Форум » БИОГРАФИЯ И ПУБЛИКАЦИИ » "Атон" » Ответить

"Атон"

Алексей Ильинов: Перенос из "Острова Матерей" Жень, прими мои самые искренние поздравления! (об "Острове Матерей") Весьма необычно и смело - причём настолько смело, что аж захватывает дух. В некотором роде ты в своём произведении обратился к жанру, который можно было бы назвать «магическим реализмом», когда реальность и ирреальность переплетаются друг с другом, образуя удивительные узоры. Обязательно найди и прочитай роман Елены Чудиновой (дочери биографа ИАЕ) «Держатель знака», чей стиль весьма оригинален. Роман сей посвящён как раз обществу «Атон». Правда, о Бартини там нет и слова, ибо главный герой романа — поэт Николай Гумилёв.

Ответов - 25, стр: 1 2 All

Андрей Козлович: Женя, ты забываешь, что в нашем распоряжении уже масса фактов доказывающих, что у Ефремова, Булгакова, Чудиновой, массы других авторов одинаковая парадигма, которую они, почему-то, прикрывают другой официально декларируемой ими парадигмой. В их произведениях масса мест которые буквально жгут глаза. Ну вот примеры: Булгаков "Мастер и Маргарита": – Чем хочешь ты, чтобы я поклялся? – спросил, очень оживившись, развязанный. – Ну, хотя бы жизнью твоею, – ответил прокуратор, – ею клясться самое время, так как она висит на волоске, знай это! – Не думаешь ли ты, что ты ее подвесил, игемон? – спросил арестант, – если это так, ты очень ошибаешься. Пилат вздрогнул и ответил сквозь зубы: – Я могу перерезать этот волосок. – И в этом ты ошибаешься, – светло улыбаясь и заслоняясь рукой от солнца, возразил арестант, – согласись, что перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил? Чудинова "Держатель знака": — Открою Вам маленький секрет, Женя. Избави меня Бог ломать комедию пред ликом Смерти. Но, Женя, эти люди, разве они тут хоть в какой-то степени — при чем? Вспомните, разве не смешна их претензия на то, что это они перерубают нить, которую не они привязали? Ефремов "Час Быка": Она снова посмотрела на инженера: понимает ли? — Да, вы догадались верно. Я научу вас умению мгновенно умереть в любой момент, по собственной воле, не пользуясь ничем, кроме внутренних сил организма. Испокон веков все тираны больше всего ненавидели людей, самовольно уходивших из-под их власти над жизнью и смертью. Право распоряжаться жизнью и смертью стало неотъемлемым правом господина. И люди уверовали в этот фетишизм, поддержанный христианской церковью. За тысячелетия прошедших на Земле цивилизаций они не придумали ничего, кроме мучительных способов самоубийства, доступных и зверю. Только мудрецы Индии рано поняли, что, сделав человека владыкой собственной смерти, они освобождают его от страха перед жизнью...Родис подумала и спросила: — Но, может быть, с вашим долгом «ранней смерти» все это не так существенно, как в древности на Земле? — Очень важно! — воскликнул Таэль.«Нежная смерть» тоже целиком в руках олигархии, и без позволения никто не войдет в ее дворец. А для нас, образованных долгожителей, зависимость жизни и смерти от владык абсолютна. — Выберите время,решительно сказала Родис,при вашей психической нетренированности нам понадобится несколько занятий. — Так много! — Это нельзя усвоить без опытного учителя. Надо знать, как остановить сердце в любой желаемый момент. Едва обычный человек Ян-Ях начнет тормозить свое сердце, как мозг, не получая нужного ежесекундно кислорода и питания, сразу подхлестнет его. Поэтому для торможения сердца надо усыпить мозг, но тогда утрачивается самоконтроль и «урок» закончится смертью. Моя задача — научить вас не терять самоконтроля до последнего шага из жизни. Чудинова "Держатель знака": — Не рекомендую Вам хорохориться. Многие начинают с этого, а кончают… В подвале Вы познакомитесь с нашими способами воздействия. — А Вы не будете меня пытать. — Что?! Женя насмешливо взглянул на собеседника и завернул манжет куртки, открыв тонкое запястье. — Будьте любезны, положите пальцы на пульс. — Это еще зачем? — Увидите. Уншлихт неуверенно коснулся лежащей на зеленом сукне Жениной руки. — Прощупали? — Ну… — А теперь слушайте дальше… Женины глаза приняли отсутствующее выражение. На голубоватой коже висков выступили прозрачные капельки пота. — Что за черт?! — Сейчас будет еще быстрее… А сейчас — мед-лен-не-е… медлен-не-е… Женя, казалось, говорил в пустоту, не видя перед собой лиц. Голос, слетавший с посиневших губ, был безжизненно тусклым. — А сейчас я его ненадолго остановлю совсем… — Ничего не понимаю — действительно пропадает… Совсем пропал… Сердце не бьется! — Вправду не бьется?! — Д-Да… — Ну и… доста-точ-но… Вот… так… — Женя глубоко вздохнул и высвободил руку. — Должен признаться, я терпеть не могу всяких антиэстетических способов воздействия. Поэтому, как только вы сунетесь ко мне со своей дрянью, я его снова остановлю, но уже окончательно… Дошло наконец, что вы мне ничего не можете сделать?

Эуг Белл: Так, Андрей, это не "общая парадигма", а просто свидетельство ПИСАТЕЛЬСКОЙ НЕСАМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ г-жи Чудиновой. :) Она пишет свой довольно слабый роман под сильным влиянием Булгакова и Ефремова. Она не умет писать САМА. Не тот калибр. Вот и все. Все остальное - срезается бритвой Оккама.

Андрей Козлович: Точно? А чего она тогда себя православной объявляет? Каким образом ответственнсть Творца за всю мерзость на Земле и эвтаназия сочетаются с православием? Кстати, писательница она, безусловно, талантливая, и её талант уже признан. Конец переноса

Трак Тор: Андрей Козлович пишет: ясно одно, "Атон" не выдумка Бузиновских Да, "Атон" - выдумка Казнеского (док-во есть где-то в ваших постах), если, конечно, Бузиновские не приписали свою выдумку человеку, который уже умер. Все сходится к одному - что с Диском, что с Бартини - надо найти исходную инфу от Казневского.

Трак Тор: Дед Мороз пишет на Аристоне: Предположительно, "Диск" - ещё и сокращённое название "Дома искусства" ( Петроград ), основанного М. Горьким в 1919 г. Очень похоже на то. Да вот: В период разрухи и голода 1918—1922 годов определённую заботу власть проявляла и о деятелях культуры, размещая их в подобных коммунах: Доме литераторов на Бассейной улице и Доме искусств (ДИСК) в особняке банкира С. П. Елисеева на Невском проспекте, куда «…перебрались бездомные литераторы. Они без сожаления покинули свои нетопленные жилища. Петрокоммуна снабдила елисеевский дом всем необходимым для жизни. Вс. Рождественский[6] » По словам К. И. Ротикова, ДИСК «был первым опытом перевоспитания интеллигенции путём подкормки»[7]. Остальное, вероятно, нафантазировал Казневский.



полная версия страницы