Форум » СОВЕТ ЗДОРОВЬЯ » Смерть » Ответить

Смерть

Андрей Козлович: Смерть – это конец всему? Длительный период вера в смерть считалась органичной частью, так называемого «научного мировоззрения» и в науке считалось непростительной ересью оспаривать существование смерти как бесспорного небытия. Так случилось, что лицо мировой науки долгое время определяла наука европейская в которой победил данный взгляд на проблему смерти. Конфликт науки и христианского мировоззрения широко известен со времён средних веков, что породило у многих учёных нигилистическое отношение к возможности существования [more]у человека души. Способствовало этому и то, что в Европе очень длительный период были мало известны великие религиозно-мистические учения Востока, прежде всего, индуизм и буддизм, которые понимали смерть намного глубже христианства. Что-то изменилось в конце XIX века благодаря русской исследовательнице Елене Блаватской, после издания её книг «Разоблачённая Изида» и «Тайная Доктрина». Но широко известных научных исследований в этом направлении всё же не было. По настоящему «гром грянул» только в 70-х годах ХХ века, после публикации американским врачом и психологом Реймондом Моуди книги «Жизнь после жизни». Фактически он был первым, кто посмел, на основе научного знания, усомниться в том, что существует смерть. Кстати, официальная церковь, в отличие от официальной науки, «въезжавшей» довольно долго, поняла это мгновенно, после опубликования им первых исследований, особенно после выхода книги «Жизнь после жизни», и не на шутку переполошилась, по сути, требуя запрещения дальнейших научных изысканий в данном направлении. (Больше всего священнослужителей беспокоит возможность того, что наука докажет существование жизни после смерти). Здесь церковь исходит из известного клерикального постулата о существовании запретного знания – вещей, которых человеку знать не положено, ибо это монополия Бога. Например, преподобный Роберт М. Херхолд, священник лютеранской церкви Воскресения в Сан-Бруно (Калифорния) сразу после выхода книги заявил: «Жизнь после смерти выходит за рамки научного исследования, она в сфере сверхчувственного, а не чувственного. Если жизнь после смерти может быть эмпирически выверена так, что не оставит и «тени сомнения», тогда, очевидно, не будет большой потребности в вере». Русская православная церковь в данном вопросе исходит из того же. И это понятно, если то, что существует душа и, соответственно, жизнь после смерти будет доказано научно практически всех верующих мгновенно перестанет интересовать «что там говорят попы», всех, и не только верующих, мгновенно будет интересовать совершенно другой вопрос: «Что на самом деле ждёт меня после смерти?!». А это, практически, смертельный удар по всем церквям и их доходам, самое главное. В свое время великий Эйнштейн сказал: «Возможно, существуют излучения, о которых мы ничего не знаем. Помните, как смеялись над электрическим током и невидимыми волнами? Наука о человеке ещё находится в пелёнках». Фактически одновременно с Эйнштейном, в 1922 г. великий русский учёный В.И. Вернадский писал: «По-видимому, вопрос души начинает всё больше и больше входить в науку. Это и должно быть, так как материи, энергии потеряли прежние формы. Энтелехия*, кванты, проблемы относительности и т.п. заполняют сейчас содержание мысли. Невольно человек [научно] приходит к формам, исторически сложившимся в человечестве путём философского, художественного, религиозного творчества». Реймонд Моуди в 70-е годы детально исследовал видения людей в состоянии клинической смерти. Феномен данных видений, вообще, был известен специалистам давно, но они традиционно считались галлюцинациями, и ими никто серьёзно не занимался, и установил в них факт идентичности: независимо от своих представлений о смерти люди видят одинаковые картины. Так же он выяснил, на наличие видений влияет, в сознании человек или нет. Если при клинической смерти человек находится в состоянии потери сознания, он ничего не видит. По этой причине только у 20% людей, прошедших клиническую смерть, есть посмертный опыт. Также Моуди установил, мировоззрение человека, приобретшего посмертный опыт, коренным образом изменяется: независимо от своих убеждений он безоговорочно прекращает верить в смерть. Пожалуй, самым интересным фактом выявленным Моуди и неоднократно подтверждённым последующими исследователями стал факт так называемого «опыта вне тела». Он интересен тем, что наиболее объективен, в том смысле, что наиболее легко поддаётся проверке. В ходе реанимации человек, вдруг, обнаруживает, что он вышел из своего тела. Он чётко видит своё тело внизу под собой, видит суетящихся над ним врачей, слышит, что они говорят. Дальше он обнаруживает, что может летать по реанимационной палате, что и начинает делать. После возвращения к жизни, человек, совершенно незнакомый с техникой реанимации может детально рассказать, что и как с ним делали специалисты. Самое же главное, он может рассказать об этом с разных точек зрения. В том числе и с точек зрения, с которых он никак не мог видеть процесс реанимации со своего ложа. Это уже факт установленный достоверно, и неподдающийся объяснению. Сейчас в науке, наконец, закончился период насмешек и издевательств над учёными, пытающимися всерьёз изучать смерть. Пожалуй, наиболее интересной частью данных исследований является изучение регрессии – воспоминаний человека о его прошлых жизнях в состоянии гипноза (аутогипноза). Ещё данное явление довольно часто называют самоанализ, мне второе название нравится больше. Практика аутогипноза (самогипноза) широко применялась в странах, исповедующих буддизм, например, в Японии, в течение многих веков, и ныне почти забыта. Её суть состоит в непрерывном всматривании в хрустальный шар. Сеанс самоанализа, с использованием хрустального шара, осуществляется следующим образом. Положив шар на чёрный бархат, в темноте, только при свете одной свечи на расстоянии 60 см, необходимо полностью расслабиться. Настойчиво всматриваясь в глубину шара, человек постепенно впадает в состояние транса. Перед его глазами начинают проплывать картины, поступающие из подсознания. Рэймонд Моуди установил, в крайнем случае, шар можно заменить круглым графином с водой, зеркалом или любым мягко светящимся предметом. Кстати, существуют виды психотронного оружия, основанные на непознанном влиянии мягкого свечения на подсознание. Существуют и другие методы погружения в состояния регрессии, и их спектр достаточно широк. Кстати, практика простого всматривания в хрустальный шар достаточно примитивна. Для полноценного аутогипноза шар должен быть огранён. Для классического самоанализа нужны два огранённых шара из цельных кристаллов горного хрусталя. Для сеанса их нужно расположить перпендикулярно друг другу – один вдоль, другой против оптической оси. В некоторых случаях шарам придают вращение, иногда при этом применяются транквилизаторы. В указанном состоянии человек вспоминает свои прошлые жизни (инкарнации) – данные воспоминания уже достоверный научный факт, но, естественно, пока не доказано, что они действительно память о прошлых жизнях. Часто воспоминания очень чёткие и яркие, имеющие цвет и объём (как голограммы). Свои исследования в данном направлении не так давно вновь опубликовал Рэймонд Моуди в книге «Жизнь до жизни» (В России опубликована под названием «Возвращение назад»). Эта книга (как и предыдущая «Жизнь после жизни») вновь наделала в научных кругах много шума, вызвав у многих учёных-ортодоксов ожесточённое неприятие, но, как говорится, факты вещь упрямая, а научный результат, в отличие от философского, обязателен к признанию. Моуди так же установил, в ходе самоанализа память о прошлых жизнях восстанавливается у 90 % людей. Пожалуй, наиболее важно, что картинах, восстанавливающихся в памяти людей в ходе самоанализа, Моуди установил ряд общих особенностей: - Визуальность событий из прошлых жизней – все видят картины регрессии зрительно, реже слышат или чувствуют запах. Картины значительно ярче обычных сновидений. - События происходят по своим законам, которые объективны – в основном, личность в момент самоанализа – созерцатель, а не активный участник. - Картины при регрессии в чём-то уже знакомы (дежа вю). Происходит своеобразный процесс узнавания – возникает ощущение, что, то, что видишь и делаешь, уже видел и делал когда-то. - Вживаешься в образ человека, который олицетворяет тебя в картине регрессии, несмотря на то, что часто все обстоятельства не совпадают: ни пол, ни время, ни окружающая среда. - Вселившись в личность, переживаешь чувства того, в кого воплотился. Чувства могут быть очень сильными, выходить из-под контроля и приводить к психическим расстройствам, а то и смерти. Но это скорее исключение, чем правило. - Наблюдаемые события также могут восприниматься двояко: с точки зрения стороннего наблюдателя, и с точки зрения участника. Точка зрения при этом «скачет» – может импульсивно изменяться. - События, которые видишь, часто повторяют личные проблемы, возникающие в настоящей жизни. Естественно, они преломляются исторически во времени и зависят от среды, где происходят. - Процесс регрессии может послужить улучшению душевного состояния. В результате этого человек чувствует облегчение и очищение – находят выход накопившиеся в прошлом эмоции. - В редких случаях после регрессии чувствуется заметное улучшение физического состояния. Но если самоанализ происходит под руководством опытного специалиста, с его помощью можно лечить ряд нервно-психических и соматических заболеваний. - Каждое последующее введение в состояние регрессии происходит легче и легче. - Большинство прошлых жизней – это жизнь простых людей, а не выдающихся деятелей истории. Наука, бесспорно, ещё не может дать ответ на вопрос: что есть самоанализ? Доказательство реинкарнации или иное проявление неведомых свойств сознания? Но очевидно, самоанализ позволяет не только лечить людей, но и значительно повышает уровень их интеллекта. Изучая и анализируя опыт прошлых инкарнаций, человек значительно эффективнее разрешает проблемы настоящей жизни. Кроме того, в его ходе восстанавливаются конкретные знания, приобретённые в прошлых жизнях. (Например, вспоминаются иностранные языки, которые в этой жизни не изучал). Воспоминания, как правило, исторически адекватны и часто находят документальные и иные подтверждения. В некоторых моментах самоанализ сильно расходится с учением индуизма и буддизма. Например, в прошлых жизнях человек может быть только человеком – неизвестны случаи воспоминаний о воплощении в какое-либо животное. Правда, возможно изменение пола. Женщина может быть мужчиной, а мужчина женщиной. Пожалуй, наиболее точные данные здесь даёт криминалистическая практика. На Западе она знает немало случаев, когда дети помогали найти преступников. Они заявляли, что в прошлой жизни были убиты тем-то и тем-то. Вот один из случаев: рассказ английской девочки, жившей, по её словам, в Испании и убитой соседом в своей прошлой жизни в двадцатидвухлетнем возрасте. Девочка свободно владела новым для неё языком, а сосед после допроса признался в преступлении. Возраст девочки в данном случае почти совпадал со временем совершения преступления, стоит ли говорить, что при этом условии какое-либо, пусть даже очень дальнее, кровное родство между девочкой и убитой девушкой исключено. Существуют и другие, не менее впечатляющие примеры самоанализа. Думаю, здесь также будет уместен пример воспоминаний о прошлой инкарнации, который нашёл историческое подтверждение, он описан в уже упоминаемой книге Р. Моуди «Жизнь до жизни». К доктору Дику Сатфенгу, практикующему самоанализ, обратилась немка, лечившаяся от переедания. Во время акта регрессии она в подробностях увидела под гипнозом следующие страшные картины. Большая группа переселенцев в Скалистых горах была застигнута поздней осенью снежными заносами. Женщины и дети, умирая от голода, были вынуждены прибегнуть к каннибализму... из значительной группы выжили немногие, в основном женщины и дети. Я была десятилетней девочкой в то время, – говорила она, – и я помню, как мы съели дедушку. Это было страшно, но мать говорила мне: «Так надо, так хотел дедушка...» Впоследствии выяснилось, данный случай действительно имел место в Скалистых горах в 1846 г. Выяснилось также, что немка приехала в США в 1953 г. и ничего не знала, и не могла знать о трагедии, разыгравшейся в XIX веке. Описание трагедии из её рассказа в точности совпадает с историческим фактом. Специалисты предполагают, что именно этим объясняется и её заболевание – хроническое переедание, это «воспоминание» о чудовищных днях голода, перенесённых в прошлой жизни. Практика самоанализа, безусловно, является веским доводом в пользу реинкарнации, и не случайно тот же Реймонд Моуди заметил, что если бы вопрос о том, существует реинкарнация или нет решал суд присяжных, то он бы вынес вердикт в её пользу. Но у скептиков есть ряд возражений, одно из которых, почему-то, считается очень сильным. Суть: сеанс регрессии, как правило, происходит под руководством гипнотизёра, а гипнотизёр может внушить гипнотизируемому что угодно. Думаю, было бы очень здорово если бы гипнотизёр мог внушить гипнотизируемому мгновенное знание иностранного языка, который тот не изучал, равно как и многое другое, но, тем не менее, аргумент считается очень серьёзным. Именно этот аргумент заставил американского психиатра Яна Стивенсона провести свои фундаментальнейшие исследования которые уже признанны научным сообществом во всём мире. Что бы исключить какое либо внушение исследуемому памяти о прошлой жизни он в течение более чем сорока лет изучал спонтанные воспоминания о прежней жизни у детей. И он документально установил более двух тысяч случаев воспоминаний детей о прежних жизнях нашедших подтверждение. Суть методики Стивенсона довольно проста и активно применяется и другими исследователями. Исследователи собирают опросы маленьких детей, которые утверждают, что помнили предыдущую жизнь и описали события и людей, которых они знали в той жизни. Как правило, ребенок начнет говорить об этих воспоминаниях около трех лет возраста, и теряют эти воспоминания после семи лет. В некоторых случаях эти воспоминания подтверждаются фактическими людьми и событиями. Если удается взять интервью прежде, чем будет установлен контакт с людьми, знакомыми с воображаемой предыдущей семьей, то данные могут считаться объективными. В каждом случае Стивенсон систематически документировал утверждения ребенка. Стивенсон полагал, что его обследование детей, исключают все возможные «нормальные» объяснения о воспоминаниях ребенка. И считал, что перевоплощение не единственное объяснение, но всё же — лучшее, для большинства рассмотренных им случаев. Кроме документального подтверждения рассказов детей он детально проверял у них родинки и врождённый дефекты. Учёным давно известен факт, что если испытуемый утверждает, что в прежней жизни погиб насильственной смертью, то на месте удара ножом, топором, попадания пули и т.д. в новом воплощение часто возникает родинка или врождённый дефект. Стивенсон сопоставлял соответствия по родинкам и врожденным дефектам, у детей и ранам, шрамам на телах покойных, данные которые подтверждались медицинскими отчетами, такими как вскрытие трупа или фотографии. Исследования Стивенсона по родинкам и врожденным дефектам подтверждает возможность перевоплощения, поскольку дает объективные и графические свидетельства о перевоплощениях, более чем просто воспоминания (часто фрагментарные) детей или сообщения взрослых. Исследования Стивенсона позволили сделать заключения, что перевоплощение было самым лучшим объяснением по следующим причинам: • Большое количество свидетелей и нехватка очевидных причин и возможности, из-за процесса проверки, делают гипотезу о мошенничестве крайне маловероятной. • Большое количество информации, даваемое ребенком, вообще не совместимо с гипотезой, что ребенок получил её через какой либо контакт между семьями. • Демонстрация особенностей индивидуальности и навыков, не имевших места в текущей жизни, делает гипотезу ребенка, получившего свои воспоминания и поведение через непознаваемое чувствами восприятие, наиболее вероятной. • Когда есть корреляция между врожденными уродствами или родинками, которые имеет ребенок и человек (его предыдущая инкарнация), то гипотеза случайного совпадения является маловероятной. Великий русский учёный академик Владимир Иванович Вернадский всегда веривший в реинкарнацию и всегда утверждавший, что наука её рано или поздно докажет много писал по этому поводу задолго до Моуди, и задолго до Стивенсона. Например, в 1934 году он писал: «Я ставлю на равном месте философию, науку, религию. Это раздражает. Как-то Лузин* мне предложил вопрос: религиозен ли я. Я ответил положительно. Но я не вижу проявления Бога и думаю, что это представление вошло в человечество не научным путём и явилось следствием неправильного толкования окружающей нас природы (биосферы) и видимого и окружного космоса. Элементы веры есть и в большевизме. Мистика мне чужда, но я сознаю, что... я давно не христианин и исследования диалектиков-материалистов считаю в значительной мере религией философской, но для меня ясно противоречащей даже современной науке. «Сознание» – мысль [в биосфере] связано с определёнными изотопами. Метемпсихоз*… Личность сохраняется... Думаю, что живое отличается от мёртвого другим состоянием пространства. Это всё доступно научному изысканию». В 1923 г. Вернадский писал: «Страха смерти у меня нет и никогда не было. Чувство мгновенности жизни – чувство вечности и чувство ничтожности понимания окружающего и себя самого». Но, пожалуй, наиболее точно он описал эту мысль на закате жизни, 27 декабря 1942 г.: «В общем, я всё время неуклонно работаю. Готовлюсь к уходу из жизни. Никакого страха. Распадение на атомы и молекулы. Если что и может оставаться – то переходит в другое живое, какие-нибудь не единичные формы «переселения душ», но в распадении на атомы (и даже протоны). Вера Вивекананды* неопровержима в современном состоянии науки. Атомно живой индивид – и я, в том числе – особое я». Такова сегодня перспектива научного поиска в данном направлении, и она безгранична. Повторюсь, из всего написанного выше, не следует, что реинкарнацию можно считать доказанной современной наукой. Давно и мудро сказано, любая истина в науке неизбежно проходит три фазы: 1. Какая чушь. 2. В этом что-то есть. 3. Ну, кто же этого не знает. Реинкарнация в науке сегодня явно проходит вторую фазу. *Энтелехия – (греч.) – завершённость. Понятие, обозначающее цель, внутреннюю причину осуществления какой либо возможности. * Лузин Николай Николаевич (1883-1950) – академик, математик * Метемпсихоз – реинкарнация. * Свами Вивекананда (1863-1902) – знаменитый религиозный индийский реформатор, мыслитель и общественный деятель, последователь религиозно-философской системы веданты, согласно которой всё, кроме Бога, является иллюзией (майя) и целью индивида является освобождение от материального существования путём познания Бога и духовной активности. Андрей Козлович[/more] Тема получилась с юмором (висельника?:) Совет Здоровья.Смерть.Так называемое «научное мировоззрение».Ересь

Ответов - 184, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Эуг Белл: kssa пишет: Между богом и человеком тонкая грань, прозрачная. Когда ее переходишь, можешь не заметить перехода. Это как со смертью - грань тонкая, незаметная (многие не понимают, что уже умерли, потому что долго сохраняют все ощущения тела). Оксан, ты, очевидно, рассуждаешь так на основе воспоминаний. Да? Но тут есть две вещи. Во-первых, в некотором смысле смерть -это "настоящая" смерть, когда все переживания заканчиваются. Такова смерть по определению. Это - конец всему. И за границей смерти, согласно этому, просто ничего не может быть. То есть, скорее, это должно быть похоже на переход от борствования к сну без сновидений. Мы эт испытываем почти каждый вечер, ложась спать, и ничего страшного не происходит, кстати. Во-вторых, если подходить с моей идеей генной памяти, то запоминается не смерть, а крайне опасные, летальные случаи, то есть опыт событий, при которых ВОЗМОЖНА СМЕРТЬ. Естественно, он может сопровождаться обмороками, потерей сознания, при которой человек часто теряет способность двигаться, но восприятие реальности есть. === Я читал об экспериментах с ускорением и замедлением времени (субъективного, естественно). То, что ты рассказываешь о зацикливании времени в кольцо - это, по-моему, для психолоов крайне интересно...

arjan: Хотя за гробом нету ничего... (Дмитрий Быков) Хотя за гробом нету ничего, Мир без меня я видел, и его Представить проще мне, чем мир со мною: Зачем я тут — не знаю и сейчас. А чтобы погрузиться в мир без нас, Довольно встречи с первою женою Или с любой, с кем мы делили кров, На счет лупили дачных комаров, В осенней Ялте лето догоняли, Глотали незаслуженный упрек, Бродили вдоль, валялись поперек И разбежались по диагонали. Все изменилось, вплоть до цвета глаз. Какой-то муж, ничем не хуже нас, И все, что полагается при муже,— Привычка, тапки, тачка, огород, Сначала дочь, потом наоборот,— А если мужа нет, так даже хуже. На той стене теперь висит Мане. Вот этой чашки не было при мне. Из этой вазы я вкушал повидло. Где стол был яств — не гроб, но гардероб. На месте сквера строят небоскреб. Фонтана слез в окрестностях не видно. Да, спору нет, в иные времена Я завопил бы: прежняя жена, Любовница, рубашка, дом с трубою! Как смеешь ты, как не взорвешься ты От ширящейся, жуткой пустоты, Что заполнял я некогда собою! Зато теперь я думаю: и пусть. Лелея ностальгическую грусть, Не рву волос и не впадаю в траур. Вот эта баба с табором семьи И эта жизнь — могли бы быть мои. Не знаю, есть ли Бог, но он не фраер. Любя их не такими, как теперь, Я взял, что мог. Любовь моя, поверь — Я мучаюсь мучением особым: Я помню каждый наш с тобою час. Коль вы без нас — как эта жизнь без нас, То мы без вас — как ваша жизнь за гробом. Во мне ты за троллейбусом бежишь, При месячных от радости визжишь, Швыряешь морю мелкую монету, Читаешь, ноешь, гробишь жизнь мою,— Такой ты, верно, будешь и в раю. Тем более, что рая тоже нету. 1999 г.

kssa: Всем спасибо за поздравления! Эуг Белл пишет: Оксан, ты, очевидно, рассуждаешь так на основе воспоминаний. Да? Но тут есть две вещи. Во-первых, в некотором смысле смерть -это "настоящая" смерть, когда все переживания заканчиваются. Такова смерть по определению. Это - конец всему. И за границей смерти, согласно этому, просто ничего не может быть. То есть, скорее, это должно быть похоже на переход от борствования к сну без сновидений. Мы эт испытываем почти каждый вечер, ложась спать, и ничего страшного не происходит, кстати. Во-вторых, если подходить с моей идеей генной памяти, то запоминается не смерть, а крайне опасные, летальные случаи, то есть опыт событий, при которых ВОЗМОЖНА СМЕРТЬ. Естественно, он может сопровождаться обмороками, потерей сознания, при которой человек часто теряет способность двигаться, но восприятие реальности есть. ага, третья кнопка))) Да, именно так - отпечатываются в памяти, в генах, летальные случаи. Но сказать "переживания заканчиваются" не совсем верно, тем более что корень слова переживания - жизнь. Жизнь заканчивается - наступает смерть. Да, но это не объяснение. Тут важно отличать ту информацию, которая отпечаталась в генах, была воспринята, но не была обработана, а следовательно только отложена, но забыта, не осознана, от осознанной информации, которая была стерта совсем (вообще возможно ли это?). Что верно: роза отцвела и таким образом умерла, закончив свою жизнь как цветок, или роза продолжает жить пока возможно цветение хоть одной розы? Возвращаемся опять к определению человека - это единица личности или это вид? Кто может себя воспринимать не только как совокупность черт характера и телаа, но как универсалию? Кто умрет, а кто продолжит жить? Ведь способность воспринимать себя чем-то сверх тела, сверх характера, сверх умственной деятельности дана далеко не всем. Таким образом выходит, что кто-то умирает совсем - тот, кто осознает себя как тело, как характер, а кто-то продолжает жить. И наверное как раз до тех пор, пока можт осознавать себя как целостность. А есть ли предел целостности? Если осознать себя как вселенную, то уже ждать смерти придется столько времени, что человеку покажется вечностью, но ведь это еще не предел! Эуг Белл пишет: Я читал об экспериментах с ускорением и замедлением времени (субъективного, естественно). То, что ты рассказываешь о зацикливании времени в кольцо - это, по-моему, для психолоов крайне интересно... Об этом надо поговорить, но от твоего комментария мне сложно оттолкнуться в рассуждениях. Задай вопрос Оцелот пишет: kssa, а что такое любовь? Допустим, в данном контексте - способность отдавать. Если опираться на колоссальный энергетический потенциал живого организма (об этом писал Андрей), то способность отдавать у обычного человека невероятно высока. Андрей Козлович пишет: Есть ли ещё какая-либо разница, кроме смертности? У бога и человека? Разумеется. Возможности. Бог реализует, а человек потенциально может реализовать. Человек может стать богом, раскрыв свой потенциал. Оцелот пишет: большая часть жизни идет на ее самоподдержание (( Считайте сами: около 1/3 мы вынуждены тратить на сон, почти 1/4 отдавать работе (хорошо тем, у кого работа совпадает с интересами души! А у кого нет? - ...) Ну и на элементарный быт хрен знает сколько уходит. Не говоря уж о том, что иногда надо и просто отдыхать (чисто восстанавливать силы)... Что в сухом остатке остается на познание, развитие способностей и т.п.?? На что тратит человек свою жизнь - это личное дело каждого. Сон - это высокоскоростная обработка накопленной в бодрствовании информации, так что во-первых это не потеря, а во-вторых если успевать обработать всю входящую информацию сразу в состоянии бодрствования, тогда сна достаточно 2-3 часов в сутки. Заниматься любимой работой или заниматься не любимой - свободный выбор каждого. Равно как и относиться к своей работе как к любимой или нет. Здесь в Италии это очень наглядно))) Люди не напрягаются, устраивают себе днем несколькочасовые перерывы, а к работе официантом, уборщиком и пр. относятся как к любимой, получают удовольствие. Быт - это обустраивание себя комфортными условиями для получения качественных впечатлений. Когда это понимаешь, то быт приносит радость. А отдыхать от чего? Напрягаться меньше надо Оцелот пишет: А можно и на белковом "устройстве" превосходно обойтись и без секса, и еще без уймы удовольствий: вживить электроды в "центр удовольствия" в мозгу - и не нужен уже ни секс, ни ... ... ... Счастье напрямую по проводам («Счастье для всех, даром... и чтоб никто не ушел!»)))) Обойтись без секса - это тема! Но с заменой секса суррогатом не согласна. Секс - это не только и не столько получение удовольствия, но и мистерия, это обмен энергией и информацией - и тут как раз очень важна чувствительность, тонкость восприятия, чтобы не потерять ничего.

Эуг Белл: Так любовь и смерть неразрывно связаны. (Что? чтобы быть в теме надо кого-нибудь обязательно убить?) Архетипичная есть фраза: сильна как смерть любовь. Из "Песни песней". Конечно, коллаж делать "для любимой" приятно. Правда, обычно, он ей не нужен. В особенности, если приходится стирать мужнины вонючие носки... Здесь не проблема справедливости. Любовь - это инверсия обычных эгоистических отношений. И вот тут-то и возникает мысль о том, на сколько распространяется эта инверсия: не становится ли смерть жизнью, и не в этом ли смысл сказанного о том, что любовь побеждает смерть? Кстати, скоро об этом будут петь во всех храмах: смертию смерть попрал. Но многие ли поймут, о чем речь идет?

arjan: Трак Тор пишет: Всем, кто хочет что-то написать по теме смерти и бессмертия, читать рассказ Богданова Праздник бессмертия ! 1) потому, что это важно 2) потому, что рассказ короткийВчера добрался до этого рассказа - верно, очень в тему! И подумалось: экий мудрый был чел, что (в его несравнимо менее «интерактивный» век) уже тогда предвидел усталость «старой души» - или, терминами Розова - «модуля стиля», где этот стиль уже не радует «новизна» чего-либо... То же, но полвека спустя описал Кларк в «Городе и звёздах»: богоподобные, не болеющие тела (с гениталиями - но без функций деторождения), не "стареющие" (динамически-обновляемые) дома и материальные предметы, идеальные возможности для творчества (в т.ч. неограниченно-длительного), НО... при всём этом - СМЕРТНАЯ СКУКА !!! В конце романа Кларк уклонился от ответа - куда идёт человек в стремлении к бессмертию, но во-многом ответил в другом - «Конец детства» (Childhood’s End, 1953), имхо - вершине мировой фантастики, потому вердикт в данной теме может быть похожим: смерть - это наш личный «конец детства» ;) И понимаем мы его (пока?) настолько - насколько дети разумеют мир взрослых... * Рисунок (кликабелен) по мотивам романа "Конец детства" - ребёнок, познающий мир новых энергий.

Трак Тор: А.К. (Нооген) писал: "...Возможная продолжительность жизни уже достигла почти двухсот лет, а самое главное - исчезла изнурительная, тлеющая старость" ("ТА"). Мне рассказывали, что И.П. Павлов придерживался гипотезы об "инстинкте смерти", просыпающемся в человеческом организме где-то после полутораста лет и быстро и безболезненно уводящем его из этого мира. Ефремов - тоже биолог - вполне мог знать об этой идее или дойти до неё самостоятельно.

Эуг Белл: Хотелось бы познакомить с моими недавними мыслями о смерти. Конечно, смерть страдание. И физическое и даже интеллектуальное. Интеллект по своей сути вечен, он вне времени. Разум, неразрывно соотносимый с ним субъект целостен, а время бесконечно делимо. Отсюда следует (как уже отмечали философы) сущностная вечность разума и его ВНЕВРЕМЕННОСТЬ. тем не менее, все мы умираем вместе с нашим разумом. То есть имеется неразрешимое противоречие - своего рода вид страдания для интеллекта. Даже неизвестно, какое страдание пугает человека больше: телесное - конечно, пусть и велико, а интеллектуальное? Оно не имеет предела. В этом и состоит трагичность существования разума в конечном во времени физическом теле.

Эуг Белл: Боль - символ и знак смерти. Смерть вряд ли бывает безболезненной, хотя и утверждают, что существует блаженство смерти при ее наступлении, последняя вспышка сознания, блаженные предсмертные видения, экстаз, напоминающий любовный оргазм в объятиях смерти... Смерть биологически необходима, как и рождение: это необходимая на сегодняшний день часть генного клиринга, очищения генотипа и генофонда человечества. Если бы люди не умирали, человечество мгновенно по историческим меркам увеличилось бы и задохнулось на этой маленькой планете. Если бы люди не рождались, то затормозился бы клиринг (очищение) генов. Если же затормозилась скорость мутаций, генофонд потерял бы способность адаптироваться к изменяющимся условиям, да и Эволюции как таковой не могло бы происходить. Смерть ужасна, но она и необходима (в нашем и в ближайшем будущем).

Эуг Белл: Необходимость смерти индивида (в том числе читающего эти строки) носит не только биологический (материальный) характер, но эта необходимость носит также НРАВСТВЕННЫЙ характер. Это есть наиболее важное утверждение, которое я тут собираюсь развить. Говорят, что долгожительство - это нечто очень хорошее, чуть ли не нравственно близкое к благу. К тому же долгожители - ведь очень высоконравственные, трудолюбивые и оптимистичные люди. К ним как-то не клеится мысль об аморальности долгожительства. Между тем, если взвесить на весах Горя и Радости эту проблему и искать этически оптимальную продолжительность жизни, то она вряд ли будет значительно превышать среднюю. Любое этическое правило, будучи "общей максимой", как выражался Кант, то есть правилом, общим для всех, должно приносить БЛАГО. Но долгожительство (как уже выше было отмечено), если оно станет всеобщим, немедленно приведет к полному нарушению биологических основ эволюции. И пока мы не можем заменить биологическую эволюцию "ноосферной", направляемой разумом, в результате мы не получим никакого блага, а лишь, скорее всего, просто гибель человечества в конвульсиях мутаций (которым подвергнутся все долгоживущие организмы).

Эуг Белл: Поэтому стремление человека превысить среднюю продолжительность жизни (порядка 60-70 лет), как следует из вышесказанного, носит глубоко эгоистический характер, и, как и многие эгоистичные стремления, основано на инстинкте самосохранения. Любые инстинкты носят избыточный характер. Например, стремление к отдыху приводит к лени, изнеженности, аутичности, пищевой инстинкт приводит к ожирению, сексуальный порождает массу трагедий, что уж говорить об инстинкте самосохранения. Тут и патологическая трусость, и в инверсированном виде - жестокость, компоненты властолюбия, жадность, на основе которой стоит вся экономика и многое другое. То есть, будучи изначально рациональными, все инстинкты в их избыточном проявлении становятся этическим "злом". Так же и в случае долгожительства. Только (как и в ряде других случаев) зло долгожительства покрывается сверкающим покрывалом чуть ли не светлого будущего человечества.

Эуг Белл: Наоборот, в ближайшем будущем это "покрывало" будет, имхо, сдернуто, так как будут неизбежно найдены способы продления жизни. Эти биотехнологии будут очень сложными и, неизбежно, дорогими. Только очень богатые люди смогут ими воспользоваться. Они-то и станут настоящими долгожителями, доживающими до 150 и больше лет. И вот тогда общество разделится на джи и кжи, долгоживущих и короткоживущих. И этическая правда будет на стороне кжи. ========== Я хочу закончить рассмотрением вопроса о Т-факторе, проще сказать, о факторе старения. Я уже отмечал, что старение (Т-фактор), начинающееся уже в детстве, захватывает не только тело, но и психику человека. В целом оно приводит к резкому сужению и канализации интересов, то есть к изменению мотивационной сферы. Это - одна из важнейших сторон проявлений Т-фактора на протяжении человеческой жизни. Раньше я рассматривал ее как глубоко негативную. Сейчас - как в высшей степени позитивный момент. В начале жизни мы, в основном, получаем. Мы получили саму жизнь, получили мир, со всеми его красотами, мир, который нам благоприятствует (еще бы: поколения людей "удабривали" почву, в которой нам предстоит жить!). В конце жизни мы в основном отдаем. И в конце концов - отдаем все. в том числе и жизнь. Циолковский на основе таких рассуждений делал вывод, что в момент смерти баланс Горя и Радости устанавливается на нуле. То есть никто не в выигрыше, но никто и не в проигрыше. Но я думаю, что это не так. Человек, проживший достаточно длинную жизнь получает в конечном итоге БОЛЬШЕ, чем в конце отдает. Дело в том, что получает он НЕОБХОДИМОЕ, а отдает НЕНУЖНОЕ. А ненужным многое в его жизни (даже если он этого и не осознает) как и делает Т-фактор. Вот в чем его благо! В конечном итоге в конце жизни человек, С ЕГО ПОМОЩЬЮ, сосредточивается на главном, все же остальное - обесценивается. В идеале это "главное" вырождается в точку. Человек заканчивает все свои дела. И теперь он, равнодушный ко всему, может спокойно и радостно уходить.

Трак Тор: Эуг Белл пишет: Поэтому стремление человека превысить среднюю продолжительность жизни (порядка 60-70 лет), как следует из вышесказанного, носит глубоко эгоистический характер И что, это плохо? Когда-то средняя продолжительность жизни и до 30 не дотягивала. С божьей и эгоизма помощью преодолели этот порог.

Эуг Белл: 30 лет получается за счет детской смертности. Вспоминаю книги Урманиса: кривая смертности имеет максимум в 70 лет. Это не средняя продолжительность жизни, которая у нас короче, а за Западе длиннее... Человек ДОЛЖЕН умереть, иначе человечество погибнет (если эта максима станет всеобщей). Если никто не будет умирать, возникнет переселение, как в чашке Петри погибают все бактерии. Все это означает, что как ДОЛГ человека вырастить минимум 2-х детей, а лучше - 3-х, так и долг человека в каком-то возрасте покинуть этот мир. И сие есть "биологический долг" и подростковые вопли "я никому ничего не должен!" смотрятся в свете сказанного несколько инфантильно...

Трак Тор: Матстатистика вещь хитрая, но речь не о ней. Вот типичная фраза из романа даже начала 19 века: "Вошла старуха 30 лет". И бальзаковский возраст женщины не 40 как принято считать, а 30 лет (каюсь, самого Бальзака не читал, вычитал это где-то). Из того, что Природа стремится извести своих детей пораньше и заменить новенькими вовсе не следует, что наш долг - помогать ей в этом.

Эуг Белл: Я это утверждаю и аргументирую. Ты ведь прочитал то, что я написал. Я думаю, мои рассуждения идут в русле последних мыслей ИАЕ (ведь, как я уже говорил, я думаю, он покончил самоубийством). Нечто аналогичное мы найдем в ТАф. Там, если помнишь, описано самоубийство художника, который почувствовал свою бесполезность. С улыбкой, после последнего праздника он выпил яд. ======== Я же считаю, что самоубийство старика есть подвиг, сравнимый с крестной казнью Христа. Андрей как-то бращал внимание на то, что в ЧБ и ТуА нет стариков... Он это объяснялдругим: де найдено средство стать вечно молодым, но я предлагаю иное бъяснение.

Трак Тор: Вот и на тебя А.Козлович повлиял...Кроме "конспирологии", он и так говорил:Есть такой рассказ Гергия Гуревича "Селдом судит Селдома". Там предполагается, что причина смерти в том, что нам нужно уступать дорогу молодым. Если смерти не будет, то старшее поколение всё узурпирует, и молодые не будут иметь никакой возможности себя проявить. Поэтому в каждом из нас мина замеделенного действия, которая нас убирает, когда мы становимся тормозом для молодёжи. Смерть - друг молодёжи так сказать.Интерпретация текста вытесняет сам текст на периферию сознания. Это уже снова о текстах ИАЕ.

Трак Тор: Самая старая иллюстрация к кривой смертности :)22. Дней лет наших – семьдесят лет, а при большей крепости – восемьдесят лет; и самая лучшая пора их – труд и болезнь(Псалтирь, 89, 10) Согласись, Женя, очень даже некоторым обидно слышать твои слова сейчас про 60 и 70... Протоиерей Родион Путятин говорит: "Праотец Иаков... да и тот на сто тридцатом году своей жизни со вздохом говорил: малы, и злы быша дние жития моего (Быт. 47, 9). Но он был, можно сказать, один из счастливейших людей по жизни. А другие?" А ты нас, других, нестарых ищщо, уже к праотцу отправляш... ладно ли это дело? UPD. Доказывать нравственную необходимость смерти - это сдать поле боя, как говорили, идеализму и поповщине. Религия всяко изощреннее и убедительнее абстрактной нравственности в этих вопросах. О, не скорби же, слушатель, что мы умираем, – мы и по смерти будем жить. Не бойся же за свои здесь радости, что они проходят, – мы и по смерти будем радоваться. Не приходи же в уныние от страданий, которые терпишь сам или терпят другие, – смертью кончатся всякие страдания и заменятся после радостями нескончаемыми. Не изнемогай духом и ты, трудящийся до изнеможения, до пота, до воздыхания, до слез, – отдохнем по смерти. Аминь. Протоиерей Родион Путятин. Проповеди

Оцелот: Эуг Белл пишет: сие есть "биологический долг" и подростковые вопли "я никому ничего не должен!" смотрятся в свете сказанного несколько инфантильно Дерзну возразить - в плане чисто академического спора )) «На самое железное "Надо!" найдется еще более железное "Не хочу"». Разговор о долге каждого умереть уместен не со всяким каждым, а лишь с теми из них, кто разделяет твой исходный тезис - что цивилизация должна развиваться и дальше в том же русле, и т.д. А есть между прочим и альтернативные варианты! Например, замена белковых тел искусственными (включая, разумеется, искусственный мозг - дающий возможность апгрейдиться на ходу!) с приобретением бессмертия. Тогда вопрос о 2-3 детях рассеивается как дым, количество создаваемых новых существ определяется исходя из скорости расширения цивилизации на другие планеты... К слову сказать, лично мне сей вариант кажется куда-а как привлекательней имеющегося Сейчас, когда не создано еще ни искусственного тела, ни искусственного мозга, подобный вариант не актуален. Но все равно - начни ты "проповедовать" такие взгляды, очень легко можешь встретить непрошибаемый контр-довод «А я вот не хочу и не буду жертвовать собой ради цивилизации! Не я такое убожество создал с ее перенаселенностью, смертями и болезнями, и за косяки творца платить годами своей жизни не собираюсь». Чисто в духе подросткового «А я не просил предков, чтоб меня рожали!» (Как в начале сего поста - «На самое железное "Надо"...») И что ты на это возразишь? ;//

arjan: Давайте все ж ближе к "шопеновской" теме, господа-лабухи ;) И коли упомянули всуе "Сноб" - цитаты именно из него: Стив Джобс подарил нам смертьВыбрасывать на помойку больных и умирающих — это вообще очень по-человечески. Точнее, это очень важно для общественных млекопитающих вроде человека. Сама внешность хворого и слабого нам отвратительна, потому что есть инстинкт: отстранить от размножения тех неудачников, кто проиграл борьбу за существование, чтобы они перестали передавать свои гены потомкам; исключить их из популяции, чтобы не заразили остальных. Стив Джобс выглядит с каждым месяцем все хуже. Я не знаю другого примера настолько больного человека на публичной сцене, который не просто оставался бы, а укреплялся в качестве иконы успешности. Мне кажется, что он при этом переворачивает страницу нашей эволюции и работает адвокатом для каждого из нас, готовя общественное сознание к моменту, когда и мы выйдем на сцену, плодотворно работая, созидая, применяя свой опыт — но зная, что наши дни сочтены. Дело в том, что наш эндшпиль будет как у Джобса: самые продуктивные годы мы проведем, умирая. В XX веке такой подвиг был невозможен: Джобс должен был умереть через несколько месяцев после постановки диагноза. Продление жизни за те пределы, которые знали наши предки, имеет цену: из-за развития медицинского знания смерть перестает быть внезапной, а наступает после борьбы, в которой каждый, даже тот, кто не несет внятных внешних стигматов, все равно герой статистики, живущий с биркой «ожидаемая продолжительность жизни». Это касается не только людей, которых болезнь настигла в расцвете лет и которым прогресс дал дополнительное, но сосчитанное время. Ведь для мейнстрима есть и такой герой, как «Старик» — со своим ореолом и обаянием. Но это не делатель и не альфа-самец, а мудрец, который всего достиг, слишком слаб, чтобы быть конкурентом для молодых, слаб для практической деятельности — и нужен для красоты, как антикварная мебель. В XXI веке «Старик» отменяется: ведь продлеваются не только сроки жизни, но и активность. Это значит, что все больше смертельно больных людей остаются в профессиональной обойме, и они проводят свои последние годы на работе, как Джобс. Более того, мы все уже сегодня «Джобсы»: чтобы стать «Джобсом», не нужно зримо заболеть, начать худеть или кашлять кровью. Достаточно дожить до момента, когда генетика сможет достоверно сообщить тебе, чем конкретно ты «зачумлен»; для очень многих людей, например, с генетической предрасположенностью к раку, уже сегодня ничего не стоит получить приговор за десятки лет до реальной болезни; но говорить об этом вслух страшно и трудно. А Джобс не просто говорит — он показывает. И то ли потому, что он дьявольски эстетичен; то ли оттого, что ему проложили путь такие публичные инвалиды, как Стивен Хокинг, у него получается совмещать две вещи, немыслимые раньше в мейнстриме: успешность и умирание. Более того, умирание оказывается ключом к успешности. В 17 лет Джобс был впечатлен где-то подслушанной фразой: «Живите каждый день, будто он последний; тогда в один прекрасный момент вы окажетесь правы». Он утверждает, что повторял ее себе изо дня в день, глядя в зеркало и решая, как прожить очередной день. Выступая перед студентами в Стэнфорде в 2005 году, Стив Джобс сказал: «Помнить, что я скоро умру, — великолепный инструмент, который помог мне принять все самые важные решения в жизни. Все отпадает перед лицом смерти. Мысль о скорой смерти — лучший способ избавиться от иллюзии, что тебе есть что терять. Ты уже будто голенький, и нет причины не следовать за своим сердцем. Смерть — это лучшее изобретение жизни».

Алексей Л.: Хокинг был не первый. А Рузвельт в инвалидной коляске? А Эйнштейн был психически здоровым (не стригся, не брился, не одевал носков или ботинок)?



полная версия страницы