Форум » ЗВЁЗДОЧКИ ПАМЯТИ » В.Новодворскя - "По ту сторону отчаяния"(продолжение) » Ответить

В.Новодворскя - "По ту сторону отчаяния"(продолжение)

arjan: Предлагаю посвятить тему этой незаурядной женщине, а перед разговором прочесть ее книгу: "Моим любимым чтением была фантастика, усиленная романами о революции" Только сейчас, десятилетия спустя, я поняла, что я из одного теста с Павкой Корчагиным, как я от него ни отрекайся. Все-таки КПСС, вопреки своим собственным интересам, удалось воспитать из меня настоящего коммуниста, хоть и с антикоммунистическим уклоном. Теперь до меня доходит, что конфликт между мной и эпохой заключался отнюдь не в том, что я была человеком Запада, а все остальное принадлежало советской действительности и тяготело к большевизму, а как раз в том, что я была законченной большевичкой, а так называемая застойная действительность -- сытая, вялая, более частная, чем общественная, тяготела к Западу гораздо больше, чем я. [more]Ведь что такое Запад? Это приватность, спокойное, растительное существование, осложняемое личной борьбой за совершенствование в своем деле. На Западе необязательно каждый день идти на бой за жизнь и свободу. Там можно просто жить, а не бороться. Если спросить у американца, во имя чего он живет, он посмотрит на вас, как на бежавшего из ближайшего сумасшедшего дома. Зато большевик с ответом не затруднится. Он скажет, что живет, зажатый железной клятвой, во имя победы мировой революции. Моя трагедия заключалась в том, что я родилась слишком поздно, когда СССР проиграл Западу в своей "холодной войне", и не в силу отставания по количеству мяса, яиц, молока и баллистических ракет на душу населения -- а в силу человеческой природы. Советский народ с 1957 года (в этот момент я с ним впервые соприкоснулась на уровне первого класса школы) и до конца девяностых годов -- это очень западный в смысле своих приватных установок народ. И если бы в 70-е годы я задала вопрос рядовому советскому гражданину, во имя чего он живет, он посмотрел бы на меня примерно так же, как и американский (если бы дело происходило в частной беседе без партсекретаря и гэбешника из первого отдела). Анекдот гласил, что социализм -- это когда всем все до лампочки. Я же не могла предположить, будучи верным последователем Софьи Перовской, Александра Ульянова и Германа Лопатина, что всем все до лампочки именно при капитализме и что это и есть нормальный порядок вещей! Если бы я родилась, где-то в 1917-м или даже в 1905 году, никакой трагедии бы не было. "Оптимистическая трагедия" Вишневского -- это же пастораль! Разве умереть от руки врагов на руках друзей -- это несчастье? Это же мечта каждого настоящего большевика, и здесь я большевиков понимаю и с ними солидаризируюсь. Попытка пойти против течения в 20, 30, 40-е годы не привела бы меня к личной трагедии. ВЧК или НКВД действовали оперативно и радикально. Причем обе стороны были бы довольны: НКВД уничтожил бы одного подлинного врага народа среди мириад мнимых, а я бы обрела судьбу из моей любимой (до сих пор!) песни: "Ты только прикажи, и я не струшу, товарищ Время, товарищ Время". Уже одна только любимая песня меня выдает с головой. Павке Корчагину она бы пришлась по вкусу... И вкусы-то у нас одинаковые! То ли сработали гены прадедушки -- старого эсдека, основателя смоленской подпольной типографии, уморившего своим беспутным поведением отца-дворянина, помещика и тайного советника, и женившегося в Тобольском остроге на крестьянке, получившей образование и ставшей революционеркой; то ли сказались хромосомы дедушки -- старого большевика, комиссара в коннице Буденного; а может быть, сыграл свою роль и пращур из XVI века, Михаил Новодворский, псковский воевода при Иоанне Грозном, убитый на дуэли князем Курбским за попытку встать на дороге, не дать уйти в Литву (однако не донес по инстанциям!)... Словом, мои мирные родители взирали на меня, как на гадкого утенка. Однако мой большевизм был абсолютно неидеологизированного характера. Белые мне нравились не меньше красных. Главное -- и те, и другие имели великую идею и служили России. Революционеры Павкиного склада сами делали свой выбор. За них не решал никто. Поэтому мое представление о свободе ими не оскорблялось, так же как и героями войны -- и гражданской, и Отечественной. Я очень рано поняла, что самопожертвование и сакральная идея -- стержень бытия. Конечно, в другую эпоху я непременно сбежала бы то ли в Испанию, то ли в Трансвааль, а на худой конец юнгой в кругосветное плавание. И если я задыхалась от ненависти с 10 лет, читая в "Юности" разглагольствования о целине, то только потому, что идея героического долга там профанировалась до нудного землепашества и слишком отдавала коллективом. Может ли большевик быть этаким степным волком, индивидуалом-одиночкой? Считается, что нет, что большевик -- существо стадное. Но мой пример опровергает эту аксиому. Мой индивидуалистический большевизм привел меня еще в детстве к полному одиночеству и асоциальному поведению. Мне еще предстояло узнать, что рожденный свободным рождается и чужим. Но я, наверное, производила на взрослых престранное впечатление. (Дети со мной просто не общались.) Говорила на равных, делала только то, что хотела. Наверное, только уровень знаний спасал меня от исключения из школы. Я ни разу не мыла класс, я не дежурила, я не проходила школьную практику, не ездила на сельхозработы, не занималась производственным обучением (в аттестате у меня прочерк). Я не играла на переменках, не научилась танцевать, занималась по университетским учебникам. Списывать, правда, давала, но с видом крайнего презрения. Ни один Онегин или Печорин не был таким лишним человеком, каким росла я. Меня ненавидели пламенно и страстно, но мне это даже нравилось. Мое царство было не от мира сего. Окружающие решительно отказывались меня понимать. Они думали о зарплате, о новой мебели, о коврах, в крайнем случае, о науке. Я же никак не могла найти случай совершить подвиг. Я еще не знала, что советская жизнь -- единственная жизнь, в которой нет места подвигам. Моим любимым чтением была фантастика, усиленная романами о революции. Степняк-Кравчинский вместе с "Отверженными" и "9З-м годом" Гюго были настольными авторами. Я очень рано стала примериваться, где бы поставить свою баррикаду. Надо мной летали Буревестники, а "Песню о Соколе" я выучила наизусть еще до школы, читая с пяти лет. Теперь-то я понимаю, что мы с Александром Грином любили одни и те же книги. Фенимор Купер, Гюстав Эмар, Майн Рид, Вальтер Скотт... Все это странным образом перемешивалось с Ибсеном, Байроном и биографиями Плутарха. Так же, видимо, воспитывались юные Володя Ульянов и Коля Бухарин с Левой Троцким, но в шестидесятые годы это был большой нестандарт. Лет до двенадцати я мечтала стать пиратом (вскормлена на "Одиссее капитана Блада"), а потом, "встретившись" с Рихардом Зорге, -- разведчиком. (Конечно, советским, а не агентом ЦРУ.) 1956 год для меня в детстве мало что значил, никаких диссидентов в моем окружении не было. Зато ранний Фидель Кастро, казармы Монкада и Сьерра-Маэстра были для меня большой приманкой. Вы скажете, что такой характер не мог быть ни добрым, ни милосердным? Не скажите! "Жестокость" Павла Нилина, наверное, была списана с натуры, и такие Веньки Малышевы в 20-е годы в глухих уездах, подальше от чрезвычаек, водиться могли. Не удивительно, что меня в 14 лет понесло в комсомол, в котором я не нашла никакой революционной романтики, но который, в отличие от Троцкого, я всерьез намеревалась переделать изнутри то ли в роту королевских мушкетеров, то ли в бригаду неуловимых мстителей. В 15 лет я обивала пороги райкомов и военкоматов, требуя послать меня во Вьетнам (мне был глубоко безразличен вьетнамский социализм, но вьетнамцы, с моей точки зрения, были слабее -- а "Дон Кихота" к 1965 году я уже прочла и усвоила). Наверное, явись перед секретарями и военкомами Летучий Голландец, они были бы меньше удивлены. Они явно не знали, как меня сплавить с рук. Готовясь к карьере разведчика, я плавала, ходила в турпоходы, занималась греблей, альпинизмом, стрельбой, фехтованием, прыгала с парашютом. Спортсмена из меня, правда, не вышло. Скверное зрение и скверное здоровье вполне подходили для тихони-отличницы, но не для будущего супермена. Спортивных данных у меня не было никаких, и если у меня что-то получилось (в плавании и альпинизме), то на одной спортивной злости. Собственно, я получила тимуровское воспитание (не размениваясь на помощь старушкам). Я не жалею о нем и не отрекаюсь от него. Мне и сейчас дедушка Гайдар ближе и понятнее внука. Если люди делятся на мужей совета и мужей войны, то я, бесспорно, принадлежу к последним. Не следует думать, что к 1967 году я плохо знала Чехова, Достоевского, Гаршина, Тургенева. Я их отлично знала, но не считала своими. Это было "чуждое мне мировоззрение". Рефлексии во мне было не больше, чем в д'Артаньяне или в Робин Гуде. И сейчас, когда я пишу эти строки, эти фольклорные личности для меня важнее и роднее братьев Карамазовых, князя Мышкина и Лаевского с Ивановым. Ну и Бог с ним! Спасибо большевикам за мое гражданское воспитание. В сущности, они восстановили в России культ добродетелей Рима: Отечество, Честь, Долг, Слава, Мужество. Со щитом или на щите -- и никаких сантиментов. Человек и гражданин -- это синонимы. Хорошо бы это осталось нам на память об СССР, но ведь даже в 1965 году такие идеи были уже антиквариатом. А печально знаменитый Павлик Морозов ничем не хуже консула Брута, казнившего своих сыновей за попытку реставрации царской власти. А Тарас Бульба, а Маттео Фальконе из новеллы Мериме? Казни мне претили (со времен капитана Блада я усвоила, что убивать можно только в бою, а безоружного нельзя и пальцем тронуть, и мои милые мушкетеры только укрепили меня в этом убеждении. Странно, но идею Добра я постигала через воинский кодекс чести). А гражданину место было или на форуме, или в легионе. Мне это подходило. Люди такого типа только и могли бы разрушить СССР и дать России новый идеал, и если не произошло ни то, ни другое, то только потому, что таких людей было мало. Клин выбивают клином. Фашистов изгнали в основном коммунисты, которые были не лучше. [/more] Я всегда предпочту самого последнего коммунистического фанатика самому милейшему интересанту-обывателю. Ибо можно переубедить и сделать антисоветчиками и Павку Корчагина, и тимуровцев, и молодогвардейцев, но я не берусь ничего доказать брокеру с приличным доходом в свободно конвертируемой "капусте", ибо в его системе координат нет ни "жизни за царя", ни жизни за республику, а есть просто жизнь -- нейтральная и неприсоединившаяся, как девица с панели. [url=http://thelib.ru/books/novodvorskaya_valeriya/po_tu_storonu_otchayaniya-read.html]http://thelib.ru/books/novodvorskaya_valeriya/po_tu_storonu_otchayaniya-read.html[/a] Фото из галереи Радио Свобода - "2008-й год в фотографиях"

Ответов - 201, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

arjan: Предлагаю посвятить тему этой незаурядной женщине, а перед разговором прочесть ее книгу: "Моим любимым чтением была фантастика, усиленная романами о революции" Только сейчас, десятилетия спустя, я поняла, что я из одного теста с Павкой Корчагиным, как я от него ни отрекайся. Все-таки КПСС, вопреки своим собственным интересам, удалось воспитать из меня настоящего коммуниста, хоть и с антикоммунистическим уклоном. Теперь до меня доходит, что конфликт между мной и эпохой заключался отнюдь не в том, что я была человеком Запада, а все остальное принадлежало советской действительности и тяготело к большевизму, а как раз в том, что я была законченной большевичкой, а так называемая застойная действительность -- сытая, вялая, более частная, чем общественная, тяготела к Западу гораздо больше, чем я. Ведь что такое Запад? Это приватность, спокойное, растительное существование, осложняемое личной борьбой за совершенствование в своем деле. На Западе необязательно каждый день идти на бой за жизнь и свободу. Там можно просто жить, а не бороться. Если спросить у американца, во имя чего он живет, он посмотрит на вас, как на бежавшего из ближайшего сумасшедшего дома. Зато большевик с ответом не затруднится. Он скажет, что живет, зажатый железной клятвой, во имя победы мировой революции. Моя трагедия заключалась в том, что я родилась слишком поздно, когда СССР проиграл Западу в своей "холодной войне", и не в силу отставания по количеству мяса, яиц, молока и баллистических ракет на душу населения -- а в силу человеческой природы. Советский народ с 1957 года (в этот момент я с ним впервые соприкоснулась на уровне первого класса школы) и до конца девяностых годов -- это очень западный в смысле своих приватных установок народ. И если бы в 70-е годы я задала вопрос рядовому советскому гражданину, во имя чего он живет, он посмотрел бы на меня примерно так же, как и американский (если бы дело происходило в частной беседе без партсекретаря и гэбешника из первого отдела). Анекдот гласил, что социализм -- это когда всем все до лампочки. Я же не могла предположить, будучи верным последователем Софьи Перовской, Александра Ульянова и Германа Лопатина, что всем все до лампочки именно при капитализме и что это и есть нормальный порядок вещей! Если бы я родилась, где-то в 1917-м или даже в 1905 году, никакой трагедии бы не было. "Оптимистическая трагедия" Вишневского -- это же пастораль! Разве умереть от руки врагов на руках друзей -- это несчастье? Это же мечта каждого настоящего большевика, и здесь я большевиков понимаю и с ними солидаризируюсь. Попытка пойти против течения в 20, 30, 40-е годы не привела бы меня к личной трагедии. ВЧК или НКВД действовали оперативно и радикально. Причем обе стороны были бы довольны: НКВД уничтожил бы одного подлинного врага народа среди мириад мнимых, а я бы обрела судьбу из моей любимой (до сих пор!) песни: "Ты только прикажи, и я не струшу, товарищ Время, товарищ Время". Уже одна только любимая песня меня выдает с головой. Павке Корчагину она бы пришлась по вкусу... И вкусы-то у нас одинаковые! То ли сработали гены прадедушки -- старого эсдека, основателя смоленской подпольной типографии, уморившего своим беспутным поведением отца-дворянина, помещика и тайного советника, и женившегося в Тобольском остроге на крестьянке, получившей образование и ставшей революционеркой; то ли сказались хромосомы дедушки -- старого большевика, комиссара в коннице Буденного; а может быть, сыграл свою роль и пращур из XVI века, Михаил Новодворский, псковский воевода при Иоанне Грозном, убитый на дуэли князем Курбским за попытку встать на дороге, не дать уйти в Литву (однако не донес по инстанциям!)... Словом, мои мирные родители взирали на меня, как на гадкого утенка. Однако мой большевизм был абсолютно неидеологизированного характера. Белые мне нравились не меньше красных. Главное -- и те, и другие имели великую идею и служили России. Революционеры Павкиного склада сами делали свой выбор. За них не решал никто. Поэтому мое представление о свободе ими не оскорблялось, так же как и героями войны -- и гражданской, и Отечественной. Я очень рано поняла, что самопожертвование и сакральная идея -- стержень бытия. Конечно, в другую эпоху я непременно сбежала бы то ли в Испанию, то ли в Трансвааль, а на худой конец юнгой в кругосветное плавание. И если я задыхалась от ненависти с 10 лет, читая в "Юности" разглагольствования о целине, то только потому, что идея героического долга там профанировалась до нудного землепашества и слишком отдавала коллективом. Может ли большевик быть этаким степным волком, индивидуалом-одиночкой? Считается, что нет, что большевик -- существо стадное. Но мой пример опровергает эту аксиому. Мой индивидуалистический большевизм привел меня еще в детстве к полному одиночеству и асоциальному поведению. Мне еще предстояло узнать, что рожденный свободным рождается и чужим. Но я, наверное, производила на взрослых престранное впечатление. (Дети со мной просто не общались.) Говорила на равных, делала только то, что хотела. Наверное, только уровень знаний спасал меня от исключения из школы. Я ни разу не мыла класс, я не дежурила, я не проходила школьную практику, не ездила на сельхозработы, не занималась производственным обучением (в аттестате у меня прочерк). Я не играла на переменках, не научилась танцевать, занималась по университетским учебникам. Списывать, правда, давала, но с видом крайнего презрения. Ни один Онегин или Печорин не был таким лишним человеком, каким росла я. Меня ненавидели пламенно и страстно, но мне это даже нравилось. Мое царство было не от мира сего. Окружающие решительно отказывались меня понимать. Они думали о зарплате, о новой мебели, о коврах, в крайнем случае, о науке. Я же никак не могла найти случай совершить подвиг. Я еще не знала, что советская жизнь -- единственная жизнь, в которой нет места подвигам. Моим любимым чтением была фантастика, усиленная романами о революции. Степняк-Кравчинский вместе с "Отверженными" и "9З-м годом" Гюго были настольными авторами. Я очень рано стала примериваться, где бы поставить свою баррикаду. Надо мной летали Буревестники, а "Песню о Соколе" я выучила наизусть еще до школы, читая с пяти лет. Теперь-то я понимаю, что мы с Александром Грином любили одни и те же книги. Фенимор Купер, Гюстав Эмар, Майн Рид, Вальтер Скотт... Все это странным образом перемешивалось с Ибсеном, Байроном и биографиями Плутарха. Так же, видимо, воспитывались юные Володя Ульянов и Коля Бухарин с Левой Троцким, но в шестидесятые годы это был большой нестандарт. Лет до двенадцати я мечтала стать пиратом (вскормлена на "Одиссее капитана Блада"), а потом, "встретившись" с Рихардом Зорге, -- разведчиком. (Конечно, советским, а не агентом ЦРУ.) 1956 год для меня в детстве мало что значил, никаких диссидентов в моем окружении не было. Зато ранний Фидель Кастро, казармы Монкада и Сьерра-Маэстра были для меня большой приманкой. Вы скажете, что такой характер не мог быть ни добрым, ни милосердным? Не скажите! "Жестокость" Павла Нилина, наверное, была списана с натуры, и такие Веньки Малышевы в 20-е годы в глухих уездах, подальше от чрезвычаек, водиться могли. Не удивительно, что меня в 14 лет понесло в комсомол, в котором я не нашла никакой революционной романтики, но который, в отличие от Троцкого, я всерьез намеревалась переделать изнутри то ли в роту королевских мушкетеров, то ли в бригаду неуловимых мстителей. В 15 лет я обивала пороги райкомов и военкоматов, требуя послать меня во Вьетнам (мне был глубоко безразличен вьетнамский социализм, но вьетнамцы, с моей точки зрения, были слабее -- а "Дон Кихота" к 1965 году я уже прочла и усвоила). Наверное, явись перед секретарями и военкомами Летучий Голландец, они были бы меньше удивлены. Они явно не знали, как меня сплавить с рук. Готовясь к карьере разведчика, я плавала, ходила в турпоходы, занималась греблей, альпинизмом, стрельбой, фехтованием, прыгала с парашютом. Спортсмена из меня, правда, не вышло. Скверное зрение и скверное здоровье вполне подходили для тихони-отличницы, но не для будущего супермена. Спортивных данных у меня не было никаких, и если у меня что-то получилось (в плавании и альпинизме), то на одной спортивной злости. Собственно, я получила тимуровское воспитание (не размениваясь на помощь старушкам). Я не жалею о нем и не отрекаюсь от него. Мне и сейчас дедушка Гайдар ближе и понятнее внука. Если люди делятся на мужей совета и мужей войны, то я, бесспорно, принадлежу к последним. Не следует думать, что к 1967 году я плохо знала Чехова, Достоевского, Гаршина, Тургенева. Я их отлично знала, но не считала своими. Это было "чуждое мне мировоззрение". Рефлексии во мне было не больше, чем в д'Артаньяне или в Робин Гуде. И сейчас, когда я пишу эти строки, эти фольклорные личности для меня важнее и роднее братьев Карамазовых, князя Мышкина и Лаевского с Ивановым. Ну и Бог с ним! Спасибо большевикам за мое гражданское воспитание. В сущности, они восстановили в России культ добродетелей Рима: Отечество, Честь, Долг, Слава, Мужество. Со щитом или на щите -- и никаких сантиментов. Человек и гражданин -- это синонимы. Хорошо бы это осталось нам на память об СССР, но ведь даже в 1965 году такие идеи были уже антиквариатом. А печально знаменитый Павлик Морозов ничем не хуже консула Брута, казнившего своих сыновей за попытку реставрации царской власти. А Тарас Бульба, а Маттео Фальконе из новеллы Мериме? Казни мне претили (со времен капитана Блада я усвоила, что убивать можно только в бою, а безоружного нельзя и пальцем тронуть, и мои милые мушкетеры только укрепили меня в этом убеждении. Странно, но идею Добра я постигала через воинский кодекс чести). А гражданину место было или на форуме, или в легионе. Мне это подходило. Люди такого типа только и могли бы разрушить СССР и дать России новый идеал, и если не произошло ни то, ни другое, то только потому, что таких людей было мало. Клин выбивают клином. Фашистов изгнали в основном коммунисты, которые были не лучше. Я всегда предпочту самого последнего коммунистического фанатика самому милейшему интересанту-обывателю. Ибо можно переубедить и сделать антисоветчиками и Павку Корчагина, и тимуровцев, и молодогвардейцев, но я не берусь ничего доказать брокеру с приличным доходом в свободно конвертируемой "капусте", ибо в его системе координат нет ни "жизни за царя", ни жизни за республику, а есть просто жизнь -- нейтральная и неприсоединившаяся, как девица с панели. [url=http://thelib.ru/books/novodvorskaya_valeriya/po_tu_storonu_otchayaniya-read.html]http://thelib.ru/books/novodvorskaya_valeriya/po_tu_storonu_otchayaniya-read.html[/a] Фото из галереи Радио Свобода - "2008-й год в фотографиях"

balu: arjan пишет: Предлагаю посвятить тему этой незаурядной женщине Эт точно. А можно и это: [url=http://http://www.ds.ru/vnstat.htm]Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею (прав человека, МОЕ) как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое и хватит врать про права человека и про правозащитников. А то как бы не срубить сук, на котором мы все сидим[/url] А можно, напару, и Латынину: Чью точку зрения высказывают защитники прав человека, требуя прекратить огонь в Газе? Ответ: это взгляды международной бюрократии, которую не интересует реальное разрешение конфликта. Ее интересует сохранение статус-кво, при котором террористы продолжат держать в заложниках собственный народ, а многочисленные кристоферы гиннесы – осваивать международные деньги на «помощь» страдающему народу. В последнее время понятие «защита прав человека» все больше становится противоположным понятию «справедливость». «Справедливость» — это когда вор сидит в тюрьме, а террорист убит. «Права человека» сегодня – это защита любого, кто обращается за защитой, хотя бы он сам являлся вором, убийцей или террористом. Концепция «прав человека» была необходима для борьбы с тоталитарными режимами, в которых не было ни закона, ни справедливости. Похоже, что после конца тоталитарных режимов она себя исчерпала. Ибо, кого бы ни защищали в последнее время «защитники прав человека» — ХАМАС или террористов, сидящих в Гуантанамо, — они неизменно выбирают для защиты таких мерзавцев, которые сами права человека ни в грош ни ставят. По ссылкам более толсто. А вообще Новодворская, конечно, личность и бой баба. Но мне как-то дедушка Ленин, Че Гевара и Ясир Арафат ближе.

Трак Тор: balu пишет: В последнее время понятие «защита прав человека» все больше становится противоположным понятию «справедливость». Естественно. Это как с функциями или подпрограммами: есть функция "справедливость", возвращающая значение справедливости от 0 до 1 и совершенно другая функция - "права человека". Многие этого не понимают, поэтому твердят "вор должен сидеть в тюрьме, нечего защищать права воров и буржуев" в любом случае, им кажется, что поэтому не нужна сама функция - "права человека"

balu: Трак Тор пишет: есть функция "справедливость", возвращающая значение справедливости от 0 до 1 Несовсем понятно, каков возвращаемый тип этой функции и какова используемая система типизации. Трак Тор пишет: Многие этого не понимают, поэтому твердят "вор должен сидеть в тюрьме, нечего защищать права воров и буржуев" Если это обращение ко мне, то я такого не говорил и не скажу ибо так, по многим причинам, не считаю. Напротив, считаю что ф-я "права человека" нужна (главное, при этом знать ее объявление и видеть реализацию). Но, судя по цитатам, у меня создалось впечатление, что вышеперечисленные особы использовали эти понятия просто для реализации собственных интересов не особо заморачиваясь на сами эти понятия.

arjan: balu пишет: у меня создалось впечатление, что вышеперечисленные особы использовали эти понятия просто для реализации собственных интересов не особо заморачиваясь на сами эти понятияЭто о Новодворской? Кстсти, я против обращения к ней с издевательским "госпожа" - она как раз "товарищ" во многих ипостасях этого слова Трак Тор пишет: Многие этого не понимают, поэтому твердят "вор должен сидеть в тюрьме, нечего защищать права воров и буржуев" в любом случае, им кажется, что поэтому не нужна сама функция - "права человека"Олег, очень интересная мысль, но перескажите ее чуть по другому - показав зависимость "вора - в тюрьме" от прав человека?

balu: arjan пишет: Это о Новодворской? угу. Если судить по приведенным цитатам. Так я их понял. И, боюсь, ниасилю я полностью книгу. Это после парочки ея статей. arjan пишет: стсти, я против обращения к ней с издевательским "госпожа" Дык за что получилось, так и называю.

balu: Вот, обнаружил прекрасное. Сижу и плачу: Ведь украинский темперамент - совсем не то, что грузинский или осетинский. Меланхоличные и сангвинические украинцы все делают спокойно. К тому же они все, и западные, и восточные, - один народ, без исторического конфликтного фона. Львов никогда не шел походом на Донецк и даже на Севастополь. Западэнцы - хранители свободы и независимости, сражавшиеся против немцев в союзе с партизанами соединения Медведева (про эти страницы из жизни ОУН и УПА читайте в "Это было под Ровно"), а потом с советами - до 1956 года. Восточные украинцы более русифицированы и воевали больше в Красной армии - но они не будут убивать друг друга. Майдан - это была не гражданская война, а противостояние митингов. "Оранжевые" водятся и на Востоке, и в Крыму. Таки та подборка много стоит .

arjan: Всю ночь читал (не пейджер) - Новодворскую, слушал ее ответы: http://www.ds.ru/conf.htm , и тоже много думал Особенно понравился ответ с цитированием Некрасова: Здравствуйте Валерия Ильинична! Скажите пожалуйста, на Ваш взгляд - какая разница между понятиями "гражданин" и "патриот", и к кому из них Вы принадлежите в большей степени? Спасибо. Илья, Пенза А что такое гражданин? Отечества достойный сын. Ах! будет с нас купцов, кадетов, Мещан, чиновников, дворян, Довольно даже нам поэтов, Но нужно, нужно нам граждан! Но где ж они? Кто не сенатор, Не сочинитель, не герой, Не предводитель, Кто гражданин страны родной? Где ты? откликнись? Нет ответа. http://www.ds.ru/media/a122008-14.mp3 А дальше говорит - "У меня нет компьютера, я почти ничего не вижу и осталось мало времени... А на письма помогают отвечать наши ребята из ДС." Не стыдно смеяться над инвалидом, коим ее сделали в политтюрьмах и психбольницах? Я ведь по себе знаю, как это бывало...

arjan: Новодворская в 2007 отвечала в своей конференции на вопрос о Троцком: "Хотелась бы узнать ваше отношение к нему, как к борцу со сталинизмом, тоталитаризмом в СССР?" Валерия Новодворская: Ну, приехали! Неужели мы мало учили историю КПСС на своем веку. С каких это пор Троцкий оказался борцом со сталинизмом и тоталитаризмом? Для начала военмор Троцкий был одним из самых злостных насильников, и расстреливал людей пачками, и завоевывал Россию для большевиков. А его план построения общества включал сплошные казармы и даже той части приватности, которую позволил сталинизм - каждый сидит в своей квартире или в своей комуналке, пока за ним не придут, – он не желал позволить; никакой семейной и домашней жизни, в общем, сны Веры Павловны. Угрюм-Бурчеев Салтыкова-Щедрина. Казарменный социализм. Если бы победил Троцкий со своей теорией перманентной революции, СССР бы впутался в мировую войну еще задолго до 1939 года. Во-вторых, гулаг бы все равно наполнился теми, кто хочет иметь какую-то маленькую человеческую жизнь. Только вместо сторонников Троцкого в лагеря бы пошли сторонники Бухарина все равно, у этих шансов бы не было, потому что они были за «социализм с человеческим лицом». Как возник миф о том, что Троцкий – это борец со сталинизмом? Кода он проиграл Сталину, он стал лишним. И со своей концепцией, и со своим неповиновением. По сути дела Троцкий – это Эбер. История французской революции повторилась. Был Робеспьер, был Марат, были те, кто справа, кто хотел меньше репрессий, больше нормальной человеческой жизни, меньше гильотин, Дантон, Демулен. И были те, кто слева, эбертисты, которые считали, что еще мало людей отправлено на гильотину. Так вот, первыми погибли эбертисты, они проиграли Робеспьеру, они были отправлены на гильотину. Но это не делает их борцами против якобинцев. Троцкий боролся со Сталиным, когда уже проиграл ему бой в стране, и отнюдь не во имя свободы, не во имя нашей свободы, а во имя своей свободы устанавливать свой вариант тоталитаризма. Речь шла о разных вариантах тоталитаризма. И вариант Троцкого был худшим. И когда он отправился в изгнание, конечно, он там назвался демократом и стал позиционировать себя как человека который борется против репрессий. Но это было вранье, такое же как сейчас распространяет Борис Березовский, который вдруг стал борцом с путинизмом, который сам же его и построил. Отношение к Троцкому у нормальных людей, если не как к экземпляру из кунст-камеры, может быть только такое же как ко всем большевистским лидерам: надо бы хуже, да некуда. 29.11.2007 http://www.ds.ru/conf/conf2.htm

Эуг Белл: Жень, когда ты цитируешь Новодворскую, тебе любой оппонент скажет, что она не объективна. И будет прав, хотя во многом она бывает более точна в трактовке событий, чем другие, и красиво выражает свои мысли... Но она действительно "западница". Кстати, она работала (или, может быть, даже и работает по сей день) в журнале "Америка". Всегда трудно в этих случаях разделять то, что человек говорит от себя, и то, что как официальный представитель редакции. Но в данном конкретном случае она, похоже, права.

arjan: Я вспомнил Троцкого к известному, но не всеми осознанному: поняв к концу "военного коммунизма", что идеи насильственного обобществления (вплоть до общих жен) оказались нерабочими и свернув их через НЭП, большевики не отказались от самой власти - ибо успели привыкнуть к ее адреналину, привилегиям и безответственности, но главное - испугались адекватной расплаты за уже ничем не оправданные преступления (Кронштадтское восстание). Поэтому их трусливо-властолюбивые комплексы и определили всю дальнейшую политику СССР: 1. Сохранить свою власть - коли уж она досталась столь невобразимо-жестокой ценой. 2. Переписать историю и скрыть истинную картину ошибок и прямых злодеяний. 3. Отказаться от идеи скорой мировой революции и вернуться к имперским традициям. 4. Реставрировать Империю - переименовав ее в СССР, царя в Генсека, а Отечество - в социалистическое. 5. Реставрировать армию - с офицерами, погонами, гвардиями и даже генералисимусами! 6. Возродить в ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ дух всенародно-проклятой царской охранки с сексотами, жандармами, каторгою и т.п. 7. Создать систему образования без гуманистического компонента - заменив интеллигенцию на образованщину. 8. Тихой сапой возродить Православную Церковь - сделав ее своим тайным козырем. Иначе говоря, была восстановлена та-же царская Россия - но лишь с новой элитой и государственной религией. И более или менее стабильная жизнь в "оттепель" и "застой" была достижением не новой, а с поэтапным возвращением дореволюционной системы ценностей, но с несравнимо большей изоляцией от окружающего мира (включая и "братские" соцстраны)... И начав, в отличии от Гражданской войны в США, с обмана и фальсификаций, большевики были вынуждены наращивать этот обман как снежный ком - сделав себя и нас его заложниками. Поэтому вся последующая история СССР - это не только кровь, но и бесконечные вымыслы, умолчания и несправедливости. И эта неправедность останется до национального покаяния, по примеру нюренбергского, хотя бы потомков... Кстсти, тезка, у нас здесь не было отдельной темы покаяния? Можно было бы там вспомнить одноименный фильм Т.Абуладзе?)

arjan: За общей вялотекущей суетой мы, увы, не заметили важную дату: 17 мая 2010 г. Валерии Ильинишне Новодворской исполнилось 60 лет! Видеозапись по поводу поздравлений с юбилеем: Искренне поздравляю ВИН с еще одним прожитым десятилетием - как живого (не литературного) Прогрессора и современника, реально живущего "не по лжи"!

Алексей Ильинов: balu пишет: Западэнцы - хранители свободы и независимости, сражавшиеся против немцев в союзе с партизанами соединения Медведева Ну, с этим очень даже можно поспорить! Один мой добрый киевский знакомый в юности принимал участие в защите Штаба Черноморского Флота и много чего порассказал о представителях «западэнцев». Весьма прискорбное зрелище, не имеющее отношение ни к каким «борцам за свободу». Скорее нечто агрессивно-глупое, хуторское и закомплексованное. Как очень верно заметил Дмитро Корчинский, ныне лидер Партии «Братство», на Украине представлено два психотипа - «свинопасы» и «казаки». Так вот «западэнцев» к «казакам» отнести весьма проблематично. arjan пишет: Искренне поздравляю ВИН с еще одним прожитым десятилетием - как живого (не литературного) Прогрессора и современника, реально живущего "не по лжи"! Насчёт Валерии Ильиничны Новодворской скажу следующее. Очень уж двойственное у меня к ней отношение. В Воронеже я как-то видел представителей «ДемСоюза» (один из них впоследствии вступил в РНЕ и стал казаком) и общался с ними. Зрелище, увы, очень уж невесёлое. Сейчас, скорее, это «андеграунд», полностью замкнувшийся в себе и время от времени болезненно реагирующий на неприглядную реальность. Например нашего воронежского "демороса" (наверное, единственного "выжившего") Воробьевского регулярно забирает на митингах милиция. Стилистика текстов Валерии Ильиничны, конечно, очень мощная. Как журналист и публицист она неподражаема. Мне очень близки её мысли о том, что сейчас современной России катастрофически не хватает Вольного Северного Духа. Духа новгородского Вече и скандинавских Тингов. То есть подлинной органичной НАРОДНОЙ ДЕМОКРАТИИ. В этом она абсолютно права! Но мне совершенно не близко чрезвычайно «наивное» западничество Валерии Ильиничны. И её не всегда корректные (извините, но это так!) нападки на тот народ, который её окружает. Да, она абсолютно верно говорит о том, что народ наш невежественен, дремуч, неопрятен и, увы, внутренне несвободен. Но это ведь вечная морально-этическая проблема, которая занимала умы выдающихся отечественных мыслителей и просветителей. О нашей, воистину неистребимой, «азиатчине» превосходно писал Максим Горький, но он делал это намного корректнее и острее. Также как примерно о том же писал другой "западник" Герцен. Валерия Ильинична иногда позволяет себе чересчур «крепкие» высказывания. Ну, впрочем, это сугубо мои наблюдения. Быть может они не совсем верные. И, между тем, я внимательно слушаю то, что Валерия Ильинична говорит публично и нахожу её мысли во многом справедливыми.

balu: Алексей Ильинов пишет: Скорее нечто агрессивно-глупое, хуторское и закомплексованное Именно. Вот совершенно невинный пример. Но вы процитировали мое цитирование Новодворской. Которое доставляет.

Алексей Ильинов: balu пишет: Но вы процитировали мое цитирование Новодворской. Которое доставляет. Стало быть наши цитирования где-то очень даже совпали. Хотя, признаюсь, эту тему я как-то бегло пробежал глазами. И не более того. Но тексты Новодворской читать приходилось. И как публицист она мне куда больше нравится, нежели публичное лицо, иногда позволяющее себе кое-какие «высказывания».

arjan: Давно хочу спросить ВИН - как незаурядного знатока фантастики, и, наверняка, помнящую тексты ИАЕ , о ее отношении к личности и наследию Ефремова?) Ибо, как потомок профессиональных революционеров, она наверняка была очарована его свободомыслием и нестандартной моделью "светлого будушего", и, уже на нынешнем этапе, вполне может разделять многие идеи нашей форумной работы. Во всяком случае, у нее ни разу о таком не спрашивали (я довольно внимательно слежу за этим) и ее соответственное мнение пока никому не известно...

arjan: А это одна из последних статей ВИН в "Гранях - "Здесь могли бы быть наши реформы": Мы ехали по проспекту Джорджа Буша, и я подумала, что впервые, наверное, в своей истории Америка получает "спасибо" за свою помощь. Да, крошечную Грузию легче подкормить, подостлать под реформы соломки; благодаря США пенсия достигает 100 долларов (а цены куда ниже российских, сравните), налоги берут только после достижения определенной "зажиточности". Строятся новые производства, создаются рабочие места; при отсутствии пробок в малоавтомобильном Тбилиси все-таки строятся эстакады и туннели, по автостраде от Гори до столицы можно доехать за полчаса. (Я, признаться, думала об одном: за сколько по такой дороге доедут наши танки.) Но эта большая помощь не "распиливается", не прячется по карманам: цент не пропадет. Все идет на дело. Коррупции в Грузии больше нет. Один вор в законе остался: в монастыре грехи замаливает, а остальные в тюрьме или в Москве, дорогие россияне. Жесткие, жестокие меры понадобились для этого. 46 тысяч "ментов", весь состав МВД, были уволены в один день. Вместо них пришла молодежь, владеющая английским и честная (благо есть отдел внутренней безопасности, мгновенно карающий за любую взятку). Государственный аппарат был сокращен в восемь раз. Уволенные с теплых и хлебных местечек и их родственники, обиженные, желающие обратно в совок, враги реформ и Запада - они и составляют ту "оппозицию", которая прыгала на площади, и собиралась брать штурмом парламент, и ждала российского вторжения. В Грузии с ее четырьмя миллионами населения за коррупцию посадили более 21 тысячи человек. Это в масштабах России - 1 миллион. Мы так можем в нашей чекистской "малине"? У тирана Саакашвили (застенчивого интеллигента, чей кабинет заставлен шкафами с русской классикой) на 4 миллиона населения 130 политических партий. Регистрация партий - 15 минут. Плати 30 лари, сдай уведомление - и иди. У тебя не спросят ни число членов, ни имена, ни адреса, ни явки, ни телефоны. У автократа Саакашвили СМИ ходят на ушах и гоняют власть как хотят. Журналист - лицо священное и неприкосновенное. Даже некий Рамишвили, за которого так заступались Тина Канделаки и Алексей Венедиктов, уже на свободе. Даже канал "Раша тудей", подлый, путинский, свободно снимает. Автократ Саакашвили ездит без мигалки (на всю Грузию их 4 - по закону) и отрывается от собственной охраны. Словом, если бы Егор Гайдар это бы увидел, он, возможно, остался бы жить. Дело его рук не пропало, просто оно осуществляется в Грузии, которая не ненавидит своих реформаторов, а голосует за них, как проголосовала за Михаила Николаевича Саакашвили, подтвердив его мандат на реформы на досрочных президентских выборах. И никто не собирался захватывать Самачабло (Южную Осетию) - маленькая Грузия просто защищалась и выстояла, пока мощная рука Америки (да благословит Бог Джорджа Буша, разрешившего этот Карибский кризис и не допустившего Третьей мировой войны) не легла между хищным российским орлом-стервятником с окровавленным клювом и маленьким разноцветным грузинским колибри. Помните, россияне, Маяковского? "Что такое хорошо и что такое плохо?". Там есть строки: "Если бьет дрянной драчун слабого мальчишку, я такого не хочу даже вставить в книжку". Они нас любили, кстати. Они купались в русской культуре. Они дали нам Булата Окуджаву, Георгия Данелию, Тенгиза Абуладзе, Сергея Параджанова, Софико Чиаурели, Шота Руставели, Багратиона и Пиросмани. Они думали, что мы их приручили и отпустим на свободу, дав на дорогу пирогов и котлет. А мы шарахнули бомбами по Горийскому университету, по этим доверчивым и любящим глазам. Мы их травили, мы собирали их в обезьянники. Мы составляли списки их школьников, мы запихивали их в транспортные самолеты, мы запретили их дивное вино (и я не угощу вас тем, что привезла, неуважаемые россияне). В Гори стоит памятник погибшему на этом месте грузинскому мирному жителю - из танковых гильз. Такое вот дерево. "Древо желания". Это мы им в ответ на фильм Тенгиза Абуладзе. Пройдут века, а этот памятник нашей подлости все еще будет стоять. Если честно, меня пугают их доброта и их великодушие. Я четыре дня учила их ненавидеть нынешнее государство под названием РФ, потому что путинская Россия - это Фредди Крюгер, маньяк с ножницами, который приходит во сне к тем, кто расслабляется и теряет бдительность, а надо стоять на страже своей свободы и своих реформ и знать в лицо своего врага - российский империализм. Хотите знать, что будет дальше? Когда мы опомнимся, мы будем ездить к грузинам учиться (а если не будем, то вымрем как мамонты). А они к тому времени станут шикарным островом Крым, прямо по Аксенову. Мы будем гастарбайтерами и подсобными рабочими, мы будем мыть посуду в их ресторанах. Пока они не вступили в НАТО и в ЕС, они продают визы на границе - по 30 баксов всем желающим. Когда вступит, решать будут Вашингтон и Брюссель. Тогда пустят не всех. Они делают шикарную армию по американскому образцу, и в следующий раз при такой технике собьют не 9 наших самолетов, а все, что залетят на их территорию. Абхазия скоро поймет, что поставила не на ту карту: российская карта бита. Тогда попросится обратно. А осетины уже почти все в Грузии, по Самачабло ездят бандиты и российские оккупанты. Наша жалкая и драная армия будет переоснащаться под руководством грузинских инструкторов, потому что они возьмут меньше американцев. Уже сегодня, пока мы приглашаем ХАМАС, грузины приглашают 1000 учителей, носителей английского языка из Англии, Австралии, Новой Зеландии. Грузия будет давать нам кредиты и слать гуманитарную помощь. Если возьмемся за ум. А если не возьмемся, нас откопают через 1000 лет из вечной мерзлоты. Откройте географическую карту России, дорогие россияне. И напишите на этой одной восьмой части суши, от Калининграда до Владика: "Здесь могли бы быть наши реформы". Полный текст.

Андрей Козлович: Вот толковый ролик о новой грузинской полиции http://www.youtube.com/watch?v=xMV1AjNR0mQ

М. Скиф: При Гитлере в Германии тоже не было ни коррупции, ни воров... всё было очень-очень по закону...

Алексей Ильинов: Понятно, что ВИН органически и искренне ненавидит Российскую Империю, но, тем не менее, почему то (?) симпатизирует Империи Американской и Великой Грузии, горячим поборником которой является такой благородный и честный "демократ" и "гуманист" Миша Саакашвили. Да, быть может в Грузии наведён какой-то вполне разумный порядок. Это верно. Порядок для "своих". Правда, очень показной, скрывающий действительное положение дел. Но как понимать тот факт, что грузинские парламентарии как-то подняли вопрос о том, что Грузию нужно переименовать в Джорджию? Да, плоха Российская Империя, но не менее омерзителен и Янкилэнд (ИАЕ, помнится, предрекал ему весьма печальный конец). Вот эта новость: *Грузия переименуется в Джорджию: продолжение распада* Сегодня стало известно о неожиданной внешнеполитической инициативе Грузии. Ее министр иностранных дел Григол Вашадзе призвал вчера вечером называть впредь Грузию Джорджией – по аналогии с одним из американских штатов – Georgia. Первым государством, к которому обратилась Грузия, стала Литва. Грузинские власти официально обратились с просьбой к литовскому правительству не называть больше их страну Грузией. Министр Вашадзе в беседе со своим литовским коллегой просил отныне именовать свою страну Джорджией: «Да, это – наша просьба. Оно (старое название «Грузия») никак не связано с нашим государством и пришло из ниоткуда». По словам министра, название «Грузия» является российским наследием, не связанным с нынешним государством. «Мы хотим, чтобы в Литве нас называли «Georgia», – настаивает он. «Идея очень авангардная, рождённая постмодернистским мышлением, в духе создания сетевой экстерриториальной империи, - прокомментировал сообщение о переименовании Грузии главный редактор портала "Евразия" Валерий Коровин. - Сами грузинские власти вряд ли смогли бы додуматься до такого, здесь скорее всего поработала известная RAND Corporation или CFR. По сути, этим жестом грузинские власти признают новый формат своего государства, территориально - без Абхазии и Южной Осетии, по формату - как европейское национальное государство. Но это же открывает возможность теперь уже остальным этносам, пока ещё входящим в состав старой Грузии, подать заявку на выход из новой "Джорджии". Дальше распад примет самоиндуцирующий характер, а значит никакого НАТО Джорждии реально не светит. Зато России светит зона нестабильности на Кавказе, чего и добиваются западные стратеги, и ради чего Грузия-Georgia будет окончательно пущена в расход». Источник: http://evrazia.org/news/10699



полная версия страницы