоборот. А пока, судьбу пытая, Бросьте взгляд из-под руки: В тесных городских кварталах Скорбно бродят старики. * * * Евгений А. (arjan) 11.05.2010 - 19:45 Как истый рок-н-рольщик, не люблю интонации и аутизм КСП - имхо, в своем развитиии вместе с "шансноном" (блатняком) они и сложились в нынешнюю попсу... Так и в поэзии: Маяковский мне ближе Рождественских и даже Вознесенских, ибо ценю "драйв" и уважаю внутренню убежденность художника - дающую ему право на любые творческие приемы! В прах изношены мундиры, Проданы все ордена. Так и этот тест - гладок до гламурности и не "цепляет"... Автор уже самоцензурно сгладил "все углы": о ветеранах какой войны речь - с Наполеоном, 1-й мировой или т.п.? Ибо побоялся даже намекнуть (дабы самому не оказаться на их месте) - и это, по вашему, хотя бы реализм? Именно - СОПЛИ! В лимоновском же (да, экспромте, но - живом!), показаны солдаты Победы в праведной экзистенции - кто УЖЕ НЕ БОИТСЯ (как волк Высоцкого - "вышедший за флажки"), ибо им уже НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ и кого эта власть БОИТСЯ БОЛЬШЕ бывших генноссе-фашистов! Не судите слишком строго - За плечами их война, Если просят ради Бога - Значит наша грош цена. И к КОМУ же это обращение "не судить строго" ветеранов (да еще с лубочным поминанием Бога и гроша)? Гламур, самолюбование и цинизм...

arjan: Этот День Победы... Этот День Победы - лицемерием пропах... Обрыдло! Не хочется даже включать телевизор. В каждом репортаже о подготовке к празднованию Великого Дня - одно лицемерие. Каждый год одно и тоже, только к маю месяцу вспоминают о стариках, кто по счастливой случайности, да по Божьему хотению сумели дожить до сегодняшнего дня. Только к этому дню хвалебные речи, ленточку на грудь - мол помним, точнее вспоминаем иногда. Рассказы о подвигах, которые уже больше напоминают сказки, так как понять все то, что было на войне может человек тоже воевавший, выживший... А вакханалия лицемерия продолжается... Вот президент понес цветы к неизвестному солдату - это конечно дешевле чем оказать реальную помощь еще живым старикам (да и не только ветеранам), а от них можно отделаться куском тряпки гордо повесив ее на груди или прицепив на грудь плачущему ветерану. Только от чего он плачет? От счастья, что о нем вспомнили или от горя, что вспоминают только раз в год? А можно эту же ленту повесить на бутылку водки и сделать ее дороже на десяток рублей. Я тоже горд, я тоже мол за победу. Но это бизнес - ничего личного. Давайте в эту лентоску завернем презервативы и тогда вообще всем будет хорошо. Годами в Советском Союзе внушали, что ветераны - это наше все! Святое, но реальность очень сильно расходилась со словами, так же и сейчас. Точно так же. Это ничего, что ветераны живут как нищие, ничего что стоят в очередях за дешевыми лекарствами, которые не помогают, а многие живут в условиях - не приведи Господи. Это ничего,что у них отбирают последние льготы и последнюю надежду на обычное уважение. Зато президент примет парад - это новость и событие... Можно даже особо отобранных ветеранов прокатить на полуторках чтобы создать иллюзию.. Даже концерт устроить, а ночью дискотеку по этому поводу... И конечно же ничего страшного не будет. если ветеран. получит письмо от Президента со словами благодарности. А что ему еще нужно? Да и слова Президента ничего не стоят. Ведь отправить миллион писем (а может уже меньше?) - это куда дешевле, чем проявлять ежедневную заботу о стариках, возложить дешевый венок к могилам - это вообще ничего не стоит - мертвым дарить цветы легче, чем смотреть в глаза еще живым и знать, что ничего для них не сделал.. Целый год, а то и поболе власти России говорят о сверхприбылях. полоскают мозги о стабфондах и полных закромах набитых зелеными бумагами, а к Великому Дню - венок и открыточка, ну и если расщедрятся, то и паечек с бутылкой водки и набором продуктов. Это настоящая забота! Это героизм нашей власти, ну еще бы оторвать от себя родных илюбимых и раздать бесплатно... Но я что-то не вижу, и не припомню, чтобы власть расщедрилась и купила каждому ветерану квартиру в благоустроенном доме, новом доме. Со всеми возможными удобствами. И чтобы для инвалидов на коляске был специальный сьезд и специальные удобства. И каждому вечная сиделка, кому это нужно, хорошо оплачиваемая, и уборщица и повариха в одном лице. Ведь не каждый старик может себе приготовить кушать - здоровье потеряно в борьбе, и на стройках комунизма. Я не вижу, чтобы власть оплачивало такси каждый день старикам, если им нужно ехать к врачам, денег на всех не хватит наверное. Сразу в стране инфляция начнется.. И лекарства бесплатные в аптеках. Только настоящие лекарства, а не воду в ампулах и мел вместо таблеток. Я не вижу чтобы каждый ветеран ездил отдыхать на лучшие российские курорты или курорты в Европе и это тоже бы оплачивало государство, захотел так и поехал. захотел и отдохнул. Куршевили всякие только для власть имеющих и вместе с властью имеющих всех остальных. А может у кого-то вечный бесплатный билет на все виды транспорта? Или может быть автобусы наклоняться чтобы ветеран мог войти не поднимая уставших ног? Нет и не вижу ветеранов и вообще стариков, на хороших машинах, я не говорю о мерседесах и фордах, просто на обычной машине российского производства. Или может быть у ветеранов достойная пенсия, чтобы можно было оплатить все это из своего кармана? Или может быть все эти приввелегии только тем кто живет в Германии? А российским ветеранам ленточка и и доброе слово. Раз в год. По обязаности. И отчет о том, сколько километров материи было роздано и сколько осталось раздать. Тогда уж точно, долг перед стариками будет выполнен и смета закрыта. До следующего года. Всех с Днем Победы. Взято отсюда.

arjan: Ко Дню Победы: Борис Игнатович. Молодость,1937 г. Анри Картье-Брессон. Москва, 1954г Дмитрий Бальтерманц. Была война... 9 мая 1970

Gremy: arjan пишет: А вот, как оценил эти вещи коллега Gremy: Почему во множественном числе - "этИ вещИ"? Против первой вещи я ничего не возымел - в ней действительно отражен трагизм положения доживающих век (вернее, "довлачивающих существование") солдат Победы. arjan пишет: Как истый рок-н-рольщик, не люблю интонации и аутизм КСП - имхо, в своем развитиии вместе с "шансноном" (блатняком) они и сложились в нынешнюю попсу... А я - никто. Т.е. ни рок-н-ролльщик, не "кээспэшник", ни... По мне - лишь бы конкретное произведение было достойным, а жанр - второе дело (это как "был бы человек хороший, а какие тогда нация, соцпринадлежность - неважняк"). А достойные произведения (даже если иным свойственнен "аутизм" (Окуджава тот же)) попадаются и там, и сям. [Вот только блатняк и "кабатчину (кабачатину?)" я тоже всегда терпеть не мог - все до единого, что довелось слышать, неизменно отталкивало и раздражало своими цинизмом и пропагандой уголовщины. Но вот блатняк Высоцкого - мировой]. arjan пишет: Маяковский мне ближе Рождественских и даже Вознесенских, ибо ценю "драйв" и уважаю внутренню убежденность художника - дающую ему право на любые творческие приемы! Драйв - необходимый атрибут поэзии? По-моему, совсем не обязательно, не всякая тема требует его. Если тот или иной поэт просто хочет "высказать то, что на сердце у него", настроение и фактура стиха может быть и не зажигательно-драйвовой, но, "задушевно-камерной", умиротворяющей или из разряда "печаль моя светла". Вон - у Есенина гораздо меньше драйва, чем у Маяковского, и что же - он меньшего масштаба поэт? Совсем даже нет. Что касательно Макса (Козлова), то у него есть вещи "и такие, и сякие" (и с драйвом, и без) (в этом можно убедиться - теперь известно, куда заглянув). И внутренней убежденности ему не занимать. Художественные его приемы, стилистика... У него тут, по-моему, как у Брюса Ли в боевом искусстве - "мой стиль - это отсутствие какого-либо стиля". И поэтому он столь разнопланов и разножанров. Право на это он, считаю, вполне заслужил. Ну а права на цинизм не НИ У КОГО. arjan пишет: В прах изношены мундиры, Проданы все ордена. Так и этот тест - гладок до гламурности и не "цепляет"... Автор уже самоцензурно сгладил "все углы": о ветеранах какой войны речь - с Наполеоном, 1-й мировой или т.п.? Ибо побоялся даже намекнуть (дабы самому не оказаться на их месте) - и это, по вашему, хотя бы реализм? Именно - СОПЛИ! Совершенно же очевидно, то стихотворение относилось ко дню, когда было написано (напоминаю, оно датироано 88-м), отсюда чисто логически следует, о ветеранах КАКОЙ войны идет речь (или еще остались где-то участники 1-й мировой, Бородинской битвы, Куликовской? очень было бы любопытно прочесть о таких, а еще лучше - лично побеседовать). А потому тавтологичные пояснения были абсолютно ни к чему. И самоцензура тут явно ни при чем... "Побоялся намекнуть, чтобы самому не оказаться на их месте"? Честно сказать, непонятно, как одно логически связано с другим. Скажу тут только, что "боязни оказаться на месте", по-моему, вовсе не прослеживается, а просто горестно констатируется неизбежность этого: Стариков не станет меньше - На подходе наш черед Безысходности кромешной Юности наоборот. Сопли? Драйва нема? А, по-моему, очень даже пронзительные (хотя и "безнадрывные", "бездрайвовые") строчки. Так же, как и, скажем, "Сумерки, природа..." или "Ах, война, что ж ты сделала, подлая...". arjan пишет: В лимоновском же (да, экспромте, но - живом!), показаны солдаты Победы в праведной экзистенции - кто УЖЕ НЕ БОИТСЯ (как волк Высоцкого - "вышедший за флажки"), ибо им уже НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ и кого эта власть БОИТСЯ БОЛЬШЕ бывших генноссе-фашистов! Первые 2 строчки - да - многообещаюшие. Но дальше - ну просто какой-то фонтан нечистот. Показаны не Солдаты Победы, вынесшие на плечах самую страшную (пока) в истории войну, а какие-то вконец оскотинившиеся обитатели Кин-нан-Тэ. Вы думаете, Эдичка им хоть на йоту сопереживает? Он на это имманентно, генетически не способен. Это не мой домысел, а он сам с гордостью признавал этот факт. Как-то мне попалась его книжица, посвященная "развенчиванию дутых кумиров", так вот, он там, не моргнув глазом, повествует о том, как ему позвонила как-то знакомая и срывающимся голосом прокричала в трубку, что убили Леннона. На что Эдичка только пренебрежительно хмыкнул и небрежно бросил, что "а мне - пофигу, я и вообще не знаю, кто такой"... Каково?! (Он ведь и там и по Пушкину по полной программе прошелся - камня на камне, как ему мнится, не оставил от "памятниа нерукотворого"). И не подносит он гвоздик на святые могилы, и не слезу льет, а нечистотами из шланга поливает. "Безногие мордатые орлы" - называть так тех, кому обязан самой жизнью, может только последняя сволота. И трижды прав Цитатник - "подонские стишата". Из коих, кстати, никоим образом не следует, что "эта власть БОИТСЯ их БОЛЬШЕ бывших генноссе-фашистов". arjan пишет: к КОМУ же это обращение "не судить строго" ветеранов (да еще с лубочным поминанием Бога и гроша)? Гламур, самолюбование и цинизм... К КОМУ? Ко всем тем, кто совесть еще не потерял (разве тут нужна конкретика - Иванов-Петров-Сидоров-Рабинович-Гогоберидзе?). И строки тут без истерик и визга, но вопиют о том, что грош ломаный такому обществу, всем нам, если ветераны доведены (низведены) до того, что вынуждены стоять на паперти с протянутой рукой - "подайте ради Бога". Какие тут гламур, лубок? И в чем самолюбование (с-е - это когда биют себя в грудь - "смотрите завидуйте, я лутше всех!)", а здесь-то сие где?)?.. А уж цинизм... Или мы по-разному его понимаем? Я лично придерживаюсь "официального" его определения: "ц-м - это наглое, бесстыдное поведение и отношение к чему-н., проникнутое пренебрежением к нормам общественной морали". Что же циничного Вы нашли в стихах М.К. (и при этом не обнаружили его ни на йоту в "шедевре" Эдички)?

Эуг Белл: К тому же, как мне известно, государство сейчас вовсе не забыло о ветеранах (увы, видимо, потому, что их осталось уже очень мало). И эта не та проблема, имхо, которой сейчас требуется заниматься в первую очередь. Столь же велика вина государства перед пострадавшими от "сталинских" репрессий. Мне было бы интересно знать, насколько государство помнит о них. Ведь их - тоже мало, уже просто потому, что они оставили в лагерях здоровье...

arjan: Алексей Ильинов пишет: Жень, ну а если следовать твоей логикеАлексей, еще раз прошу, помечай - к кому из Ж. пишешь) * * * Не хотел возвращаться к теме "ленточек" (Мой мерс георгиевской лентой обмотан вдоль и поперек... Ты тож георгиевский?), а сегодня увидел фото знакомой - тоже буквально обмотавшей ими дочку, и не удержался... Она - художница, оформитель, профессионально привыкла к таким "инсталляциям", а я понимаю ущербность своего нон-конформизма, но пока ничего не могу с ним поделать... Дочку, кстати, зовут Сима :)

arjan: В контексте недавних праздников вспомнилось место из "Круга Первого", где на мажорной квартире в одной из новых высоток встретились неравные участники недавней войны: фронтовик Щагов - ныне студент, бывший военкор Голованов и маститый писатель Галахов (прототип Симонова): разговор зашел о фронтовых корреспондентах и одноименной песне... Для Галахова воспоминания Щагова и Голованова были безынтересны - и потому, что он не был свидетелем той операции, не знал Длугоседло и Кабата; и потому, что он был не из мелких корреспондентов, как Голованов, а из корреспондентов стратегических. Бои представлялись ему не вокруг одного изгнившего дощаного мостика или разбитой водокачки, но в широком обхвате, в генеральско-маршальском понимании их целесообразности. И Галахов сбил разговор: - Да. Война-война! Мы попадаем на неё нелепыми горожанами, а возвращаемся с бронзовыми сердцами... Эрик! А у вас на участке "песню фронтовых корреспондентов" пели? - Ну, как же! - Нэра! Нэра! - позвал Галахов. - Иди сюда! "Фронтовую корреспондентскую" - споём, помогай! Динэра подошла, тряхнула головой: - Извольте, друзья! Извольте! Я и сама фронтовичка! Радиолу выключили, и они запели втроём, недостаток музыкальности искупая искренностью: От Москвы до Бреста Нет на фронте места... Стягивались слушать их. Молодёжь с любопытством глазела на знаменитость, которую не каждый день увидишь. От ветров и водки Хрипли наши глотки, Но мы скажем тем, кто упрекнёт... Едва началась эта песня, Щагов, сохраняя всё ту же улыбку, внутренне охолодел, и ему стало стыдно перед теми, кого здесь, конечно, не было, кто глотали днепровскую волну ещё в Сорок Первом и грызли новгородскую хвойку в Сорок Втором. Эти сочинители мало знали тот фронт, который обратили теперь в святыню. Даже смелейшие из корреспондентов всё равно от строевиков отличались так же непереходимо, как пашущий землю граф от мужика-пахаря: они не были уставом и приказом связаны с боевым порядком, и потому никто не возбранял им и не поставил бы в измену испуг, спасение собственной жизни, бегство с плацдарма. Отсюда зияла пропасть между психологией строевика, чьи ноги вросли в землю передовой, которому не деться никуда, а может быть тут и погибнуть, - и корреспондента с крылышками, который через два дня поспеет на свою московскую квартиру. Да ещё: откуда у них столько водки, что даже хрипли глотки? Из пайка командарма? Солдату перед наступлением дают двести, сто пятьдесят... Там, где мы бывали, Нам танков не давали, Репортёр погибнет - не беда, И на "эмке" драной С кобурой нагана Первыми вступали в города! Это "первыми вступали в города" были - два-три анекдота, когда, плохо разбираясь в топографической карте, корреспонденты по хорошей дороге (по плохой "эмка" не шла) заскакивали в "ничей" город и, как ошпаренные, вырывались оттуда назад. А Иннокентий, со свешенною головою, слушал и понимал песню ещё по-своему. Войны он не знал совсем, но знал положение наших корреспондентов. Наш корреспондент совсем не был тем беднягою-репортёром, каким изображался в этом стихе. Он не терял работы, опоздав с сенсацией. Наш корреспондент, едва только показывал свою книжечку, уже был принимаем как важный начальник, как имеющий право давать [установки]. Он мог добыть сведения верные, а мог и неверные, мог сообщить их в газету вовремя или с опозданием, - карьера его зависела не от этого, а от правильного мировоззрения. Имея же правильное мировоззрение, корреспондент не имел большой нужды и лезть на такой плацдарм или в такое пекло: свою корреспонденцию он мог написать и в тылу... http://virlib.ru/read_book.php?page=105&file_path=books/7/book03252.gz

Эуг Белл: В "Детях Арбата", в последней части, есть сцена, когда Утесов поет блатную песню перед Сталиным... Прочитайте! Современная "Война и мiр". Документ нашего Арбата, нашей эпохи. Рыбаков, хоть и не Лев Толстой, но передал нашу жизнь, наш XX век очень пронзительно и верно. Как нож в сердце.

М. Скиф: Вот только в жизни Симонов завещал похоронить себя на Буйничском поле под Могилевом, который оборонялся 20 дней (тех самых, которых потом не хватило немцам для захвата Москвы), а Утесов пел песни перед солдатами... и я сам их слушаю до сих пор. --- Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, Жди, когда наводят грусть Желтые дожди, Жди, когда снега метут, Жди, когда жара, Жди, когда других не ждут, Позабыв вчера. Жди, когда из дальних мест Писем не придет, Жди, когда уж надоест Всем, кто вместе ждет. Жди меня, и я вернусь, Не желай добра Всем, кто знает наизусть, Что забыть пора. Пусть поверят сын и мать В то, что нет меня, Пусть друзья устанут ждать, Сядут у огня, Выпьют горькое вино На помин души... Жди. И с ними заодно Выпить не спеши. Жди меня, и я вернусь, Всем смертям назло. Кто не ждал меня, тот пусть Скажет: - Повезло. Не понять, не ждавшим им, Как среди огня Ожиданием своим Ты спасла меня. Как я выжил, будем знать Только мы с тобой,- Просто ты умела ждать, Как никто другой. 1941 - Константин Симонов

arjan: Решил создать отдельную тему для уточнения реальной роли журналистов на фронтах ВОВ и территориях - контролируемых партизанами. Ибо учитывая состояние журналистики на начало войны - запуганной репрессиями и развращенной процессами "врагов народа", трудно даже представить репортерскую работу в первые годы непрерывных потерь и отступлений... Иное дело - перелом в войне с 1943 года, когда они с "лейкой и блокнотом" (немецкая камера Лейтца здесь сама не очень уместный бренд) могли идти "в наступление" чуть позади фланговых частей и спешить первыми сообщить об освобождении того, или иного города - впервые за годы советской власти не боясь обвинений в политошибках, "пораженческих настроениях" и т.п. Еще искренне кланяюсь всем погибшим, выжившим и еще живым военным фотографам и кинооператорам, чей Подвиг безусловен, а его результаты останутся в памяти потомков! Но, написанное пером... Итак, что делали на полях ВОВ коллеги военкора Алексея Толстого?

arjan: М. Скиф пишет: Вот только в жизни Симонов завещал похоронить себя на Буйничском поле под Могилевом, который оборонялся 20 дней (тех самых, которых потом не хватило немцам для захвата Москвы), а Утесов пел песни перед солдатами... и я сам их слушаю до сих пор.Эти бесспорно-прекрасные стихи он написал не "по долгу службы", а как "обычный" влюбленный - в том и их сила на фоне "профессиональных"... Но текст "фронтовых корреспондентов" написал тоже он - и я вполне понимаю Щагова, у кого дыбились волосы от подловатой дурашливости и цинизма этой песни (как и прославления вражеской "лейки") с "лейкой" и блокнотом...А вот, как собирают нынешние Лейтц-камеры: http://fotografov.net/2009/10/14/leica-iznutri-kak-sobirayutsya-kamery/

arjan: Убитые песни войны (два эссе) Лев Рубинштейн Я думаю, что годы войны были самыми несоветскими годами за всю советскую историю. Это был единственный эпизод, когда практически совпали по большинству пунктов интересы государства и общества, государства и отдельных людей. Все было предельно понятно и ясно: на нас напали, нас хотят уничтожить, мы должны сражаться, чтобы спасти и защитить наши дома и наших родных. Хотя объективно получалось так, что спасали заодно и политбюро, и товарища Сталина, и НКВД, и колхозы, и ГУЛАГ. Вот и расцвела тогда пышным цветом песенная лирика. И ничего похожего по силе и достоверности не было ни до войны, ни после нее. О чем эти песни? Да об одном и том же. Они были подчинены единому канону, но не тому ГОСТу, в соответствии с которым производилась большая часть советской художественной продукции, а канону глубинному, фольклорному. Вот, сравните: "Лети, мечта солдатская, к дивчине самой ласковой, что помнит обо мне" - "Всю нежность свою, что в смертном бою, солдат, сберегли мы с тобой, мы в сердце своем жене принесем, когда мы вернемся домой" - "И каждый думал о своей, припомнив ту весну. И каждый знал - дорога к ней ведет через войну" - "Ты ждешь, Лизавета, от друга привета и не спишь до рассвета, все грустишь обо мне. Одержим победу - к тебе я приеду на горячем боевом коне" - "Чтоб все мечты мои сбылись в походах и в боях, издалека мне улыбнись, моя любимая" - "Мне нелегко до тебя дойти. Ты меня, родная, жди и не грусти. К тебе я приеду - твоя любовь хранит меня в пути" - "Ты меня ждешь и у детской кроватки не спишь. И поэтому знаю, со мной ничего не случится" - "Мне в холодной землянке тепло от твоей негасимой любви". Вспомните слова этих песен. Вы не найдете там ни Сталина, ни Ленина, ни ВКП(б), ни колхоза-совхоза, ни пятилетки в четыре года - нету там ничего, что бы отдаленно указывало на конкретные реалии агитпропа и Совинформбюро 40-х годов. Нету в этих песнях никакой руководящей роли партии и правительства. А есть там другая руководящая роль - руководящая и направляющая роль мужества, разлуки, смертельной опасности, ожидания, верности, любви и надежды. И всего лишь. И это самое "всего лишь" как трогало сердца людей в те годы, так трогает и теперь. Инерция этой внезапно и мощно прорвавшейся свободы тянулась еще и в первые послевоенные годы, но стала все больше и больше противоречить и мешать трескучей "победной" риторике. Этой болотной ряской, впрочем, духовная жизнь общества стала все заметнее и заметнее зарастать уже к концу войны, когда "великое руководство" перестало ходить под себя от страха, слегка поуспокоилось и начало вновь - сначала робко, а потом все уверенней - напоминать людям о том, кто в доме хозяин и кто для нас с вами выиграл эту страшную и великую битву... Полный текст: http://grani.ru/Culture/essay/rubinstein/m.177586.html Ксения Ларина В канун праздника звонит коллега с «Эха Москвы» — человек много поживший и много повидавший. Голос его дрожит в отчаянии. «Ты смотришь Первый канал?» — «Нет» — «Там концерт в Кремле, посвященный Дню Победы! Там поют военные песни эти… суки! Боже мой! Что они делают, неужели ничего святого не осталось! Ветераны в зале сидят, как оплеванные...» Включаю. Похабно извиваясь и демонстрируя нехилые ляжки, по подиуму ходит Жанна Фриске и, вытягивая губы трубочкой, томно распевает: «…на окошке на девичьем все горел огоне-е-ок…» На заднем плане ей подпевают такие же жопастые девицы в коротких платьицах а-ля ситчик. Благообразный Билан, томно закатив глаза, мучает «Темную ночь», зазывно поигрывая нижней частью торса. Кремлевский зал действительно наполнен пожилыми людьми с орденами. Зал послушно внимает этому кошмару… И ни один человек не встал и не вышел из этого ада. Ни один человек. Чем только не занимались в течение юбилейного года ветеранские организации — требовали вернуть народу Сталина, закрыть «антисоветскую» шашлычную, запретить парад союзных войск на Красной площади, привлечь к ответственности историков-либералов и ввести единый для всех учебник истории… Но групповое изнасилование своей памяти они сносят смиренно. Потому что знают: если в Кремле — значит одобрено. На следующий день подобное свершилось уже для «кремлевской гопоты» — молодежи, собранной под знаменами «Молодой гвардии», «Наших» и прочей сурковской дребедени, — в Лужниках. Четверка ведущих соединила в себе прошлое и настоящее: гнетущий железный совок и звонкий оловянный «нашизм». Советские имперские «сирены» Анна Шатилова и Игорь Кириллов недолго оставались без работы, держались на сцене уверенно и победительно. Яне Чуриковой, кажется, давно уже все равно, что вести и что произносить — правительственные концерты, телевизионные шоу и игры слились для нее в один большой нескончаемый корпоратив. Тяжелее всех было Ивану Урганту, который старательно изображал из себя хорошего мальчика и пламенного патриота, но на лице его читался немой вопрос: «Неужели я делаю это?!» Делаешь, Ваня, делаешь. И при тебе голопузая русалка в тельняшке уныло выводит что-то про «десятый наш десантный баталЁн». И вновь на сцену впрыгивает Дима Билан в обтягивающем клетчатом костюмчике. Подняв вверх одну руку, он визжит в зал: «Пр-ривет, друзья!!! С пр-раздником великой Победы!» Потом замирает в изогнутой позе, отклячивает тощий задик и начинает орать «Любимый город может спать спакойно-о!..» Превращенные в ресторанное караоке (текст выводится на большой экран, с которого поет толпа), песни войны, пережившие не одну войну, выглядят уродливой гримасой «новой» гламурной России... Полностью: http://newtimes.ru/articles/detail/20948/

arjan: ПАРАД ПОБЕДЫ Юрий Нестеренко Чем кровавей родина, тем надрывней слава, Чем бездарней маршалы, тем пышней парад. Выползла из логова ржавая держава, Вызверилась бельмами крашеных наград. Плещутся над площадью тухлые знамена, Нищий ищет в ящике плесневелый хлеб, Ложью лупят рупоры: "Вспомним поименно!" Склеен-склепан с кляпами всенародный склеп. Лбы разбиты дО крови от земных поклонов, Мы такие грозные - знайте нашу прыть: Мы своих угрохали тридцать миллионов! Это достижение вам не перекрыть! Крики заскорузлые застревают в глотках, Тянет трупной сладостью с выжженных полей, И бредут колодники в орденских колодках, И в глазах надсмотрщиков плещется елей. Думать не положено, да и неохота, Пафос вместо памяти, дули вместо глаз, Бантиками ленточки, глянцевые фото, Куклы на веревочках, плюшевый экстаз. Для раба хорошего - свежую солому, Для его хозяина - пышный каравай. А за свой родной барак пасть порвем любому, Так, блин, и запомните! Вольно! Наливай! Из подборки стихов против нынешней формы празднования Дня Победы.

arjan: Из экспозиции Музея истории ДВО - Гражданская война: Скульптура Кукуева Ю.А, 1985 г.

Трак Тор: Здесь Троцкий удивительно похож на покойного (царствие небесное охальнику:) Романа Трахтенберга

arjan: НЕНАСИЛЬСТВЕННЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ "По большому счету, благодаря Толстому и Ганди со второй половины ХХ века мы живём в совершенно новом мире, где есть гражданское общество, которое знает о правах человека и умеет их отстаивать, опираясь только на силу правды, без всякого насилия." Ф. Шведовский * * * Проснись, вождями недобитый – Мир государственных рабов, Включай свой разум непропитый И к трезвой жизни будь готов! Весь век подмены* мы разроем** До основания, а затем – Без лжи и казней мир построим, В нем хватит места – нам и всем! припев (2 раза): Это наш – покаянный, Ненасильственный бой: Толстому и Ганди – Внимает род людской! Мы все – буржуи и поэты, Важны для мира пост-труда: Лишь так спасём себя с планетой, А через силу – никогда! И – если новые вождишки, Вновь позовут наивных в бой: Ответом будет – не насилие, А наши жертвы и любовь! * "Эпоха Подмены Понятий" по Тэй Раму ** так, а не "разрушим" было в первом варианте текста © Copyright: Евгений А., 2010

Эуг Белл: Чудно! Это - ты сам сделал?

arjan: Эуг Белл пишет: Это - ты сам сделал?Ну да - мурлыкал про себя эту песню и нашёл ключевые слова, потом припев... А вот с концовкой оказалось сложно - в официальном оригинале она почти языческая: Для нас всё так же солнце станет Сиять огнём своих лучей. Несколько раз менял слова, и все не то... пока не понял: единственный ответ, как и 2000 лет назад, увы - жертва... Так что конец вышел христианский и вообще - религиозный, чего и не хватило оригиналу;)

arjan: 21 декабря 1879 г. в городе Гори Тифлисской губернии родился великий и ужасный Иосиф Джугашвили… Вспоминая его самый сильный кинообраз – обнаружил, что отрывков гениального фильма А.Германа «Хрусталев, машину!» почти нет на видеосайтах, почему пришлось их нарезать и заливать самому ;) Подобно всем германовским, данный фильм «не для всех», но (как к месту сказано) эта штука посильнее «Фауста» Гете (с): Фильмы Германа - изумительный пример баланса Горя и Радости, где ужас событий непрерывно переходит в облегчающий душу смех и не оставляет инфернального ощущения чернухи, согласны?)

Эуг Белл: Я предлагаю твой гимн сделать гимном нашего сайта и всего того народного движения, которое, я верю, мы - один из источников. На самом деле - гениальная же вещь!!! Проснись, вождями недобитый – Мир государственных рабов, Включай свой разум непропитый И к трезвой жизни будь готов! Весь век подмены* мы разроем** До основания, а затем – Без лжи и казней мир построим, В нем хватит места – нам и всем! припев (2 раза): Это наш – покаянный, Ненасильственный бой: Толстому и Ганди – Внимает род людской! Мы все – буржуи и поэты, Важны для мира пост-труда: Лишь так спасём себя с планетой, А через силу – никогда! И – если новые вождишки, Вновь позовут наивных в бой: Ответом будет – не насилие, А наши жертвы и любовь!

Андрей Козлович: Эуг Белл пишет: Толстому и Ганди – Внимает род людской! Я против. Подобное декларирует, что мы толстовцы, а я то уж точно не толстовец. Да и Аристон сам по себе предполагает меру, а не ненасилие. То есть, концепция Ефремова не отвергает насильственные методы борьбы, более того, в отношении фашизма считает насилие неизбежным и необходимым.

Алексей Ильинов: Ну тогда, так сказать для более ощутимого "контраста", выкладываю текст песни популярной некогда среди нацболов белорусской группы "КРАСНЫЕ ЗВЁЗДЫ". Итак, "ШАГАЕТ ГУЛАГ". Сеpдце гоpящее вновь закипело! С вами, чекисты, слово и дело. Вы - санитаpы стpаны молодой, Каpающий меч под кpасной звездой. Силy - в кyлак! В авангаpде новой пятилетки, Шагает Гyлаг. Стpане Советской даешь дезинфекцию! Тpижды безжалостность, тpижды бдительность, Внешнее спокойствие - только видимость. Вpаг затаился в наpодных массах, Внyтpенний вpаг, yбежденно классовый. Силy - в кyлак! В авангаpде новой пятилетки, Шагает Гyлаг. Стpане Советской даешь дезинфекцию! Видишь, как скалит клыки интеpвенция, Слышишь - воняет интеллигенция. С вами, чекисты, слово и дело - Гнидy давите пpямо и смело. Силy - в кyлак! В авангаpде новой пятилетки, Шагает Гyлаг. Стpане Советской даешь дезинфекцию! Видишь, шагают освободители. Кpовь с молоком - и мы победители. Вихpи вpаждебные сгинyт во мгле, Рyсский поpядок на pyсской земле! Силy - в кyлак: В авангаpде новой пятилетки Шагает Гyлаг. Стpане советской даешь дезинфекцию! Песня сия до сих пользуется большой популярностью в Интернете. А вчера в новостях по Рен-ТВ показывали опрос среди юношей и девушек современной нам России образца 2010 года. Спрашивали об отношении к Сталину. Большинство ответили, что да, "нужна железная рука". И вообще - нужно "карать". Такие вот дела... "Прекрасное далёко". Такое вот "светлое будущее"... А сегодня мне очень жёстко дали понять, что я, как это сказать то, "воняющая интеллигенция". Так что окончу дни свои весьма плачевно.

arjan: Не удержусь добавить несколько фото на тему вчерашнего юбилея (взято отсюда): Плюс - свежая статья Якова Кротова "СВОБОДА МЕЖДУ СТАЛИНИЗМОМ И АНТИСТАЛИНИЗМОМ" (мне понравилась;) В антисталинизме заметна пошлость, когда вся сложность тоталитаризма сводится к злой воле одного человека – и в результате исчезает целая страна, остаётся один злой гений. Это даже не пошлость, это опошление, но пошлость в принципе есть процесс, постоянное сползание вниз. Пошлости нет, есть опошление. Это проявление того остывания творческого продукта, о котором сокрушался Бердяев. Нельзя сотворить ничего пошлоустойчивого, это нарушило бы принцип свободы. Пошлость есть уплощение, а предмет становится более плоским не только когда усыхает (и не всё усыхает), но когда человек подымается вверх и начинает смотреть с высоты на то, на что раньше смотрел снизу. Любопытны различия в борьбе со сталинизмом и гитлеризмом. В Германии в первые послевоенные десятилетия тоже пытались защититься от кошмара совершённого греха, представляя Гитлера искусителем, совратившем нацию. Соблазн культа антиличности, сваливания всего на некоего антихриста в Германии был преодолён, в конце концов, а в России нет. (Насколько глубоко христианство, пытающееся идти за Христом, настолько мелкая и пошлая психология, которая озабочена лишь борьбой с антихристом). Антисталинизм как перенос всего греха на Сталина - психологически неизбежен, нравственно порочен и уйти от этого антисталинизма надо. Иначе мы имеем антисталинистов, которые демонстрируют такой же конформизм и холуйство в отношении нынешней русской системы, какую демонстрировали сталинисты при Сталине. Обличения Сталина играют роль громоотвода, успокаивают нечистую совесть - мёртвого шакала пинают, живым шакалам прислуживают. Конечно, не все - но дело-то в том, что нормальный человек не может быть сведён к "антисталинизму", как бы горячо он ни разоблачал Сталина, соответственно, и не обидится на подобные инвективы. Более же всего антисталинизм уподабливается сталинизму, когда отрицает, что и под Сталиным была жизнь, когда сводит русскую действительность к карикатуре. Это вызывает сегодня у многих умных и порядочных людей скептическое отношение не только к антисталинизму, но к идеям свободы и демократии в целом. Разве без них не жили? И не надо говорить, что при Сталине одни жили, а другие выживали или гибли. Это верно, но разве все, кто жил, виновны? Понятно, почему антисталинисты - наверное, стоит ещё раз повторить, "пошлые антисталинисты" - пассивны. Краеугольный камень их антисталинизма - неверие в силу свободы, в силу творческого духа личности и, напротив, вера в то, что любая мелкая канцелярская крыса - каковой был и Сталин - это великий крысолов, который в силах безвозвратно увести за собой миллионы людей. Вот такому антисталинизму нужно противопоставить веру в то, что люди - не крысы, что когда люди идут всё же за крысой, то именно - а крысой, а не за крысоловом, по своему выбору, а не велению волшебной дудочки. Человек - не крыса, именно поэтому то, что для крысы естестенно, для человека - грех крысятничества, трусости, жадности, предательства. Сталинизм не исчез, но не исчезла и вера в то, что сталинизм - как и любая несвобода - всё-таки побеждается не военной силой, не насилием, а силой мирной и творческой.

Андрей Козлович: Тем более, мы не должны впадать в другую крайность. В Индии не было организации вроде "Чёрной сотни", а если бы сторонников Ганди начали убивать как "толерастов", как это в РФ сегодня называется, причём не государство, а "патриотическая молодёжь", вряд ли бы его теория ненасильственной борьбы привела бы к независимости Индии.

Алексей Ильинов: Андрей, в Индии очень даже были ФАШИСТЫ! И вот такие - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%83%D0%B1%D1%85%D0%B0%D1%81_%D0%A7%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B0_%D0%91%D0%BE%D1%81 Индийский Легион, например, сражался в составе войск СС. Парадоксально то, что в Индии НЕНАСИЛИЕ очень даже сочеталось с самым крайним НАЦИОНАЛИЗМОМ. Были найдены общие точки соприкосновения. А ещё вот преинтересный факт. В Индии есть и те, кто почитают Гитлера как «махатму» и «аватару». Есть, например, обожатели Ленина как «махатмы», а есть и такие вот «религиозные» гитлеристы. Так что не всё так просто то. Прав был уважаемый М.Скиф, когда некогда обратил внимание на «Лезвие бритвы» как своего рода «роман-предостережение», где шла речь о «арийских древностях», к которым тяготели не только коммунисты, но и фашисты.

arjan: Так, коллеги, опять оффтопим - невзирая на название и контекст темы?) Жду осознания провинности и её компенсацию ЮМОРОМ!

Андрей Козлович: Винюсь. А вот юморить что-то настроения нет. Всё же отвечу, Алёша, если захочешь продолжить дискуссию, то открой специальную тему. Это всё же было не в Индии, а в Европе и в Бирме. А вот, что в британской армии в Великой Войне воевали индийские солдаты, да ещё в таком количестве для меня новость. Спасибо!

arjan: "Враг мой - друг мой..." Жаль пока не уточнил автора :(

Cat: Наполеон и Александр I - тоже ведь друзья-враги. (Императоры Наполеон I и Александр I на Немане. 1 четверть 19 века. Гравюра Арнольда)

arjan: «Дедушка» А.Н. Плещеев Дедушка, голубчик, Сделай мне свисток! Дедушка, найди мне, Беленький грибок! «Ладно, ладно, детки, Дайте только срок. Будет вам и белка. Будет и свисток». 1877 г. Через 50-лет: – «Дедушка Калинин, Вот те взад* свисток! Лучше нашим папкам скинь маленько срок? И верни живыми – мамок дорогих: Мы без них повымрем, они – не враги!» * * * – «Главное, ребятки, Что б жила страна! А там – папки, мамки… (и моя жена...**)» * (прост.)"назад, обратно" ** Е.Калинина была осуждена в 1938 на 15 лет…

Эуг Белл: Спасибо, дорогой! Умора! И плакать хочется... да, пиши еще. Ой, люди! Сораняйте страницы! Мало ли что может произойти! Все это настолько ценно! Алеш, и тебе спасибо - интересный аспект.

Degen1103: С упоением и благодарностью читаю новую книгу Пелевина. Так трогательно про советскую фантастику написано! Кроме лампы, в бабкином доме было еще одно чудо. Это был стоявший в сенях сундук со старыми советскими журналами. Бабка не разрешала в него лазить. Я делал это с ощущением греха и надвигающейся расплаты - чувствами, сопровождавшими каждый шаг моего детства. Сундук был заперт, но, приподняв угол крышки, можно было просунуть руку в пахнущую сыростью щель и вытаскивать журналы по нескольку штук. Они были в основном шестидесятых годов - времен младенчества моих родителей. Их имена звучали романтично и гордо: "Техника - Молодежи", "Знание - Сила", "Юный Техник". От них исходил странный свет, такой же загадочный и зыбкий, как сияние ленинского электричества в заледенелых окнах. Тот, кто долго листал старые журналы, знает, что у любой эпохи есть собственное будущее, подобие "future in the past" английской грамматики: люди прошлого как бы продлевают себя в бесконечность по прямой, проводя через свое время касательную к вечности. Такое будущее никогда не наступает, потому что человечество уходит в завтра по сложной и малопонятной траектории, поворотов которой не может предсказать ни один социальный математик. Зато все сильны задним умом. Любая рыбоглазая англичанка с "CNBC" бойко объяснит, почему евро упал вчера вечером, но никогда не угадает, что с ним будет завтра днем, как бы ее ни подмывало нагадить континентальной Европе. Вот и все человеческое предвидение. Будущее советских шестидесятых было самым трогательным из всех национальных самообманов. Люди из вчерашнего завтра, полноватые и старомодно стриженные, стоят в надувных скафандрах у своих пузатых ракет, а над ними в бледном зените скользит ослепительная стрелка стартующего звездолета - невозможно прекрасный Полдень человечества. Рядом отсыревшие за четверть века закорючки букв - фантастические повести, такие же придурочные и чудесные, как рисунки, пронизанные непостижимой энергией, которая сочилась тогда из всех щелей. И, если разобраться, все об одном и том же - как мы поймем пространство и время, построим большую красную ракету и улетим отсюда к неведомой матери. Ведь что такое, в сущности, русский коммунизм? Шел бухой человек по заснеженному двору к выгребной яме, засмотрелся на блеск лампадки в оконной наледи, поднял голову, увидел черную пустыню неба с острыми точками звезд - и вдруг до такой боли, до такой тоски рвануло его к этим огням прямо с ежедневной ссаной тропинки, что почти долетел... *Степпи: Отработанные ступени, нерециклируемые продукты жизнедеятельности и др. ненужности отделяются и сбрасываются

Андрей Козлович: Degen1103 пишет: Тот, кто долго листал старые журналы, знает, что у любой эпохи есть собственное будущее, подобие "future in the past" английской грамматики: люди прошлого как бы продлевают себя в бесконечность по прямой, проводя через свое время касательную к вечности. Нет такого "будущего". Феномен "прекрасного далёка" присущ только СССР и "социалистическим странам", и он абсолютно уникален во всей обозримой истории. У Пелевина написано интересно, не неправильно. Степпи: Сама вера, как и история, научно неправильна или неисправима Андрей Козлович: Не уловил. Ты это о "прекрасном далёко" или о том, что вера по определению не может быть правильной? Степпит: Я так понимаю, что вера, это воображаемая приманка (обманка), которая побуждает к деятельности, так, как будто воображаемая приманка в самом деле может быть сделана или достигнута по-настоящему. Веру можно понимать и как процесс деятельности, нацеленный на достижение цели (приманки), при этом сам процесс уже объективно наблюдаем. В некоторых случаях вера (приманка или обманка) может быть как бы фиктивной и служить как бы оправданием деятельности. По себе знаю, иногда я себе воображала, что что-то делаю для достижения цели, но при этом была уверена, что до неё так далеко, что можно не заботиться о возможности свершения-достижения фиктивной приманки и беззаботно увлекаться процессом. Но иногда так попадала впросак, когда фиктивная приманка неожиданно реализовывалась, а я конфузно ретировалась от неожиданно реализующихся фиктивных приманок. Вера (приманка), она как бы внешняя и непроверяемая (пока она вера), в том смысле, что она, как аксиома или постулат в науке. Может реализоваться в процессе деятельности, а может и нет. Что касается понятия так называемого "прекрасного далёка", то я не знаю, о чём там пелось. Словам песен я далеко не всегда придаю какое-то значение, песни могут нравится и без вникания в смыслы слов (как процесс пения). Ну а про будущее - то его ни в каком настоящем дне ведь ни у кого ещё нет, в настоящем оно может лишь грезиться или вычисляться (с погрешностями). Андрей Козлович: Ну, это если смотреть с позиций официальной науки, которую так защищал почивший в бозе Кот, будем надеяться, что воскреснет. А как насчёт веры на основе интуиции? Ты ей доверяешь? Степпи: Официальные взгляды или мнения это те, которые официально объявляются официальными представителями (например, Кот официальный представитель собственно себя - Кота, а, например, я Степпи - свалочно-помоечная (эко)TWAPь и официально-ответственно себя декларирую, а также интерактивно отвечаю на задаваемые вопросы). Интуиция интуитивно (неформально) выбирает решения из множества возможностей, в том числе формулирует и принимает на веру аксиомы и постулаты, а также правила вывода.

arjan: Degen1103 пишет: С упоением и благодарностью читаю новую книгу Пелевина. Так трогательно про советскую фантастику написано! Спасибо, дорогой Degen!!! Увы, своего любимого писателя 80/90-ых, кого открыл ещё в "Знании-сила" с шокирующего "Хрустальный мир", сейчас читаю реже - в основном перечитываю "Жизнь насекомых, Затворника, Чапаева" и нек. рассказы - ибо новые крупные вещи требуют особого состояния (и излишка сил на усвоение;)... Потому "Ананасную воду" даже не пытался найти и лишь вчера скачал FB2 c торрентов (для онлайн чтения и, как у них принято - правильно форматированная (!), лежит на Либруске ) Цитата же "люди прошлого как бы продлевают себя в бесконечность по прямой" уже полюбилась с первого взгляда (возьму ее в рефрены и т.п.) и напомнила дутощёкое "и потому нужен Космос!" (с)

Degen1103: Андрей Козлович пишет: Нет такого "будущего". Феномен "прекрасного далёка" присущ только СССР и "социалистическим странам", и он абсолютно уникален во всей обозримой истории. У Пелевина написано интересно, не неправильно. Пелевин (точней, прикованный к стене моджахед) говорит именно о том, что советское будущее было самым светлым и трогательным. А более общая мысль про линейную экстраполяцию "future in the past" и непредсказуемую кривую реального движения человечества совершенно справедлива - взять хотя бы Кларка! Уж до его-то будущего было рукой подать! Ан нет, информационные технологии оказались энергетически выгодней, что и решило всё дело... Степпи: Научная фантастика может метафорично, художественно, выразительно, зрелищно, впечатлительно описывать-представлять объекты и процессы, которые в общем-то обыденные (в обыденных восприятиях). В целях популяризации научных представлений и достижений выразительности в фантастических произведениях (как и в анимационных фильмах, как и на рисунках) фантастические формы, их масштабы-размахи-пропорции (и даже некорые "физические" законы) могут преднамеренно отличаться от физически (фотографически) наблюдаемых.

Андрей Козлович: Так то оно так, но "советское будущее" не просто светлое и трогательное, оно феноменально. Ни у христиан, ни у буддистов, ни у иудаистов и т.д., во всей обозримой истории, нет ни то, что такого, а нет подобного даже близко. У тех же "западных демократий" в их фантастике, на Земле и вселенной будущего капитализм, причём, мало отличающийся от модели 70-х годов ХХ века. И, похоже, в возникновении феномена "прекрасного далёка" главная заслуга именно Ефремова. Утопии были и до него, но именно ему удалось вызвать этакую цепную реакцию утопий. Впрочем, здесь есть над чем поработать, я до сих пор до конца не уверен, что отец совестской НФ утопии Ефремов. Если будет время, когда-нибудь изучу вопрос.

Андрей Козлович: Впрочем, что не Ефремов здесь родоначальник, так это точно, хотя бы потому, что до "Туманности Андромеды" была "Страна Гонгури" Итина, построенная один к одному на той же, скажем так, ноосферно-гностическо-герметической парадигме, что и произведения Ефремова. И то, что мир построенный на такой парадигме там на другой планете - Гонгури, а не в будущему Земли, сути не меняет. И вышла она не в 50-х, и не в 40-х, а аж в 1923 г. Но ведь если была "Страна Гонгури", то были и другие аналогичные книги. Кстати, что интересно, "Страна Гонгури" это чистой воды "Туманности Андромеды", а роман Замятина "Мы" (1920 г.) это чистой воды "Час Быка", при желании Ефремова вполне можно обвинить в плагиате, и, например, я как, скажем так, в том числе и профессиональный адвокат, не стал бы защищать Ефремова на подобном судебном процессе, поскольку очевидно, что я бы его проиграл. Вообще, феномен "прекрасного далёка" в СССР нуждается в тщательном исследовании, такое исследование может много чего вскрыть, и, самое главное, выявить новые перспективы.

Degen1103: Что феноменального? Именно в СССР целью существования было объявлено будущее коммунистическое счастье, а остальной мир просто жил. Фантасты же превратили философскую морковку в нечто настолько осязаемое, что от его потери до сих пор сердце щемит - хотя как можно потерять выдуманную экстаполяцию?

Андрей Козлович: Так именно это, то и феноменально. Если советский эксперимент и породил что-то у чего просматривается серьёзная перспектива, так это мечту о прекрасном далёко детально проработанную в НФ. Кстати, Вы не посмотрели фильм который я выложил в теме "Иван Ефремов (Тайные знаки)" http://mirefremova.borda.ru/?1-2-0-00000056-000-0-0-1295733287

Degen1103: Я бы не преувеличивал значения советской НФ в смысле серьёзности перспектив. Как социокультурный феномен своего времени она, бесспорно, обладает большим интересом, как и вообще преувеличенная ценность и значение книги в СССР. Вероятно, имела место своеобразная компенсация, замена запойным чтением невозможных или труднодоступных для советского человека типов деятельности. "А ты читал?"...

Андрей Козлович: Degen1103 пишет: Я бы не преувеличивал значения советской НФ в смысле серьёзности перспектив. У меня мнение прямо противоположное. Думаю, если ВВР и наступит в сроки предсказанные Ефремовым, то наступит, прежде всего, благодоря советской НФ, проделанной ею предварительной работе, по подготовке общественного сознания.

Андрей Козлович: Degen1103 пишет: Я бы не преувеличивал значения советской НФ в смысле серьёзности перспектив. У меня мнение прямо противоположное. Думаю, если ВВР и наступит в сроки предсказанные Ефремовым, то наступит, прежде всего, благодоря советской НФ, проделанной ею предварительной работе, по подготовке общественного сознания.

Degen1103: Интернет для развития общественного сознания несравненно важней советской НФ, имхо.

Андрей Козлович: Интернет, только бумага, всё завист от того, что на ней напишут. И это раз. Два. Не стоит переоценивать его значение сегодня. Я уже семь лет пишу на форумы, и очень хорошо знаю, что 90 % тех, кто туда пишет, это амбициозные люди, которые, скажем так, исходят из принципа: "Раз у меня не получилось стать звездой экрана, то попробую стать звездой интернета". Но там они встречают, вместо восторженных поклонников, таких же непризнанных кандидатов в звёзды. Ну, и дальше начинается даже не "поросячий визг", "визг" дальше начинается "свинячий". И добротный треск сталкивающихся лбов стоит такой, что его слышно далеко за пределами интернета. И не вдомёк им, что настоящими звёздами становятся не те, "кто хочет стать звездой", а те, кто действительно хочет дать людям что-то стоящее. А вот как раз стоящего у них за душой и нет. В большинстве случаев у них за душой вообще ничего нет, кроме дикого желания "стать звездой". И поэтому стать конкурентами такого феноменального, во сей мировой истории, явления как советская НФ у них не получится никогда. И я предпочту ставить на советскую НФ, а не на несостоявшихся "звёзд".

Degen1103: Андрей Козлович пишет: Кстати, Вы не посмотрели фильм который я выложил в теме "Иван Ефремов (Тайные знаки)" Посмотрел, большое спасибо! Многих фактов не знал. Кое-то кажется за уши притянутым, в целом очень интересная передача, несмотря на телевизионщину. Кстати, уж скоро будет лет десять, как телевизор вообще не смотрю, а иногда тяну из интернета фильмы про художников, про страны, про животных... Про Ефремова вот... Так что польза от интернета всё же имеется

Андрей Козлович: Degen1103 пишет: Кстати, уж скоро будет лет десять, как телевизор вообще не смотрю, а иногда тяну из интернета Правильно делаете. И общение наше очень полезно ещё и потому, что мы можем давать друг другу стоящие ссылки в интернете.

arjan: РАВЕНСТВО (Почти по Райкину;) Оригинальный текст от М.Жванецкого: Дефицит Послушай меня, дорогой! Что я тебе скажу. Все идет к тому, что всюду все будет, изобилие будет! Но хорошо ли это будет? Подожди, не торопись, ты молодой, горячий, кровь играет. Я сам был огонь, сейчас потух немного, хотя дым еще идет иногда... С изобилием не надо торопиться! Почему?.. Ты идешь по улице, встречаешь меня. - Здравствуй, дорогой! Заходи ко мне вечером. - Зачем? - Заходи, увидишь. Я прихожу к тебе, ты через завсклада, через директора магазина, через товароведа достал дефицит! Слушай, ни у кого нет - у тебя есть! Я попробовал - во рту тает! Вкус специфический! Я тебя уважаю. На другой день я иду по улице, встречаю тебя. - Здравствуй, дорогой! Заходи ко мне вечером. - Зачем? - Заходи - увидишь! Ты приходишь ко мне, я через завсклада, через директора магазина, через товароведа, через заднее крыльцо достал дефицит! Слушай, ни у кого нет - у меня есть! Ты попробовал - речи лишился! Вкус специфический! Ты меня уважаешь. Я тебя уважаю. Мы с тобой уважаемые люди. В театре просмотр, премьера идет. Кто в первом ряду сидит? Уважаемые люди сидят: завсклад сидит, директор магазина сидит, сзади товаровед сидит. Все городское начальство завсклада любит, завсклада ценит. За что? Завсклад на дефиците сидит! Дефицит - великий двигатель общественных специфических отношений. Представь себе, исчез дефицит. Я пошел в магазин, ты пошел в магазин, мы его не любим - он тоже пошел в магазин. - Туфли есть? - Есть! - Черные есть? - Есть! - Лакированные есть? - Есть! - Черный верх, белый низ есть? - Есть! - Белый верх, черный низ есть? - Есть! - Сорок второй, самый ходовой, есть? - Есть. - Слушай, никогда не было. Сейчас есть. - Дамские лакированые, бордо с пряжкой, с пуговицей есть? - Есть! Ты купил, я купил, мы его не любим - он тоже купил. Все купили. Все ходим скучные, бледные, зеваем. Завсклад идет - мы его не замечаем. Директор магазина - мы на него плюем! Товаровед обувного отдела - как простой инженер! Это хорошо? Это противно! Пусть будет изобилие, пусть будет все! Но пусть чего-то не хватает! РАВЕНСТВО Вот, кое-кто говорит – «построим гражданское общество, равенство всех!» Но хорошо ли это будет? С равенством не надо торопиться! Почему? А вспомни… Я еду по встречной – ты видишь и звонишь: жду вечером в гости. Приезжаю, а ты через саму администрацию достал лицензию! Я увидел подпись – встал! СлЮшай, никто не может – ты можешь! В другой раз ты едешь с мигалкой — звоню я: теперь прошу ко мне! Приезжаешь, а я через министерство достал ассигнования. Ты увидел подпись – упал! Теперь ты меня уважаешь. Я тебя уважаю. Мы оба уважаемые люди. Теперь представь, наступило это равенство, да ещё «самоуправление снизу». Я пришел в земство, ты пришел в земство, мы его не любим – он тоже пришел. — Беспроцентные кредиты для производства есть? Есть! — Земля в безвозмездное пользование есть? Есть! — Материнские и отцовские капиталы есть? Есть! Ты получил, я получил, мы его не любим – он получил. Все получили… И теперь ездим скучные, без мигалок, зеваем… Президент едет – мы его не замечаем. Премьер – мы на него... (как в оригинале;) К губернатору заходим, слышишь, — как к простому сантехнику! Это хорошо? Это противно! Пусть будет демократия, пусть равенство! Но пусть кто-то будет равнее!

arjan: Фото вчерашнего Парада Победы в Брянске, автор - наша участница Helena N. Расхристанные дамы и пузатые господа на рекламных пано придают зловещий сюреализм происходящему

arjan: Мой ответ в блоге Ярушки - Апофеоз профанации: «Ну и чья победа?!..» на Яндекс.Фотках

arjan: М.Ефремов читает новую пародию Д.Быкова в стиле "дяди Стёпы" и интонациях С.Михалкова (заикается очень похоже):

Трак Тор: :) это уже бестселлер. На блоге АиФ слова: Далеко, в селе Еруда, Весь в рутине мирных дел, Жил уехавший отсюда Дядя Степа-мильярдер. Эту кличку часто слыша От своих односельчан, Он хоть был по ходу Миша, Но на это не серчал. Дядя Степа был успешен. Честный труд его питал. Был до кризиса окэшен Дяди степин капитал. Все любили дядю Степу За красу его и стать, Целовали только в попу – Выше было не достать. Спорить было с ним накладно: Прибрала его рука «Полюс золото» и «Квадро», «Ренессанс» и РБК, И еще у Степы были «Оптоган» и ё-мобили. А еще, дразня бесстыжих И завистливых людей, Никогда на горных лыжах Он не ездил без б… б… Он гремел на всю Европу – Амстердам, Париж и Канн. Но внезапно вызвал Степу Самый главный великан. Он сказал: «Послушай, Степа! Воплоти мечтанья в явь! Предлагаю не для стеба – «Дело правое» возглавь. Без скандалов, без протеста, Без особенных страстей – И займи второе место После партии властей!». – Есть! – воскликнул дядя Степа, Не боясь великих дел, И поднялся из окопа, Где до этого сидел. И пошли за ним наглядно, Как знамена, проносясь, «Полюс золото» и «Квадро», РБК и «Ренессанс», Поднимая тучи пыли, Ё-летели ё-мобили, И, утратить опасаясь Свой законный миллион, Следом шел отряд красавиц – Весь Почетный Легион! Все без шума и без пыли За достойное лаве В эту партию вступили С дядей Степой во главе. И она легко и честно, Без особенных идей, Заняла второе место По количеству б… б…

Алексей Л.: Да это и не пародия. Берлускони, лучший друг Путина, провел в парламент своих б... б... А партгосстриптизерки Волочкова, Хоркина, Кабаева?

Алексей Л.: Вильгельм и Николай II вообще были кузены, называли друг друга Вилли и Никки. В баню любил водить коллег не Сталин, а Ельцин. Но к чему здесь это все?

arjan: Удручен отсутствием какой-либо связной информации о творчестве этой замечательной творческой и семейной пары и предлагаю собирать здесь малоизвестные работы Галины Николаевны Бойко и Игоря Наумовича Шалито - как их общие, так и индивидуальные! Начать же хочу с портрета девушки Марии, автор - И.Н.Шалито: Аннотация автора: Шалито Игорь Наумович, 1932 г. Закончил МАРХИ в 1956 г. Член МОСХ с 1979 г. Участник Всесоюзных выставок с 1970 г. Работы находятся в частных коллекциях : Россия, Италия, Англия, Бельгия, США. На странице обсуждения работы есть такая запись: Мария 27.10.09 13:56 Прочитала всю бурную переписку по поводу моего изображения. на которую наткнулась случайно и даже представить себе не могла , что мой портрет , который висит у меня в квартире уже 13 лет- произведет такой фурор! Эта работа выполнена в 1996 г. , прически тогда именно такие и носили , и плечи в кофте широкие были по моде, и писался портрет с меня и для меня, а ни с каких обложек журналов. Писали портрет мои соседи - прекрасные художники Галина Бойко и Игорь Шалито !!! И в гостевой книге художника: Владимир Львович Леви 05.03.08 22:03 Игорь, здравствуйте! Не имея пока другой возможности связаться, хочу всего лишь сорок лет спустя:) еще раз поблагодарить вас и Галю за чудесное оформление самой первой моей книги \"Охота за мыслью\". Возможно, вы знаете, что она уже много раз переиздавалась пиратски, а последнее такое издание вышло только что на арабском языке в Сирии, и там - ваши иллюстрации. Правда, автор с повинной прислал мне дарственный экземпляр и попросил прощения. Вам я его тоже передаю, так как подграблены и вы:) Игорь, то, что мне удалось посмотреть в интернете из ваших с Галей работ, привело меня и мою жену в полный восторг. Я рад, что вы работаете и цвете. Зайдите, пожалуйста, на мой сайт в интернете, вы его легко найдете по моей фамилии, и отт уда сможете со мной связаться, чего я бы очень хотел. Счастливо! Ваш Владимир Леви

Дед Мороз: Чудеса в решете! Я по наивности считал, что вышеуказанные художники иллюстрируют только ефремовские произведения, а они ещё, к примеру - По закону буквы ( серия Эврика) Л.В. Успенского ( книгу моего детства; кстати - Л. Успенский написал и 4 н/ф повести ): http://lib.rus.ec/b/242787/read ; произведения моего любимого автора А.Р. Беляева: Человек-амфибия; Звезда КЭЦ; Остров Погибших Кораблей; Продавец Воздуха: Повести / Рис. Г. Н. Бойко, И. Н. Шалито. – М.: Правда, 1991. – 576 с. 6 р. 110 000 экз. (п) http://archivsf.narod.ru/1884/aleksander_belyaev/biblio_03.htm и многое другое. Одним словом, талантливые художники - фантасты Спасибо за такую находку Евгению А.!

arjan: Ну да, приказал расстрелять твоего Королева... так не исполнили же! Не послушались даже меня, сынок, а ты еще упрекаешь: дЫктатура... Выше мой вариант подписи (чуть подправил), а какие ваши варианты?)

arjan: Страничка Лукоморья "Советские игрушки" Не забуду лучшую игрушку своего детства - гигантский набор кубиков "Высотные здания", что использовали для разного моделирования всей семьей вплоть до середины 70-ых. Деревянный конструктор "Высотные здания Москвы" был выпущенный неким Совнархозом в 60-ые. Был сделан из настоящего дерева, хорошо окрашен и позволял строить "высотки" в рост взрослого человека. Поскольку единственный, из упомянутых в сети, экземпляр супернабора кубиков «Высотные здания» находится в киевском «Музее Игрушки» - его аннотация: Государственный музей игрушки Министерства образования и науки Украины Киев, Кловский спуск, 8 (метро Кловская и Арсенальная). Телефон +380(44)-253-5400, 280-36-93, 280-58-12 Государственный музей игрушки Министерства образования и науки Украины (укр. Державний музей іграшки Міністерства освіти і науки України). Музей открылся 1 января 2005 года. Основа собрания — уникальная коллекция игрушек, начиная с 30-х годов прошлого века по сегодняшний день. Общее количество экспонатов — более 15 тысяч наименований. Среди них: промышленные образцы игрушек 30-х — 90-х годов XX в.; авторские образцы игрушек; единственное на Украине собрание настольно-печатных игр; коллекция украинской народной игрушки. В трёх выставочных залах представлены около 2 тысяч разнообразных игрушек, объединённых тремя темами: «История игрушки», «Украинская народная игрушка», а также зал сменной экспозиции. http://ru.wikipedia.org/wiki/Музей_игрушки_(Киев)

arjan: А пока рассказ о его предшественнике - наборе для склейки "Мавзолей": Эту всевозрастную игру выпустили в Ленинграде в 1925 году. Как сказано в инструкции: "составление модели мавзолея путем склеивания из картона дает возможность иметь модель в каждом доме, учреждении, клубе, общежитии и т.п." "Модель для учеников легко изготовить своими средствами. Гроб Господень: взять квадратную коробку с крышкой, перевернуть дном кверху. Слегка выдвинуть крышку, образуя внизу паз. Вырезать квадратное отверстие для двери и отдельно - картонный кружок, несколько больше двери. Покрыть кружок и всю гробницу толстым слоем смеси песка, муки и воды и дать высохнуть.Круг должен изображать тяжелый камень, который женщины нашли отодвинутым в пасхальную ночь. Этот макет войдет в нашу серию "Наглядные поучения". Синклер Льюис, "Бэббит", 1922

Дед Мороз: Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснешься ты земли - Быть по-моему вели.

arjan: Дед Мороз пишет: Лишь коснешься ты земли - Быть по-моему вели. Отлично, Слава! А вот еще мой вариант: Лети, генацвале! Но нЭ забудь про пистолет с одним патроном... Продолжим?)

arjan: *PRIVAT*

arjan: *PRIVAT*

arjan: *PRIVAT*

Трак Тор:

Трак Тор: Новая Идеологическая игрушка "Незнайка на Луне" Крымнаш -Луна будет нашей !!!!

Трак Тор: Разум или безумие?. Александр Климов.

Трак Тор: Эуг Белл пишет: Любимые марши... "Все выше и выше и выше...", "Смело, товарищи, в ногу"... В дальнейшем выяснилось, что все вышеперечисленные произведения были украдены, переделаны и выданы за советские. А вот ещё: «Смело мы в бой пойдем За власть Советов И как один умрем в борьбе за это» Автор слов неизвестен, но песню на ту же мелодию пели еще во времена первой мировой войны: «Смело мы в бой пойдём, За Русь святую, И как один прольём, Кровь молодую». В украинском варианте были те же слова – «Ми сміло в бій підем за Русь Святую, І як один проллєм кров молодую». Однако умереть "за это" - это сильно! Стеснялись что ли большевики признать Русскую Идею? Если не она, то что "это"?

Трак Тор: Олимпийская Россия в фотографиях

Трак Тор: Советские плакаты об электрофикации страны Одна из первых советских реклам, 1925г.:

Трак Тор: Интернет как и радио - "эту песню не заглушишь, не убьешь!"

Трак Тор:

Трак Тор: Девушка с веслом, Рабочий и Колхозница, Мускулистые рабочие... А вот картинка с символами прошлого и настоящего сразу:

Трак Тор: Оживший памятник: Райкин беседует с князем Владимиром в походной шерстяной шапке Мономаха

Трак Тор:

Трак Тор: https://www.facebook.com/roissya24/videos/1759284994334878/

Трак Тор: К 100-летию песни "Священная война" Да-да, не удивляйтесь, именно столетию этой песни посвящается данная работа. На календаре сейчас конец апреля 2016 года..., и ровно в эти дни 100 лет назад была создана великая песня "Священная война". Но наберитесь терпения..., я обо всём расскажу. 28 апреля 2016 - Игорь Шап

Трак Тор: Дорога в Светлое Будущее (СБ)

Трак Тор: Как промывали мозги советским детям (фото)



полная версия страницы