Форум » ЗВЁЗДОЧКИ ПАМЯТИ » ЕВРАЗИЙСТВО » Ответить

ЕВРАЗИЙСТВО

Трак Тор: Сборная тема (на данный момент - А.Ильинова)

Ответов - 32, стр: 1 2 All

Эуг Белл: Очень тревожная статья о возможной политике США при новом президенте Обаме, направленной на союз с Китаем (фактически против России) и усиливающейся "жесткости" Китая по отношению к нам. http://r-wind.livejournal.com/32508.html Написана крупным публицистом в области межд. отношений. В особенности тревожат сведения о массированных военных учениях, на которых отрабатывался фактически план молниеносного захвата крупных территорий (таковыми могут быть Казахстан или Монголия, но и Россия). В последнем случае ядерный ответ неминуем. И ответ на ответ (а, вероятно, и превентивный удар). Кстати, временная "вилка" Войны Мары у ефремова заканчивается 2010 г., а сейчас только 2009. Кроме того, известны предсказания Ванги о грядущей ядерной войне в 2010 г.

Андрей Козлович: Прочёл. Интересно. Но, это типичная антипутинская статья, правда, грамотная и тонкая. Суть схваченна верно. Я тоже считаю стратегической ошибкой Путина союз с Китаем. Бжезинский очень опытный политик, и натравливать Китай на РФ в современных условиях не в интересах США. При развития событий по худшему сценарию, вполне может получиться как в известной шутке: "На финско-китайской границе всё спокойно". США это не надо. Китай поглотивший Россию, опасность для них не сравнимо более страшная, чем РФ и КНР порознь. Это так же не надо Японии. А мощь этой страны недооценивать глупо. По силе она почти равна Китаю, не говоря уже о том, что не сравнимо превосходит его технологически. Это очень не надо Индии. А силы Китая и Индии равны без почти. И чем крепче США будет "ручкаться" с Китаем, тем хуже будут у них отношения с Японией и Индией. У РФ же, напротив, они будут всё лучше. Возможны даже договоры о взаимной помощи, а то и создание чего-то вроде азиатского Варшавского Договора. В общем, в результате такой политики американская дипломатия будет кругом "в шопе", пользуясь выражением Задорнова. Хотя, конечно, если Бжезинский, вдруг, помрёт, что может быть, что натворит Обама неизвестно. Но подобные игры кончатся плохо для США, а не РФ. Кроме того. Крупномасштабная ядерная война маловероятна без системы противоракетной обароны. А создать настолько мощную орбитальную группировку, и перенести гонку вооружений в космос, при мировом то кризисе. Если Обаму понесёт в этом направлении, его избиратели разорвут. Пойдёт ли на это Китай, с его весьма небольшим опытом пилотируемой космонавтики, а так же имея миллиардное население прозябающее в нищете? Крайне мало вероятно. К тому же орбитальную групировку за год не создашь. Здесь нужно лет 10-15, и такие деньжищи, что "ни а сказке сказать, ни пером описать".

arjan: Да, тревожная статья. Уж мы то с тезкой хорошо помним (в отличии от "моложежи") конфликт 68-го года: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пограничный_конфликт_на_острове_Даманский , а молодое поколение возможно помнит предвоенное состояние с Китаем из-за Вьетнама 79-го - я как раз был в армии и под проповеди замполитов ожидал Апокалипсиса каждый час... Начало и развитие пограничной конфронтации между Советским Союзом и Китаем.

Трак Тор: Эуг Белл пишет: Написана крупным публицистом в области межд. отношений. "Союз императоров Пу и Ху ... приведет к полной хуизации нашего маленького Пу" - ржунимагу. бог ты мой, сколько вокруг всяких страшилок от крупных специалистов

steppecat: Что здесь изображено Торжество моды на висячие сады в городах (или на свалках)? Но посторойки выглядят хрупкими, и не видно, чтоб они были оборудованы (чем-то потребным) и не опутаны коммуникациями. arjan пишет: Шутки шуткуете? Это же главное здание МГУ... Да, это я вижу, что общими очертаниями совпадает с очертаниями главного здания МГУ. И лесосады на нём растут. Но (в моём понимании) оно и то, что вокруг, не оборудовано достаточно хорошо (или так всё замаскировано)? Например, китайцы то вон, что собираются в ближайшем будущем: http://wday.ru/life/ecology/_article/9138/

Эуг Белл: Тревожные сведения о новой "дружбе" США и Китая (против кого? в политике не "дружат просто так" - возможно, против России?). И похоже, что Обама пробует на прочность механизм ядерного сдерживания. Общесистемная "контринтуитивность" (см. работы Дж. Форрестера о больших системах): ядерное разоружение МОЖЕТ привести к развязыванию ядерной и обычной войн. Сообщения о том, что новая администрация США хочет предложить России провести радикальные сокращения стратегических вооружений (до 1 тыс. БЧ у каждой стороны), пока не имеют официальных подтверждений. Если таковые появятся, это будет означать радикальное изменение всей международной обстановки и станет сильнейшим вызовом для Москвы. Россия окажется в ситуации, когда не принять предложение нельзя, а принять недопустимо. Не принять подобное предложение невозможно по политическим соображениям (отказавшись, Россия автоматически становится «поджигателем войны»). Но и принять предложение Обамы будет тоже практически невозможно. Дело в том, что тогда мы уравниваемся по своему ядерному потенциалу с КНР. США продолжают иметь над Китаем огромное преимущество, поскольку на китайских МБР, видимо, стоит не более 100 БЧ (скорее всего, не более 50). А вот РСД у КНР несколько сотен. Таким образом, российские СЯС практически утратят способность осуществлять ядерное сдерживание. По отношению к США — потому что у тех есть высокоточное оружие и ПРО морского базирования. По отношению к Китаю — потому что он имеет крайне низкую чувствительность к потерям, обладая при этом гигантским превосходством над Россией в обычных силах. Нынешние системы ПРО — ни российская, ни тем более полувиртуальная американская — защиту от массированного ядерного удара обеспечить не способны. Более того, нет смысла гнаться за решением этой задачи. Если же количество потенциальных целей существенно уменьшается, то кому-то может показаться, что игра стоит свеч. Можно вложиться в создание действительно эффективной ПРО, а также в развитие средств первого удара (возможно, что эти средства будут относиться к неядерному высокоточному оружию). Конечной целью будет создание такой ситуации, когда можно нанести обезоруживающий первый удар (ядерный, неядерный, смешанный — отдельный вопрос) по СЯС противника, а остатки добьет ПРО. Таким образом, сокращение наступательных вооружений в совокупности с отсутствием ограничений на оборонительные и быстрым развитием неядерных высокоточных средств поражения может носить дестабилизирующий характер. www.chaskor.ru/p.php МБР – межконтинентальные баллистические ракеты. БЧ – боевые части. РСД – ракеты среднего радиуса действия. СЯС – стратегические ядерные силы.

Эуг Белл: К "гигантскому" превосходству Китая в обычных силах (что вынуждает РФ для сохранения равновесия создавать подавляющее ядерное преимущество) нужно приплюсовать также традиционную для китая "бескомпромиссность" в плане потерь. Нужно вспомнить, что еще в маоистском Китае всемирное ядерное столкновение мыслилось вариантом мировой революции. В этом столкновении должны были выжить некоторое число китайцев, которые и установят на земле подлинный социализм. Хрущева мы должны благодарить за то, что эти планы не были выполнены, хотя со временем Китай и заимел ядерное оружие. Хрущеву мы обязаны жизнью за 1) то, что он арестовал Берию, 2) за то, что он единственный повел себя благородно во время Карибского кризиса, 3) за то, что он не дал Мао ядерного оружия, подписав договор о его нераспространении, 4) за то, что он не призывал к гражданской войне, когда его устраняли. В общем - достаточно, чтобы считать человека великим, между тем мы помним лишь о кукурузе.

Эуг Белл: Сюда переносится тема из бывшего раздела "Битва Мары".

Алексей Ильинов: Перенос Внимание! Статья публикуется на дискуссионной основе! *Судьба понятий, или Евразийская геополитика в роли "национальной идеи" России* Евразийская концепция, созданная в идеологических лабораториях ГПУ, есть ни что иное, как воскрешение политической философии "панмонголизма" и чингизидства, способствующее установлению бюрократической тирании на территории России и соседствующих с ней стран Удивительна судьба понятий. Мы говорим "Америка", подразумевая при этом США, хотя вообще-то Америкой называется целый материк от Лабрадора до Огненной Земли. Говорим "Евразия", подразумеваем Россия. Ни Китай с Индией, ни собственно Европа в рамки этого понятия сегодня не входят. Так, однако, было не всегда, да и правомерно ли превращать географическое название в политологическую категорию? Начало истинной Евразии На самом деле этим словом обозначается не столько пространство, состоящее из двух континентов, сколько некий великий проект, положивший конец архаичному миру. Александр Македонский осуществил союз военных элит индоевропейцев, который ограничил бесконтрольное господство жреческой касты, возглавлявшей туземные традиционные общества как в средиземноморье, так и на Иранском нагорье, в верховьях Инда и предгорьях Памиро-Алая. Эта новая политическая реальность стала первым опытом революционного "глобализма" и образовала совершенно особое пространство, которое сегодня является базовой территорией исламской цивилизации. Александр Македонский создал предпосылки для выхода пророческой авраамической религии (представленной в его время библейской традицией) на простор ойкумены. Одной из этих предпосылок стал феномен эллинизма, универсальная система понятий от Ливии до Синдзяня, благодаря чему впоследствии смогли стать вселенскими конфессиями христианство и ислам. Александр Великий описывается в Коране под именем Зулькарнайн как один из пророков Всевышнего, ему отводится статус судьи Запада и охранителя потомков пророка Ноя от разрушительных орд Гогов и Магогов, которые некоторые исследователи, вслед за Фирдоуси, отождествляют с Тураном. Вот она, подлинная Евразия, первая и последняя. Последующие же "Евразии" явились лишь реакцией или пародией на нее. Туранский ответ — образцовая модель современных евразийцев Явление, порожденное Зулькарнайном, было столь грандиозно, что силы для ответа на него накапливались в течение полутора тысячелетий. То, что нынешние евразийцы, с легкой руки Л.Н.Гумилева, принимают за политическую модель Евразии, является на самом деле чингисхановской "мировой контрреволюцией" против последствий сверхпроекта великого Атрида. Известно, что Чингисхан получил благословение на свою завоевательную миссию от последних потомков великих шаманских родов Северной Азии, которые завершились вместе с так называемым "высоким шаманизмом" именно в его время — первой трети 13 века. Чингисхан создал эту типовую модель евразийской империи, столь милую сердцу некоторых наших патриотов, в которой "цветущая сложность" местечковых туземных традиций патронажно перекрывается единой централизованной системой абсолютно бездуховной и совершенно прагматичной бюрократии. Система, созданная монголами, в принципе ничем не отличается от римской имперской системы. Единственная, но весьма важная разница — в атмосфере взаимоотношений между централизующей бюрократией и автохтонами. Политический пафос чингизидства выражается в отчетливой благосклонности к любым корпорациям туземного жречества при бескомпромиссной ненависти к военно-религиозной демократии, каковой с оговорками было исламское цивилизационное пространство до монгольского завоевания. После этого завоевания в исламе возникла корпорация профессионального духовенства, та самая "муллократия", которая сегодня препятствует исламскому миру в реализации его провиденциальной исторической миссии. Восток и Запад в "евразийском" сознании Именно чингизидская реакция на свершения Александра Великого, ставшая, говоря прямо, глобальным клерикальным реваншем, является базовым архетипом, вокруг которого сегодняшние евразийцы выстраивают свои геополитические концепции. Проблема, однако, в том, что чингизидство, будучи аналогом "Рима", и даже имея некоторые важные организационные преимущества перед ним, тем не менее фатально занимает по отношению к этому "Риму" подчиненное положение. В России, существование которой бесспорно связано с историко-политическими последствиями монгольских завоеваний, образ "Рима" на протяжении столетий был куда более привлекателен, чем монгольское политическое наследие. От Иоанна III до Николая II российская политическая система старательно лелеяла в себе именно западную административную составляющую. Внезапный возврат имперского "панмонголизма" в умы и сердца наших граждан произошел во многом благодаря Сталину. Именно он оживил дух Чингисхана в противовес архетипическому "Риму", и для этого были особые основания. Чингизидская имперская модель лучше соответствует задачам контрреволюции, является более эффективным политическим инструментом в руках сил мировой тирании, для которых самым актуальным вопросом ХХ века стала ликвидация последствий и завоеваний Октябрьской революции. У "Рима", кажущегося более эффективным и прогрессивным, нет, тем не менее, иммунитета против социальной революции. "Рим" хрупок, потому что его централизованная бюрократия, будучи высокомерно толерантной, дистанцирована от туземной почвы. Чингизидская бюрократия не просто толерантна, она стремится всегда опираться на эту почву, в какой бы форме та не проявлялась. Она стремится к симбиозу с туземным фактором, отвечающим этой бюрократии верноподданнической любовью на уровне коллективного бессознательного, на уровне наиболее косных хтонических элементов человеческого субстрата. "Риму" наплевать на варваров, если те не бунтуют, поскольку он имеет собственную независимую бюрократическую квази-духовность в самом пафосе своей организованности. Чингизидская бюрократия, как упоминалось выше, абсолютно бездуховна, поэтому она в некотором смысле зависит от эманаций "почвы", которая ее питает. Сталин, решивший положить конец мировой революции, ликвидировать Коминтерн и вернуть СССР в мировую систему, инстинктивно прибег к опыту наиболее контрреволюционной из политических структур в истории. Марксистская доктрина и русский космизм Хрупкость политической системы Запада, основанной на римско-имперской традиции, подтвердилась в конце XVIII века и на протяжении всего революционного XIX века, полностью посвященного социальным бурям. Социалистическая традиция насчитывает около 2,5 тысячелетий, поскольку наиболее авторитетные исследователи возводят ее к Платону. В Платоне же следует искать и корни "космизма", который подспудно проходит через всю историю западной философии. "Космистское" мировоззрение в определенной мере можно назвать левым платонизмом; оно присутствует в интеллектуальных исканиях средневековой и возрожденческой Европы как оппозиция догматическому католицизму. Наиболее яркими вспышками радикального космизма были выступления Бруно, Бэкона, Мора и Кампанеллы. К XVIII веку космизм утрачивает мощное неоплатоническое вдохновение и вырождается у французских утопических социалистов в доморощенную теософию, замешанную на спиритизме. От них космистская эстафета переходит в Россию. На самом деле этот скверный социальный мистицизм, единственной искупающей чертой которого была жажда абсолютной справедливости, совсем не годился в качестве идеологического оружия революции, и уж во всяком случае, не был способен противостоять догматической теологии клерикалов. Но тут явился марксизм, одно из наиболее непонятых и недооцененных учений в истории мысли. Возможно, основная вина за это лежит на самом учении. И Маркс, и, разумеется, его последователи изо всех сил настаивали на том, что их доктрина представляет собой сугубый материализм, основана на научном методе, бескомпромиссно противостоит "фидеизму и поповщине". Все, тем не менее, далеко не так просто. "Материализм" Маркса несет в себе фундаментальную гностическую традицию. Мессианизм этой доктрины давно стал общим местом у всех ее исследователей. Однако не многие современники I Интернационала отдавали себе отчет в том, что эта ориентация на провиденциальный смысл истории позволяет вновь открыть дорогу религиозному измерению в борьбе за социальную справедливость, вернуться на глубоком уровне к пафосу зелотов, пафосу антицерковных революционных войн позднего средневековья.. Стержнем марксизма оказывается историософская мистика времени, с его внутренней телеологической заданностью. Именно время есть сфера проявления Провидения. Исторический материализм, в особенности, после того как попал на российскую предбольшевистскую почву, стал инструментом освобождения скрытого религиозного зерна, на самом деле всегда заключающегося в революционной энергетике, от контроля со стороны корпоративного клерикализма. Иначе можно сказать, что через опыт действенного прикладного марксизма шла подготовка к тому, чтобы в некий грядущий момент освободить суть монотеистической доктрины от духовного и организационного диктата "фарисеев и книжников". Исторический материализм здесь превращается в некий оперативный гнозис, связанный с провиденциальный мистерией Вечной революции. Говоря это, мы не забываем, что форма, в которой был изложен марксизм, не свободна от очень серьезных просчетов, приведших, в конечном счете, к дискредитации всего проекта. Культ "Матери-земли" в форме геополитики Чтобы ни излагала в качестве объяснения самое себя та или иная революционная доктрина, на что бы ни ссылалась в качестве резона для своего существования (экономическая целесообразность, счастье простых людей и т.п.), в действительности революция всегда обращается к альтернативе всему существующему. Это значит, что острие революционного отрицания всегда обращено против пассивной стороны бытия во всех ее проявлениях. Революция отрицает косность, инерцию и, самое главное, воспроизведение одного и того же, "вечное возвращение". Дух революции замешан на беспрецедентности. Именно поэтому он всегда интернационален, абстрактен и на взгляд тех, кто привержен "пьянящим запахам земли" — стерилен. Заметим, кстати, что понятие "консервативная революция", запущенное на Западе новыми правыми и подхваченная у нас некоторыми национал-патриотами, содержит не больше логики, чем квадратный круг. Точнее, если расшифровать его политическое содержание, "консервативная революция" означает просто-напросто — "контрреволюция", возвращение статус-кво после полного оборота круга. Контрреволюция любит наряжаться в одежды фольклерного консерватизма, апеллирует к самобытности. Но по-настоящему опасной и эффективной контрреволюция становится, когда добавляет ко всему этому квази-универсальный метод. Именно такой характеристикой квази-универсальности обладает изобретенная в Европе геополитика (полвека тому назад мы бы с чувством добавили "буржуазная лженаука" и были бы правы, но сегодня другая стилистика). Геополитика является точно рассчитанной антитезой марксизму. Если в последнем сокровенный нерв — это мистика времени, суть геополитики — мистика пространства. Пространство с его неизменными характеристиками становится в этом мировоззрении главным фактором исторического процесса, который обречен воспроизводить одну и ту же матрицу. Ведь остров во вс обозримые тысячелетия человеческой истории останется островом, горы — горами и т.д. Таким образом ни одна страна и никакое сообщество людей не могут уйти от географического рока, от проигрывания перед лицом вечности сюжета, запечатленного в геофизических обстоятельствах своего существования. Трудно придумать концепцию более "а-пассионарную", более враждебную миссианскому вдохновению истинных делателей истории. Уже, кстати, по одному этому геополитика является русофобским идейным посылом, поскольку тайна России изначально заключается в глубоком духовном беспокойстве, во внутреннем брожении и неустройстве, чреватым взрывом. Благодаря этому Россия привносит во всемирный исторический процесс фактор неопределенности, сама становясь уникальной страной, способной выступить с неожиданной альтернативой планетарному статус-кво. Логично, что после дискредитации марксизма и ликвидации политических последствий Октября 1917 геополитика должна была попытаться утвердить себя в качестве основы для новой "национальной идеи" России. Эпоха реформ знаменует окончательное торжество бюрократии чингизидского образца, впервые поднявшую голову в середине тридцатых, и ельцинизм оказывается логическим следствием сталинизма (как бы это ни казалось парадоксальным на взгляд идеологически дезориентированных нынешних "левых"). Геополитика, принятая в качестве мировоззренческого метода, открывает дорогу клерикальному реваншу, который всегда осуществляется через институт госбюрократии. В конечном счете, если отбросить рационалистическую шелуху, типичную для камуфлирующихся под современное сознание лженаук, у нас остается в сухом остатке культ почвы, базис для конструирования неоязыческого менталитета для средних и низших классов, которые тем самым получают надежный иммунитет к любым социально-дестабилизирующим влияниям. Национальная идея для XXI века? Как мы говорили выше, геополитика играет роль квази-универсального метода, который должен обязательно сочетаться с локальной конкретикой. В случае русской "национальной идеи", заказанной Кремлем, геополитика входит составным элементом в некое новое постсоветское издание русского космизма. Вообще типично, что оживляемые в эпоху реформ явления минувшей российской истории носят либо пародийный характер, либо же представляют собой по сути прямую противоположность своим историческим прототипам. Именно последний вариант характерен для современного русского космизма. В XIX веке он был унаследован русскими нонконформистами от левых интеллектуалов-утопистов XVIII столетия — Лессинга, Фурье, Сен-Симона, на которых к тому же еще наложились в какой-то мере Гегель и Шеллинг. Космистское мировоззрение являло фантастические вызывающе иррациоальные черты, которые, однако, были подчинены своеобразной логике, основанной на весьма глубокой предпосылке. Мистика утопизма вся зиждится на идее преодоления второго начала термодинамики в масштабах Вселенной. Иными словами, это учение о торжестве человеческого состояния над принципом энтропии. Именно эта идея лежит в основе авраамического провиденциализма и в той или иной форме присутствует в эсхатологии как ветхозаветной традиции, так и христианства и ислама. Глобальная победа над энтропией есть стержень представления о божественной, т.е. истинной справедливости. Собственно говоря, тезис "последние будут первыми", который в практически одинаковой формулировке присутствует и в Евангелии и в Коране, прямо указывает на эту концептуальную подоплеку. Русский космизм сегодня полностью свободен от этого мистического измерения. Мифологизированный образ советской бюрократической империи трансформируется в представление о неком "русском космосе", в котором центральной фигурой оказывается Юрий Гагарин, а основополагающей темой — ракетно-космическая эпопея. Поверхностно заимствованные мотивы Федорова и Циолковского увязываются в современном космизме с "государственничеством", философией силы и прагматизма, которая местами прямо восходит к небезизвестному британскому министру иностранных дел XIX века (кстати русофобу) Бенджамину Дизраэли (1804-1881). На нем следует остановиться особо. Этот выходец из итальянских сефардов исповедовал просионистские взгляды задолго до официального основоположника сионизма Теодора Герцля. Будучи членом правящей элиты (он получил титул графа Биконсфилда) Дизраэли считал британскую империю инструментом для реализации сионистского проекта, подготовив базу для сотрудничества между Великобританией и политически ангажированным еврейством в XX столетии. Именно Дизраэли, исповедующий зоологическую ненависть к исламскому миру, стал ключевым теоретиком британской колониальной политики, Сегодняшние евразийцы, идущие на смычку с наиболее оголтелыми сионистами-исламофобами, на самом деле просто следуют традиции Дизраэли, одного из отцов-основателей геополитического "метода". Выводы Геополитика, заменяющая сегодня у некоторых национал-патриотов марксистскую идею в качестве мировоззренческой базы, есть в действительности идеологический продукт, разработанный западными консервативными интеллектуалами как своего рода метафизическое обоснование империализма. Эта доктрина позволяет представить мировую империалистическую систему (сегодня более экономически и политически свирепую, чем во времена В.И. Ленина) как некий продукт неизменных геофизических условий существования рода человеческого, благодаря которым история обречена воспроизводить одни и те же модели. В российских условиях геополитика становится совершенно обезоруживающим политически активные силы грубо материалистическим мировоззрением, которое обрекает российское государство на подчиненное положение в мировой системе. Евразийская концепция, созданная в идеологических лабораториях ГПУ, есть ни что иное, как воскрешение политической философии "панмонголизма" и чингизидства, способствующее установлению бюрократической тирании на территории России и соседствующих с ней стран. Выход этих идей из глубокой маргинальности, в которой они пребывали в последние несколько десятилетий, на публику является результатом идеологической диверсии, за которой стоят организаторы проекта "Хазария". Согласно этому проекту, Россия должна войти силовым компонентом в новый империалистический блок, который кроме нее включает Израиль и Западную Европу. За завесой антиглобалистской риторики управленческие круги мировой системы готовят альтернативу на случай крушения США как главного мирового жандарма. В этой форме "национальная идея" России может соответствовать только тем особым задачам, которые так называемое "мировое сообщество" (эвфемизм для крипто-олигархической верхушки международного правящего класса) ставит перед нашей ослабленной, проигравшей холодную войну страной: быть жандармом Евразии, вести бесконечную пограничную войну против южных соседей, охранять военно-административными методами "великую сушу" от движений пассионарно-революционного порядка. Иными словами, современные евразийцы-геополитики оказываются исполнителями плана, исходящего с берегов ненавистной им Атлантики. Гейдар ДЖЕМАЛЬ Источник: http://kontrudar.ru

Эуг Белл: Очень много "микроутверждений", в верности которых позволительно сомневаться. А если так ненадежен каждый кирпич конструкции, то можно ли считать, что она как целое достаточно прочна. Мы тут в аналогичном ключе, похоже, не думали. (Как ни странно, есть некоторое количество интересных фактов, которые даже и подтверждают концепцию статьи, но говорить об этом сегодня - просто сил нет). Но два слова буквально о том, что можно было бы вложить в понятие "русской идеи" или, точнее, "русской задачи". Россия (или Русь) - это тонкая плоска, отделяющая Китай от Сибири (более северной, то есть "пустоши"), которая номинально входит в состав Руси, но фактически просто рассматривается нами как то, что можно "грабить". На самом деле Сибирь - легкие планеты, и главное в ней не нефть, а лес. И Сибирь не должна никоим образом "осваиваться", т.е. превращаться в "индустриальный пейзаж". Она должна стать планетарным ноосферным заповедником. Как видите, Алексей, я не рассматриваю никаких мистически-трансцендентальных аспектов. Чмсто практическое дело: оградить Сибирские леса от Китая и США с Канадой. Если мы этого сделать не сможем - планете Земля каюк. Мне кажется, нашему правительству было бы важно и полезно заняться поисками "друзей Сибири" по всей планете. Потому что все люди заинтересованы в том, чтобы выжить. Это - что касается "пространственного измерения". Есть огромные "сибирские легкие", и чем мы беднее, тем меньше у нас средств "самим" (т.е. нашей буржуазии) заниматься так называемым "освоением", то есть на практике уничтожением Сибири. Поэтому я не сторонник быстрого экономического скачка и роста в нашей стране. Мы неправильно распределяем и то, что производим. Если бы мы научились правильному распределению, все были бы сыты и на том уровне, что имеется сейчас. Хотя все это - абстракции. Факт же состоит в том, что быстрый экономический рост не приведет к уменьшению числа голодных и бедных, как раз по этой же самой причине: мы не умеем справедливо распределять то, что производим. Чем отличается политическая модель империи чингизидов от модели Александра - я не понимаю и, наверно, не пойму. Империя - она и в Африке империя. Имперское сознание у русских существует, но это не лучшая наша черта, как и анархизм. Обе взаимнопротиворечивые стороны нашей "народной души" объясняются в числе прочего географическим полождением и особенностями ботаники злаков. В определенных природных условиях невозможно получать большие урожаи. Поэтому население расползается по бОльшей территории. А это приводило к очень длинному полюдью, и к отрыву населения от княжеской, а потом царской власти. Отсюда, как противовес, ее ужасающая даже видавший виды Запад жестокость. Любая жестокость плодит как ее приверженцев, так и противников. Отсюда и государственники, и анархисты... Ну вот. Достаточно наговорил?

Трак Тор: Эуг Белл пишет: Есть огромные "сибирские легкие", и чем мы беднее, тем меньше у нас средств "самим" (т.е. нашей буржуазии) заниматься так называемым "освоением", то есть на практике уничтожением Сибири. Поэтому я не сторонник быстрого экономического скачка и роста в нашей стране. Да тут дело не в скачке: "быстрый экономический рост не приведет к уменьшению числа голодных и бедных" - вообще-то приводит, что показала наша история середины 2х тысячных после голодных 90-х. Дело в конкретных методах роста экономики: не надо любой ценой брать легкую нефть (она уже кончается), надо осваивать новые ресурсы с умом; не гнать кругляк на Запад и особенно в Китай, тогда так быстро леса не сведешь. Вон в Канаде строят замечательные деревянные дома, даже нам канадскую южную сосну продают для элитных домов и не парятся, что леса сведут. Хищниками только не надо быть. С муравьев пример брать: они тлей не поедают, а доят :) Вот про нас (МЕ) можно сказать фразу из знаменитого мультика: "Мы не крокодилы, мы ослики!"

Трак Тор: Гейдар ДЖЕМАЛЬ пишет: Космистское мировоззрение являло фантастические вызывающе иррациоальные черты, которые, однако, были подчинены своеобразной логике, основанной на весьма глубокой предпосылке. Мистика утопизма вся зиждится на идее преодоления второго начала термодинамики в масштабах Вселенной Понравилось про утопизм и второе начало :) А про космизм никогда понять не мог: как это федоровский бред о воскрешении мертвых (абсолютно антихристанский, кстати) всерьез воспринимать. И лучистое человечество Циолковского - интересно, конечно, но это фантастика все же. Титульная статья сайта Нооеген "Космизм Ивана Ефремова" (кстати, неоднократно опубликованная в разных ефросборниках) всегда приводила меня в недоумение, о чем это, но я стеснялся высказываться в слух, показывать свою тупость :)Русский космизм сегодня полностью свободен от этого мистического измерения. Мифологизированный образ советской бюрократической империи трансформируется в представление о неком "русском космосе", в котором центральной фигурой оказывается Юрий Гагарин, а основополагающей темой — ракетно-космическая эпопея. Поверхностно заимствованные мотивы Федорова... (и т.д.) Гагарин - это святое. Как-то попробовал я сказать на Ноогене, что Гагарин просто здоровый мужик с крепкой нервной системой и симпатичной улыбкой (он знал, что вероятность его возвращения 50/50, но надо было спешить отрапортовать к очередной дате - полет и так переносили, когда вероятность возвращения живым была процентов 30)... Реакция была в соответствии со словами Джемаля. Нет, он конечно умный и проницательный мужик, хоть и путаник. А кто из нас не путаник? Конец переноса

Алексей Ильинов: Извините за столь большую цитату, но Николай Бердяев мудро сказал о чём-то подобном в статье "Утопический этатизм евразийцев"... Есть кое-какие очевидные параллели. В том числе и имеющие отношение к "ноосферной субкультуре". Дабы уж никого не смущать «Церковью», то у Бердяева речь идёт о так называемой «Свободной Церкви», но не церкви как тоталитарной и «человеческой-слишком-человеческой», к Христу имеющей отдалённое отношение, системе. То есть о том, что можно назвать своего рода «свободой в Боге». <...> Крайний этатизм евразийцев приводит их к своеобразной утопии идеальной диктатуры. В действительности же это есть лишь отражение настроений сегодняшнего дня. Своим этатизмом, своей мечтой о совершенной организации жизни через государство, евразийцы порывают с традициями нашей национально-религиозной мысли, порывают со славянофилами и Достоевским, и в сущности, как это ни странно, вступают на путь европеизации и американизации России. Евразийцы - государственники, имеют волю и вкус к власти, они сторонники организации, конструктивисты, в них очень силен элемент рационалистический, они очень отталкиваются от мистики, и им совершенно чужда эсхатологическая настроенность. На этом пути происходит существенное перерождение русской души и отступничество от русских чаяний, это есть своеобразный путь европеизации. Западной Европе очень свойственна государственность, национализм, любовь к власти, инстинкт организации и конструкции, рационализм и формализм, боязнь мистики, особенно мистики апокалиптической. В этом парадокс евразийства. Отталкивание от Европы и обращение к Азии ничуть не мешают европеизации. Евразийство хочет опереться на молодого человека нового психического склада. Евразийцы совершенно правы в своей идеологической борьбе против индивидуализма и формального либерализма, которые разложились и принадлежат отмирающей эпохе. Индивидуализм и в Европе кончается и не имеет будущего. Но преодоление индивидуализма не означает отрицания его исторического значения. Европейский индивидуализм имел миссию, подобную той, какую имел гуманизм греческий. Евразийцы склонны усваивать себе организаторски-конструктивные методы Европы, но не понимают того значения, какое имел индивидуализм для развития человеческой души. Разрыв евразийского поколения с традициями русской творческой религиозной мысли выражается в его церковном консерватизме и в его тяготении к бытовому исповедничеству. Профетизм русской религиозной мысли евразийскому поколению остался чуждым, и великие мессианские упования русской религиозной мысли этому поколению не передались. Духовно евразийское поколение находится во власти реакции, его представители жаждут церковного покоя и порядка. Политическое, социальное, литературное новаторство и даже революционерство евразийцев соединяются с церковным консерватизмом и реакционерством. Говорю, конечно, о преобладающем настроении. Эсхатологическое сознание в евразийском катехизисе отсутствует, и отсутствие это и порождает утопический этатизм. Пророческому эсхатологическому христианскому сознанию чужда идея, что благостное, праведное государство победит в этом мире, что государство прогрессивно будет оцерковляться и станет Церковью. Более оснований есть думать, что царство антихриста будет государством, царством кесаря, Левиафана. Прообразы этого мы видим в коммунизме, религиозное зло которого недостаточно видят евразийцы. Царство Божье не может иметь формы государства. Нужно всеми силами стремиться к христианизации государства изнутри, через христианизацию общества и народа. Но государство нужно ограничивать, чтобы смирить в нем Левиафана, ограничивать Церковью, субъективными правами личности, свободой творческого духа. Также бороться нужно и против абсолютизации общества. Дуализм и плюрализм в строении государства более гарантируют свободу духа, чем государственный монизм. И я склонен думать, что мы вступаем в эпоху ослабления государств в тех их формах, которые сложились в новой истории, и усиления самоорганизации общества и общественных союзов. Диктатура и цезаризм являются симптомами этого разложения старого государства. Евразийцы в нынешней своей стадии более являются выразителями империалистической идеи, татарско-чингисханской и немецко-петровской, чем русских духовных упований. Иосиф Волоцкий им ближе, чем Нил Сорский. Данилевский им ближе, чем Достоевский. Такого рода движение должно было явиться в наши дни, оно естественно и понятно, оно соответствует некоторым настроениям в России. Но не оно может претендовать на господство и менее всего на господство духовное. Это есть опять настроение десятилетия, противополагающего себя всем остальным десятилетиям. Но мы должны освободиться от гипноза десятилетий. Положительную заслугу евразийцев нужно видеть прежде всего в том, что они поддерживают достоинство России и русского народа в эпоху, когда русские, почитающие себя патриотами, его унижают. Евразийство может сыграть положительную политическую роль, но оно должно освободиться от соблазнов утопии, от эксцессов этатизма, от вожделений диктатуры партии. Новое поколение в России более реалистично, более прозаично и менее утопично, чем евразийцы. Или вот ещё небезынтересный отрывок из работы "Царство Божие и царство кесаря"... Кстати, Николай Бердяев не менее почитаемая фигура среди некоторых российских ноосферитов. Я, например, нахожу в его работах много мудрого и полезного... Хотя со мной, быть может, кто-то и не согласится. Но речь в бердяевских трудах идёт во многом о том же, что обсуждаем и мы здесь. Впрочем, кто-то вероятно со мной и не согласится. <...> Начинается время выбора: Христианство может быть лишь качественной внутренней, духовной силой мира, а не количественной, внешней принудительной силой. Христианство может быть лишь силой реально осуществляющейся правды Христовой. Новое вино вырабатывается в христианском мире и его нельзя вливать в старые меха. В самом "мире" обнаруживаются творческие религиозные процессы, которые должны быть осознаны, как церковные. Но третий период, в который мы вступаем, не есть еще последний период. Мы живем великим упованием, что настанет еще завершительный период, в котором будет явлена чудесная сила правды Христовой в мире, сила воскрешающая к вечной жизни, что Царство Божье придет. Церковь не есть еще Царство Божье. Царство Божье неприметно приходит не только в видимой ограде церкви, но и в мире, в жизни социальной и космической, не осознанной еще как жизнь церковная. В Царстве Божьем не будет уже ничего похожего на царство кесаря, на нынешний порядок природного мира, оно будет реальным преображением космоса, новым небом и новой землей. Николай Бердяев "Царство Божие и царство кесаря", "Путь", №1. Сентябрь 1925 г.

Эуг Белл: Алексей! Евразийство я встречал в таком вот формате. Есть огромная территория, которую раньше занимала Золотая Орда. Надо ВОССТАНОВИТЬ. Вернуться к Чингиз-Хану. У меня есть учебник с картами. Они там показывают, что Русь или Россия - это просто временное сооружение, когда на этой территории доминировали русские. Но теперь времена меняются. Теперь татар стало много, башкир много. Китайцы вот просачиваются... Теперь надо равноправие установить. Восстановить в правах Золотую Орду. Она ведь хорошая страна была. Белая такая, мягкая. Культура высокая. (Правда при попытке продемонстрировать духовную высоту татаро-монгольского ига выяснилось, что кроме очень красивых рукояток для мечей и кнутов эта культура чё то не создала ничего; а рукоятки красивые, золотые - может, правда, византийские, ну не знаю...). Короче такой учебник евразийства есть в природе. Карты красивые. Детей учат, наверно, в Татарии? Вы об этом? Я вот тут недавно смотрел фильм, как монголо-татарские ЗВЕРИ уничтожали высочайшую на тот момент культуру средневекового Китая, и какие там при этом творились жестокости... Ну и не могу забыть ФАКТЫ об уничтожении русской культуры, которую поистине срезали на взлете. Лучше подальше от такого ЕВРАЗИЙСТВА. Осторожнее, Алексей. Снаружи все красивое. Внутри бывает гниль. А бывает ли другое евразийство? Или то, что нам дают вкусное попробовать - всего лишь сыр для мушеловки? Нет? Очень ЧЕСТНЫЙ ФИЛЬМ "АНДРЕЙ РУБЛЕВ" Тарковского.

Алексей Ильинов: Эуг Белл пишет: А бывает ли другое евразийство? Евгений, не просто бывает, а ОЧЕНЬ ДАЖЕ! «Евразийств», на самом деле, немало — существуют как более «радикальные», так и более «гуманистические» версии. А евразийство Чингис-Хана, упомянутое тобой, сейчас весьма вдохновляет имперцев, которые мыслят геополитическими категориями «больших пространств». Обрати внимание, сколько сейчас снято фильмов о Чингис-Хане (самый известный фильм - «Монгол»). Скажем, загляни сюда: http://evraz-info.narod.ru. Это гигантская библиотека текстов, посвящённых классическому и современному евразийству, а также мнений «за» и «против». Или, например, загляни на сайт «евразийцев-народников» - Международного Движения По Защите Прав Народов, с которым я сейчас немного контактирую (они, что интересно, сами вышли на меня): http://www.peoples-rights.info. Кстати, пообещал написать для Движения небольшую обзорную статью об актуальности идей Ивана Антоновича Ефремова и разных взглядах на его философию. Разумеется, в тексте хочу уделить особое внимание твоим и Андрея наработкам и идеям. На том же сайте Международного Движения выставлена небезынтересная статья «Евразийство: Союз народов или клуб президентов?»: http://www.peoples-rights.info/2009/12/evrazijstvo-soyuz-narodov-ili-klub-prezidentov. Евгений, прочитал очередной текст, где вставили «партейный пистон» нашим коллегам с «КЗ»? Самое примечательное, что, похоже, их хотят лишить руководства проектом «Красное ТВ». Поистине, чудны дела твои, Господи!

Алексей Ильинов: Перенос *РУССКИЙ КОНСЕРВАТИЗМ В ПРОШЛОМ И БУДУЩЕМ* Обратившись к Востоку, Россия вернется к самой себе Все, кто изучал русскую историю, не могли не отметить, как легко в России внешне меняются идеологические устои. Кажется, что русские это вообще tabula rasa, чистый лист, на котором можно написать что угодно, и также легко можно стереть. В свое время соратница Ленина Анжелика Балабанова удивлялась, как быстро простые крестьяне усваивают большевистскую фразеологию и идеологию, как будто они родились членами РСДРП(б). А ведь совсем недавно эти же крестьяне били челом в церкви. И даже самые крупные антисоветские народные выступления не были связаны никак с православием, и восставшие моряки Кронштадта, и антоновцы выдвигали разные лозунги, но среди них не было ни одного в защиту подвергавшейся гонениям церкви. И еще быстрее, чем мифу о «православной Руси», настал конец господству советской идеологии. Я сам застал еще советский период, помню, там все почитали Маркса и Ленина, и ни у кого это возмущения не вызывало. Зато как все стремительно переменилось после 1991 года! Уже в начале ельцинского правления невозможно было отыскать ни одного сторонника той идеологии, которая тотально господствовала всего несколько лет назад. Никто больше не читал «Малой Земли» и не верил в «развитой социализм». Но при этом есть некие глубинные структуры в психологии масс, населяющих ледяные просторы северной Евразии, которые не меняются, но воспроизводятся на каждом витке. Например, вера в доброго царя, чуждая другим народам Восточной Европы, зато объединяющая русских с азиатами, об этом подробно мою статью «Русский Цезарь». Еще моноцентризм, проявляющийся в системе государственного управления. И когда «вечные диссиденты» говорят, что нынешняя Россия стремится походить на СССР, доля правды в этом есть. Как сказал Черномырдин, какую партию мы не строим, все равно получается КПСС. Потому что моноцентризм, воплощенный в том числе и в КПСС, принадлежит к числу этих самых глубинных структур. Русский моноцентризм отчетливо проявляется в распределении центров тяжести на экономическом и политическом пространстве. Германия полицентрична, Мюнхен или Гамбург, может, не менее важны, чем Берлин. Также Индия: Калькутта и Мумбаи во многих отношениях затмевают Дели. В России же Москва является своего рода абсолютным центром (отсюда неприязнь некоторых провинциалов к москвичам), и только разве что Петербург рискнет соперничать с ней. Благодаря сохранению этих глубинных основ сталинский СССР больше напоминал Московскую Русь, а не воплощение светлых коммунистических идеалов. Но внешняя форма не важна. Именно в умении отказаться от ветхих одежд и заключается сила русских. Поэтому они и стали евразийским народом, а не превратились в один из небольших восточноевропейских этносов, типа румын, латышей, литовцев с их хуторской психологией. Русских также отличает повышенная адаптивность к климату, благодаря этому они и расселились так широко. Допустим мордва, которые осваивали земли на востоке, примерно в одно время с русскими, дальше территории Поволжья так и не продвинулись. Еще одна отличительная черта это повышенная способность к заимствованиям. Не создав сами почти ничего, но будучи очень подражательным народом, русские быстро улавливали достижения других цивилизаций и приспосабливали их под себя. От Золотой Орды Московская Русь заимствовала систему государственного управления, а с Запада огнестрельное оружие. Меняться внешне, не меняясь внутренне – вот в чем заключена причина исторического успеха. В таких условиях, естественно, встает вопрос, что есть в России консерватизм, какую идеологическую позицию можно назвать консервативной. Известно, что такое консерватизм в Америке, все эти хваленые добродетели WASP, ковбой с ружьем в одной руке и с Библией в другой. Известен польский консерватизм: мертвая привязанность к костелу. Всем хорошо знаком английский консерватизм, в виде сохранения монархии и забавных средневековых одеяний и обрядов. Но русский консерватизм радикальным образом отличается от всего этого цирка. Русский консерватизм может носить только ГОСУДАРСТВЕННЫЙ, а не религиозный, не моральный, резонерский и не бытовой характер, по той причине, что я указал в самом начале статьи. В нашей стране сейчас одинаково смешно выглядят и ряженые хоругвеносцы, и комсомольцы-безбожники. Нынешних «россиян» по сути дела никакое общее мировоззрение и не связывает. Как-то года три назад в газете «Московские новости» я прочитал, что российское пространство объединяет только фигура президента и первый канал телевидения. Думаю, это утверждение не далеко от истины. Цезаризм, о котором писал Освальд Шпенглер, нашел свое воплощение на наших просторах. Проповеди бытовых и семейных добродетелей в России также нелепы. Помнится, еще Бердяев писал, что русские это наименьшей степени семейственный народ. Поэтому символической фигурой в истории русского консерватизма является не какой-нибудь православный монархист или писатель-деревенщик, а бывший царский офицер, увидевший в большевиках силу, возрождающую величие державы и перешедший к ним на службу. Как в свое время М. Тухачевский сказал: «Я считаю Ренессанс наравне с христианством одним из несчастий человечества. Гармонию и меру - вот что нужно уничтожить прежде всего. Мы выметем прах европейской цивилизации, запорошившей Россию… Мы встряхнем ее, как пыльный коврик, а потом мы встряхнем весь мир! Я ненавижу Владимира святого за то, что он крестил Русь и выдал ее западной цивилизации. Надо было сохранить в неприкосновенности наше грубое язычество, наше варварство. Но и то, и другое еще вернется. Я в этом не сомневаюсь!... Если Ленин окажется способным избавить Россию от хлама старых предрассудков и поможет ей стать независимой, свободной и сильной державой, я пойду за ним». Чуть позже гениальный Николай Устрялов увидел в подымающимся красном гиганте все тот же неумирающий и вечно возрождающийся, как птица Феникс, имперский архетип. Поэтому подлинный русский консерватизм возможен только как национал-большевизм, все прочее – маскарад. Суть НБ – в верности этому архетипу, в какие бы внешние формы он не облекался. Именно архетипу, а не эмпирическому чиновничьему аппарату, деятельность которого вполне можно не одобрять. И это будет восстание не против порядка, а за установление еще более жесткого и решительного порядка, и вполне может произойти не снизу, а сверху. Сейчас не видно в современной России того рычага, который может произвести по-настоящему консервативно-революционный переворот. «Чекисты» во власти оказались слишком мягкими, чтобы окончательно порвать с ельцинщиной и превратить Россию в Новую Спарту. Однако у России есть соседи, ситуация у которых может в значительной мере повлиять и на нас. На исламскую тему уже сказано немало, и я не хочу на ней останавливаться. А как насчет мощного взрыва в Китае? Как считает знаменитый футуролог Элвин Тоффлер, он вполне возможен. Идеологической основой может послужить некое сектантское вероучение, наподобие того, что было у тайпинов. Вот что на этот счет говорит Тоффлер: «Представьте себе такой кошмар: явление в будущем председателя Мао II. Харизматичного лидера, который, пользуясь беспорядками, сметет нынешнее руководство Китая и установит правление, невообразимое для Запада. Это будет не коммунист Мао и даже не Мао-капиталист. В стране, жаждущей чего-нибудь взамен ставшему почти религией марксизму, возможен Мао, который объединит и крестьян, и рабочих, и молодежь Третьей волны под религиозным флагом. Такой религией может стать христианство или, скорее всего, верование, взращенное сектами, в изобилии расцветшими по всей стране. В результате захвата Чжуннаньхая (главная резиденция правительства в Пекине) в руки религиозных фанатиков перейдет контроль над ядерным вооружением. Последствия могут быть самые непредсказуемые. Но еще раньше, не дожидаясь апокалипсиса, Запад перед лицом эскалации насилия может отозвать свои инвестиции из этой страны. Иностранные бизнесмены, спасая свои капиталы, пойдут на сговор как с коррумпированными чиновниками, так и с полевыми командирами бунтовщиков. Это еще более усилит хаос в стране. Превращение Китая в современную державу замедлится, а потом пойдет вспять. Такое уже случалось в бурные 1930-е годы. Когда Китай, раздираемый революцией, подвергся нападению японцев». Можно представить, что после распространения в Китае это новое революционное учение станет модным и у нас, как сейчас и все прочее китайское, от ушу и фэншуя до пиротехники. И не надо бояться того, что Китай, мол, захватит Сибирь, не стоит преувеличивать сплоченность китайцев и видеть в них монолит, который только и думает, чтобы поглотить соседние территории. В время второй мировой войны на стороне японцев и против своих же соплеменников воевала китайская армия в один миллион человек. А еще раньше, на протяжении более трех веков, с 1644 по 1911 год, Китаем управляла маньчжурская династия, причем маньчжур было в сотни раз меньше, чем китайцев. Многие жители Тайваня, будучи этническими китайцами, тоже не рвутся объединяться с материковым Китаем. Также и те китайцы (это в основном очень бедные люди), которые приезжают в Россию, делают это не от хорошей жизни и отнюдь не хотят проснуться завтра в Сибирском автономном районе КНР. Интересна тема перспективы культурного взаимообогащения народов, а не миф о «желтой угрозе». Если в 20 веке Россия «заразила» Китай марксизмом, то в 21-м Китай заразит нас еще чем-то более яростным и радикальным, о чем пишет Тоффлер. Проповедниками этого учения станут китайские торговцы и рабочие. Сначала оно будет распространяться медленно и незаметно, но когда этот поток выйдет на поверхность, его уже невозможно будет остановить. И страшилка про миллиардный Китай, ползущий на Россию, воплотится, только несколько в другой форме. Что это будет? Возможно, огромная держава, населенная сотнями различных народностей и живущая по заветам нового учения, родившегося в глубинах Азии. В ранее вышедшей статье «Туран – держава Вечного Полдня, XXII век» я уже попытался очертить контуры будущего. Россия, кстати, своей политической традицией ближе к Китаю, чем к Европе, и в наибольшей степени это проявилось как раз в советский период. В советском атеизме легко увидеть конфуцианское неприятие метафизики (Конфуций никогда не говорил о Небе и загробной жизни, как сказано в «Лунь Юе», «Учитель не высказывался о чудесном, силе, смуте, духах»); культ Ленина, который «живее всех живых», и верного продолжателя его дела Сталина очень напоминает китайское почитание древних совершенномудрых императоров Яо и Шуня, государство вообще занимает роль церкви (кстати, диссидент Синявский в своей книге «Основы советской цивилизации» назвал сталинское государство «государством-церковью»), партийные чиновники это цзюнь цзы, благородные мужи, неустанно пекущиеся о нравственности и благоденствии народа. Возможен и более мягкий вариант консервативной революции в России под влиянием с Востока. В будущем в России будут бороться две партии: прокитайская и прозападная. Подобное положение дел характерно для находящейся между двумя сильными сторонами третьей более слабой стороны. К прокитайской партии будут принадлежать большая часть правящей бюрократии, КПРФ и традиционные патриоты-государственники вроде Проханова. Прозападная партия будет представлять собой союз либералов и нациков прозападной ориентации («национал-демократов») наподобие Поткина, которые, кстати, в последние годы все больше строят глазки друг другу, на форуме ДПНИ Поткин-Басманов высказывает сочувствие побитым «несогласным», а редакция Каспаров.ру призывает обращать больше внимания на «русский вопрос», и те и другие пугаются «азиатской деспотии». Противостояние этих двух метапартий начинается уже сейчас. Если с одной стороны звучат призывы изучать китайский опыт и развивать сотрудничество с Китаем, то с другой беспрестанно звучат беспомощные вопли о том, что «антирусский режим сдает Сибирь китайцам» (пока наши Поткин в обнимку с Каспаровым будут «приходить к власти», десять раз успеет «сдать»). Сайт АПН даже пугает прямой вооруженной агрессией Китая против России. При этом прокитайская партия будет одновременно стремится к сотрудничеству с антиамериканскими силами в исламском мире, так как еще покойный Хантингтон в свое время писал, что союз стран конфуцианского культурного круга с Исламским миром представляет главную угрозу доминации Запада). В итоге прокитайская партия победит просто как более многочисленная, один Зюганов весит гораздо больше, чем все «оранжевые» вместе взятые, и будущая Россия будет стремиться копировать китайские порядки, точно также, как ранее неуклюже пыталась стать «демократией». И это обращение к Востоку станет для нее подлинным возвращением к самой себе. В целом я не удивлюсь, если когда-нибудь в нашей страной будут управлять представители какой-нибудь китайской секты. Или суровые салафиты. И наш правитель будет называться «сын Неба» или «амир-аль-муминин». Но, в сущности, это будет тот же самый «добрый царь». Небесами своей мощи он покроет землю, и не будет более ни правых ни левых, ни «гуманистов», ни «фашистов», и во всех дискуссиях будет окончательно поставлена точка. Андрей Игнатьев, востоковед, переводчик, главный редактор "Национал-Большевистского Портала" (экс-проект "НБП без Лимонова")

Degen1103: Алексей Ильинов пишет: как легко в России внешне меняются идеологические устои ...Зато я сразу понял, что означало известное тютчевское четверостишие «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать, в Россию можно только верить». Как оказалось, поэт имел в виду почти то же самое, что создатели моей любимой кинотрилогии «Aliens». В фильме эффективная форма жизни зарождалась внутри чужого организма и через некоторое время заявляла о себе оригинальным и неожиданным способом. В российской истории происходило то же самое, только этот процесс был не однократным, а циклично-рутинным, и каждый очередной монстр вызревал в животе у предыдущего. Современники это ощущали, но не всегда ясно понимали, что отражалось в сентенциях вроде: «сквозь рассыпающуюся имперскую рутину проступали огненные контуры нового мира», «с семидесятых годов двадцатого века Россия была беременна перестройкой», и тому подобное. «Особенная стать» заключалась в непредсказуемой анатомии новорожденного. Если Европа была компанией одних и тех же персонажей, пытающихся приспособить свои дряхлеющие телеса к новым требованиям момента, Россия была вечно молодой — но эта молодость доставалась ценой полного отказа от идентичности, потому что каждый новый монстр разрывал прежнего в клочья при своем рождении (и, в полном соответствии с законами физики, сначала был меньшего размера — но быстро набирал вес). Это был альтернативный механизм эволюции — разрывно-скачкообразный, что было ясно вдумчивому наблюдателю еще в девятнадцатом веке. Никаких обнадеживающих знаков для нацеленного на личное выживание картезианского разума в этом, конечно, не было — поэтому поэт и говорил, что в Россию можно «только верить». В результате этого прозрения я лишний раз понял, какое мужество и воля требуются, чтобы быть вампиром в нашей стране. Виктор Пелевин Empire "V". Повесть о настоящем сверхчеловеке Гораздо короче и понятней, чем мутный поток сознания тов. Игнатьева. Конец переноса

Алексей Ильинов: Думаю, что большую и архиважную синтеза Востока и Запада стоит начать с обсуждения ЕВРАЗИЙСТВА. Рекомендую онлайн-библиотеку «Евразийство и Евразия: материалы, мнения, критика» - http://evraz-info.narod.ru/ + сама библиотека - http://evraz-info.narod.ru/induk.htm, где собрано множество самых разных материалов по соответствующей тематике — как «за», так и «против». Евразийство многолико. Оно может предстать в виде геоэкономической концепции и социально-политической программы, геополитической теории и социокультурного явления, исторической парадигмы и идеологии (реставрационной и перспективной), течением эмигрантской мысли и т. д. Понятно, что с разных сторон можно и нужно изучать это явление, и полученные результаты будут полезны (как в положительных, так и в отрицательных значениях) для современной жизни. Нас в данном случае будет интересовать евразийство как целостное явление русской культуры, ставшее событием общественной жизни России ХХ века. Сейчас необходимо уяснить, в чем его смысл как феномена, укорененного в русской культурной традиции. В. Варава "Грани евразийской идеи" Далее читать здесь: http://evraz-info.narod.ru/198.htm И ещё небезынтересный фрагмент: Традиционно русская философская мысль была сосредоточена на проблеме решения национального пути России. В двадцатые годы нашего столетия в эмиграции возникает философско-политическое движение – "Евразийство". Представителями этого движения явились такие блестящие ученые, как: языковед и культуролог Н. Трубецкой, историки П. Бицилли и Г. Вернадский, философы Г. Флоренский и П. Карсавин, географ и экономист П. Савицкий, правоведы А. Алексеев и В. Ильин, искусствовед П. Сувчинский. Кроме них в евразийском движении активное участие принимали филологи и литературоведы Р. Якобсон, Д. Святополк-Мирский, А. Кожевников, писатель В. Иванов и многие другие. Евразийцы стремились способствовать преодолению острого духовного кризиса соотечественников, они объясняли причины событий 1917 г., пытались указать выход из создавшейся ситуации. Разносторонность интересов участников евразийства предопределила широту поисков и многообразие форм проявления течения. Они продолжили исследования самобытности русской культуры. Следует обратить внимание на то, что взгляды евразийцев не были идентичными. Здесь присутствовали и правые тенденции, которые позволяли обвинять их в близости к фашистским организациям, но их же называли и "православными большевиками". История движения насчитывает немногим более двадцати лет. Перед второй мировой войной течение распалось. В это время шовинистические настроения в Европе росли и достигли небывалой интенсивности, евразийцы же пропагандировали идеи содружества народов. В среде эмиграции представители других народов России видели в их политико-философских построениях новую форму русского великодержавия, так как многие евразийцы подразумевали, что роль гегемона в Евразии возьмет на себя русский народ. В Советском Союзе господствовали оптимистические взгляды на будущее, беспредельная вера в научно-технический прогресс, и поиски утраченных корней мало кого волновали. Но идеи евразийства развивались и в послевоенное время. В 1952 г. в Германии вышла книга Г. Пегова "Что такое Всероссия?". В семидесятые годы самой яркой фигурой, внесшей свой вклад в развитие теории, стал Л.Н. Гумилев. В начале 90-х годов изучение данной проблематики стало крайне актуальным. Россия вновь вернулась к проблеме, владевшей обществом в начале века. В решающей степени облик следующего столетия зависит от сегодняшнего выбора пути. Как никогда остро стоит проблема сохранения этнической и культурной целостности России. Поэтому неудивителен рост научного интереса к русским социально-философским концепциям начала ХХ в. Возрос интерес и к евразийскому течению, в рамках которого была предпринята еще одна попытка ответить на вопрос о месте и роли России в истории и культуре человечества. "Евразийство в контексте отечественной философской и общественно-политической мысли" Г.С. Келлер Гуманитарный факультет МГТУ, кафедра философии Далее читать здесь: http://evraz-info.narod.ru/1.htm И ещё крайне важная статья Николая Бердяева "Утопический этатизм евразийцев" - http://evraz-info.narod.ru/82.htm

Эуг Белл: А то, что так называемое "евразийство" съехало в нацизм и расизм - разве для кого секрет? Разве что для Алексея... Есть такой "прием" политтехнологий, когда берут какую-нибудь безупречную с великими людьми интеллектуальную традицию, делают из нее политическую платформу, называют себя ее последователями, а подсовывают совсем другое (в данном случае - фашизм). То есть это волк в шкуре ягненка.

Алексей Ильинов: Эуг Белл пишет: так называемое "евразийство" съехало в нацизм и расизм - разве для кого секрет? Жень, в том то всё и дело, что евразийство никак не может «съехать» ни в расизм, ни в нацизм, ибо и расизм, и нацизм — это МОНО-идеологии, тогда как евразийство подразумевает МНОГООБРАЗИЕ и ЦВЕТУЩУЮ СЛОЖНОСТЬ. Да и смотря о КАКОМ ЕВРАЗИЙСТВЕ речь то идёт? Есть классическое евразийство 1920-х годов (Савицкий, Трубецкой, Алексеев, Карсавин, Хара-Даван, Бромберг), есть евразийство Льва Николаевича Гумилёва и т.д. Если понимать под «евразийством» исключительно г-на Дугина, то это отнюдь не значит, что всё евразийство is not good. Тут нужен разумный анализ и столь же разумный подход. Сын Владимира Вернадского (которого все мы знаем как одного из создателей идеи ноосферы) Георгий был евразийцем и автором замечательных работ по истории средневековой Руси. А самого Владимира Вернадского классики-евразийцы считали, кстати, своим УЧИТЕЛЕМ.



полная версия страницы