Форум » ТАЙНА ДВОЙНОГО » Коммунизм и анархизм » Ответить

Коммунизм и анархизм

Трак Тор: Коммунизм через призму Тайны Двойного - это коммунизм I по Марксу, как метафизическое царство Свободы (а не "осознанной необходимости"), и коммунизм II как «социальная структура, в которой классы упразднены, а собственнность является общей; а также политическая философия и социальное движение, которое пропагандирует и стремится к созданию подобного общества». Анархизм интересен своими гибридными с коммунизмом формами, а не чистыми, классическими. В этой теме интересен преимущественно коммунизм I. Обсуждался на Ноогене, click hereоткуда взята цитата из "Капитала": [more]Царство свободы начинается в действительности лишь там, где прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью, следовательно, по природе вещей оно лежит по ту сторону сферы собственно материального производства. Как первобытный человек, чтобы удовлетворять свои потребности, чтобы сохранять и воспроизводить свою жизнь, должен бороться с природой, так должен бороться и цивилизованный человек, должен во всех общественных формах и при всех возможных способах производства. С развитием человека расширяется это царство естественной необходимости, потому что расширяются его потребности; но в то же время расширяются и производительные силы, которые служат для их удовлетворения. Свобода в этой области может заключаться лишь в том, что коллективный человек, ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он господствовал над ними как слепая сила; совершают его с наименьшей затратой сил и при условиях, наиболее достойных их человеческой природы и адекватных ей. Но тем не менее это все же остается царством необходимости. По ту сторону его начинается развитие человеческих сил, которое является самоцелью, истинное царство свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости, как на своем базисе. Сокращение рабочего дня -- основное условие. (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. II, с. 386 –387). Там я цитировал Чернышева: «Итак, «Царство естественной необходимости» = «Предыстория» «Царство осознанной необходимости» = «Эпоха коммунизма» «Царство свободы» = «Эпоха гуманизма» » Для справки (из Вики, ес-сно): Анархизм — политическая философия, основывающаяся на свободе и имеющая своей целью уничтожение всех типов принуждения и эксплуатации человека человеком. Анархизм предлагает заменить сотрудничеством индивидов власть, существующую за счёт подавления одних людей другими Найдите 10 отличий с коммунизмом (ну с советским парочку легко). [/more]

Ответов - 12

Эуг Белл: Кстати, это Маркс сказал, что основным богатством при коммунизме будет свободное время. И еще он сказал, что он - не марксист.

Алексей Ильинов: Вчера случайно встретил знакомого из местной организации СКМ (Союза Коммунистической Молодёжи). Приятно поговорили о делах партийных и о перспективах КПРФ и СКМ. Конечно, не всё так гладко, но, тем не менее, интерес к коммунистической парадигме всё ещё есть и она до сих пор остаётся привлекательной. Ещё знакомый сказал, что не так давно к ним в СКМ пришли две барышни-аспирантки. И молодёжь (студенты и даже школьники) нет-нет да и подтягивается. И я более чем понимаю тех, кто приходит сейчас в КПРФ и СКМ, ибо привлекает их отнюдь не «марксизм-ленинизм», но, прежде всего, стремление что-либо изменить и делать это вместе, искренне, от всей души. То есть это самый, что ни на есть, «соборный», «прогрессорский» порыв души. И здесь я всецело на стороне нынешних коммунистов (но не так называемых «левых» из сектантских «интернационалов» и проч.). И готов им помогать в Соборном Делании. Наверное, вы все в курсе, какую идеологию сейчас пытается (причём небезуспешно, надо сказать) внедрить правящая верхушка? Г-н Грызлов на последнем съезде «Единой России» заявил о Консерватизме. Но в том то вся и загвоздка, что это «консерватизм», который у слишком многих стал ассоциироваться с самой, что ни на есть, консервной банкой, но не сохранением всего самого ценного и действительно важного, необходимого для движения в будущее. И в этом случае мои симпатии на стороне коммунизма, ибо он даёт хоть какую-то надежду на нормальное существование и достойное грядущее. И, разумеется, необходимо понять, что коммунизм века XXI-го имеет некоторые существенные отличия от коммунизма XIX–XX столетия. Сегодняшняя коммунистическая парадигма (ещё раз подчеркну — не «left-истская» а-ля "неотроцкизм", "неомаоизм" и прочий "еврокоммунизм"!) учитывает как «национальное» (что, кстати, очень не нравится всяким там «начётчикам от марксизма» и прочим умникам типа некоторых обитателей Объединённого Форума Оппозиции с Форум.Мск.Ру), так и «прогрессорское». Ну а пример той же КПРФ налицо, где социал-консерватизм, левое евразийство и прогрессорский коммунизм очень даже уживаются друг с другом. Так что в нынешних условиях я - ЗА КОММУНИЗМ! Коммунизм является следующим после христианства шагом в сторону возвышения космической роли человека, в сторону радикализации гуманизма. Коммунизм мы рассматриваем именно как неохристианскую религию, поскольку христианство, в ряду других религий, единственное осмеливается говорить о богочеловечестве, единственное разворачивает круг сансары в стрелу времени, направленную в сторону Страшного суда. Коммунизм, заявляя об оскудении братства, раздроблении жизни, заменяет божественно-человеческое — человекобожеским, он снимает "звезду пленительного счастья" с неба и переносит ее на нашу грешную землю, он ставит на место благодати — труд, но именно благодатный труд, труд собственно человеческий, творческий. Он уходит от знания чуда к чудесному знанию, от алхимии Преображения к метафизике Всеобщего Космического Проекта. Он противопоставляет науку, одухотворенную Общим Делом, слепоте и смертоносной силе Природы, он говорит о смерти как о неразвитости Природы и Мира и обещает борьбу с нею силами человека без трансцендентного, без сверхъестественного, без благодати, иных, чем трансценденция, сверхъестественность и благодать самого Человека. Одним словом, коммунизм, перенимая христианский дух, еще более возвеличивает Человека. Коммунизм примиряет Ренессанс и Высокое Средневековье, две силы, самоубийственно боровшиеся друг с другом на протяжении нескольких веков. По мнению Маркса, коммунизм — это и есть воскресение и жизнь, подлинное разрешение противоречий между человеком и природой, человеком и человеком, подлинное разрешение спора между существованием и сущностью, между опредмечиванием и самоутверждением, между свободой и необходимостью, между индивидуумом и родом. Он решение загадки истории, и он знает, что он есть это решение. Кургинян С.Е., Аутеншлюс Б.Р., Гончаров П.С., Громыко Ю.В., Сундиев И.Ю., Овчинский В.С. Постперестройка: Концептуальная модель развития нашего общества, политических партий и общественных организаций М.: Политиздат, 1990. – 93 с.

Degen1103: Коммунизм, заявляя об оскудении братства, раздроблении жизни, заменяет божественно-человеческое — человекобожеским, он снимает "звезду пленительного счастья" с неба и переносит ее на нашу грешную землю, он ставит на место благодати — труд, но именно благодатный труд, труд собственно человеческий, творческий. Мне, честно говоря, сия риторика отца Звездония напомнила Ефремизм несравненно и шире, и глубже подобных заклинаний.

Ribelanto: Коммунистическая идеология возникла в результате значительной ревизии диалектики. Диалектическая триада марксистами была понята неверно. Они посчитали, что в результате отрицания отрицания произойдёт возвращение тезиса - общинного строя. Поэтому по их мнению необходимо всего лишь уничтожить институты классово-антагонистической эпохи. Разрушить старый мир до основания, так сказать. Но на самом деле всё будет не так. Произойдёт наложение, слияние и дополнение, но не разрушение. Этот будущий строй не имеет аналогов в истории. В этом заключается сложность его описания, которую всё же можно попробовать преодолеть, руководствуясь диалектикой. И, разумеется,"могильщиком капитализма" будет не пролетариат, но и не интеллигенция, им будет вообще не класс. Для коммунизма (общинного строя) была характерна главенствующая экономическая роль женщин, но затем эта роль перешла к мужчинам, они привязали к себе женщин институтом брака, создав таким образом частную собственность. Так, собственно, и произошёл переворот, возник классовый антагонизм. И вот теперь идеологическая надстройка боится осознать значение произошедшей в XX веке сексуальной революции, следствия которой проявили себя ещё далеко не полностью. Да, капитализм ликвидируют женщины. И хотя они этого ещё не знают и пытаются жить по-старому, противоречие нарастает. Патриархат тоже не сразу изменил мир. Таким образом, в Эпоху Синтеза произойдёт слияние матриархата и патриархата. Та же судьба ожидает и институты, которыми они характеризовались. Выглядеть это будет, конечно, эффектно.

Трак Тор: Ribelanto пишет: капитализм ликвидируют женщины. Неожиданный вывод:)

Ribelanto: Трак Тор пишет: Неожиданный вывод:) Если первые две эпохи были связаны связаны с определённым сексуально-экономическим базисом (матриархат и патриархат), то и третичная формация детерминирована им. Ribelanto пишет: Но на самом деле всё будет не так. Произойдёт наложение, слияние и дополнение, но не разрушение. Тогда, возможно, будущую формацию следует называть комплементаризмом (от лат. complementum - дополнение), но никак не коммунизмом.

Трак Тор: По свидетельству известного политолога, учёного и писателя Фёдора Бурлацкого, моральный кодекс строителя коммунизма был написан при следующих обстоятельствах:Дело было в Подмосковье, на бывшей даче Горького. Шел 1961 год. С группой консультантов ЦК КПСС я работал над программой партии ― с начала и до конца. Нашей группой руководил секретарь ЦК Борис Николаевич Пономарёв, а непосредственную работу осуществлял его зам ― Елизар Ильич Кусков, прекрасной души человек, остро пишущий и тонко чувствующий слово журналист. Как-то утром, после крепкой вечерней пьянки, мы сидели в беседке и чаевничали. Елизар мне и говорит: — Знаешь, Фёдор, позвонил «наш» (так он звал Пономарёва) и говорит: «Никита Сергеевич Хрущев просмотрел все, что вы написали, и советует быстро придумать моральный кодекс коммунистов. Желательно в течение трёх часов его переправить в Москву». И мы стали фантазировать. Один говорит «мир», другой ― «свобода», третий ― «солидарность»… Я сказал, что нужно исходить не только из коммунистических постулатов, но и также из заповедей Моисея, Христа, тогда всё действительно «ляжет» на общественное сознание. Это был сознательный акт включения в коммунистическую идеологию религиозных элементов. Буквально часа за полтора мы сочинили такой текст, который в Президиуме ЦК прошел на «ура».И совсем радикальный вывод Дмитрия Тюлина:Читатель уже уяснил себе, что коммунизм - лишь более современное воплощение того человеческого инстинкта, который ранее нашел выражение в христианстве и отличается от последнего лишь повышенной научной строгостью.

ARUSTON: Вот интересно, ник ARISTON для меня вчера определил мой компьютерщик когда пытался понять, что такое за проблемы, и это, конечно, перебор. Но мне сдаётся, что слово Аристон вполне может стать синонимом слова ноосферное учение, и может то, что аристонизм, как и ноосферизм звучит ужасно - это хорошо, позволит уйти, наконец, от "измов". Но чем плохое название для способа производства? По-моему, "Я верю в Аристон!", будет звучать куда лучше, чем "Я верю в коммунизм!" Есть, конечно, вопрос: Что делать с холодильниками, стиральными машинами и т.д с таким названием?! Но, думаю, это не вопрос, небо сейчас тоже стало неудобно назвать голубым. Так что же, смириться с этим?

Трак Тор: Что делать с любыми названиями - играть в них Одним (вождям и идеологам) - с пользой, другим - нет.

СтранникД: Коллективизм обозначал вначале коллективную, т. е. общественную собственность орудий труда (не считая, однако, предметов, необходимых для жизни), и право каждой отдельной группы принимать для своих членов какой ей будет угодно способ распределения: коммунистический или индивидуальный. Владеем мы, стало быть, фабрикой, землей, железной дорогой и т. д. сообща и работаем сообща артелями; но каждая артель вольна по-своему распоряжаться тем, что она заработала: либо устроиться общим хозяйством и жить сообща, либо делить свой заработок, как она сама рассудит лучше… …Мало-помалу французские социал-демократы переделали, однако, коллективизм в нечто вроде сделки между коммунизмом и государственным капитализмом (государство — главный капиталист); так что в настоящее время коллективисты стремятся к общей собственности на все то, что служит для производства, но хотят в то же время, чтобы каждый получал вознаграждение за свой труд — смотря по тому, сколько часов он проработал, — в виде чеков или расписок, где напечатано: «пять, десять, 20 часов труда». На эти чеки можно будет покупать в общественных магазинах все товары, которые в свою очередь будут тоже расцениваться по количеству часов, сколько потребно, чтобы выработать всякий товар… …Если подумать хорошенько, то вы увидите, что коллективизм сводится, в сущности, к следующему: - частный (неполный) коммунизм по отношению к средствам производства и к воспитанию и в то же время конкуренция между личностями и группами из-за хлеба, жилищ и одежды; - индивидуализм по отношению к произведениям человеческого ума и произведениям искусства; - и, наконец, как поправка неудобств этой системы — общественная помощь детям, больным и старикам. Одним словом, мы видим здесь ту же борьбу за существование, лишь несколько смягченную благотворительностью, т.е. все то же применение церковно-военного правила: «сначала изрань людей, а затем лечи их», и все тот же простор для полицейского сыска с целью узнать, нужно ли предоставить каждое лицо в борьбе за существование самому себе или же ему должна быть оказана государственная помощь. Идея чеков, как вы знаете, не нова: ее применял еще Роберт Оуэн, а потом Прудон. Теперь она получила новое название — «научного социализма»… …Во-первых, время, употребленное на какой-нибудь труд, еще не дает мерила общественной полезности этого труда, и все теории ценности — от Адама Смита до Маркса,— пытавшиеся основаться только на стоимости производства, высчитанной в затраченном труде, не могли до сих пор разрешить вопроса о ценности. Раз только происходит обмен, ценность предмета становится сложной величиной, зависящей, главным образом, от того, в какой степени она удовлетворяет потребностям не индивидуума, как прежде думали некоторые политико-экономы, а всего общества, взятого в целом. Ценность есть явление общественное. Будучи результатом обмена, она имеет двойственный характер, представляя, с одной стороны, известное лишение, а с другой стороны, известное удовлетворение, причем и та и другая стороны должны рассматриваться не как индивидуальное, а как общественное явление…. …Точно так же народный ум, т. е. сумма всех бесчисленных мнений, возникающих в головах людей, предвидит, что если роль хозяина в покупке рабочей силы и в наблюдении за нею возьмет на себя государство, то результатом этого явится опять-таки самое отвратительное крепостничество… поэтому, что то государство, о котором болтают в книгах, явится для него в форме несметных чиновников, взятых из числа его бывших товарищей по работе, а что это будут за люди — он слишком хорошо знает по опыту. Он знает, чем становятся отличные товарищи, раз они сделались начальством, и он стремится к такому общественному строю, в котором настоящее зло не было бы заменено новым, а совершенно уничтожено… …материальное обеспечение существования всех членов общества должно быть первым актом социальной революции… такое обеспечение должно быть достигнуто не при помощи государства, а совершенно вне его, помимо его вмешательства… …Что общество, взявши в свои руки все накопленные богатства, может свободно обеспечить всем довольство, под условием четырех или пяти часов в день физического труда в области производства — в этом согласны все те, кто только думал об этом вопросе... если бы каждый привыкал соединять умственный труд с трудом физическим, в какой бы то ни было отрасли производства,— общество могло бы легко достигнуть этого, даже помимо расчета на упрощения в способах производства, которые принесет нам более или менее близкое будущее… …Относительно возможности для коммунистического общества быть богатым, при нашей современной, могучей технике, сомнения быть не может. Сомнение является только в вопросе о том, может ли существовать подобное общество без полного подчинения личности контролю государства и не требуется ли, для достижения материального благосостояния, чтобы европейские общества принесли в жертву даже ту незначительную свободу, которую им удалось, ценою стольких жертв, завоевать в продолжение нашего века?.. …возможно достигнуть коммунизма, т. е. владеть сообща всем нашим общественным наследием и производить сообща все богатства, — только путем уничтожения государства, завоевания полной свободы личности, добровольного соглашения и совершенно свободного соединения в союзы и в федерации союзов… …власть портит даже самых лучших людей и что все эти теории «равновесия власти» и «контроля над правительством» не что иное, как ходячие формулы, придуманные теми, кто стоит у власти, для того, чтоб уверить верховный народ, будто правит именно он. На деле же государством народ нигде не правит. Везде богатые и обученные управлению управляют бедными… …Если бы господа, стоящие у власти, действительно были людьми, настолько умными и преданными общественному делу, как нам изображают их хвалители государства, — какую бы можно было создать великолепную утопию, с правительством и хозяевами во главе!.. …Какая прекрасная утопия, какая чудная святочная сказка создается в нашем воображении, как только мы предположим, что люди, стоящие у власти, представляют собою высший класс людей, которому чужды или почти чужды слабости простых смертных!.. …Народ всегда оказывался обманутым во всех революциях именно потому, что недостаточно думал об этом созидании. Разрушив старое, он предоставлял всегда заботу о будущем буржуазии, которая имела перед ним то преимущество, что знала более или менее ясно, чего хотела, и таким образом восстановляла власть снова в свою пользу… …Коммунистические учреждения и привычки необходимы для общества не только как способ разрешения экономических затруднений, но также и для поддержания и развития тех привычек общественности, которые сближают людей, создают между ними отношения, обращающие пользу каждого в пользу всех,— учреждения, соединяющие людей, вместо того чтобы разъединять их. Когда мы задаем себе вопрос, какими средствами поддерживается в человеческом или животном обществе известный нравственный уровень, мы находим всего три таких средства: преследование и наказание противообщественных поступков, нравственное воспитание и широкое применение взаимной поддержки в жизни… …Что касается бессилия судебного наказания, то оно достаточно доказывается тем безобразным положением, в котором находится современное общество… …Мы далеко не отрицаем значения второго из упомянутых средств: нравственного воспитания; особенно такого, которое бессознательно передается в обществе от одного к другому и вытекает из общего свода всех мыслей и мнений, высказываемых каждым из нас относительно событий ежедневной жизни. Но эта сила может влиять на общество только при одном условии: если ей не будет препятствовать другое, безнравственное, воспитание, вытекающее из существующих государственных учреждений. В этом последнем случае ее влияние сводится к нулю или даже оказывается вредным… …Остается третий элемент — само учреждение, действующее так, чтобы поступки, в которых проявляются чувства общественности, вошли в привычку, сделались делом инстинкта. Эта сила, как показывает нам история, никогда не оказывалась беспомощною; никогда она не являлась обоюдоострым оружием. И если случалось, что она не достигала свой цели, то только тогда, когда хороший обычай, становясь понемногу неподвижным, окристаллизованным, обращался в какую-то неприкосновенную религию и поглощал личность, отнимая у нее всякую свободу действия и тем самым вынуждая ее бороться с тем, что становилось препятствием к дальнейшему развитию. В самом деле, все то, что послужило в прошлом как элемент развития, прогресса или как орудие нравственного и умственного воспитания человечества,— все это вытекало из приложений на практике начал взаимной поддержки и проявления таких привычек, которые признавали равенство между людьми, побуждали их самих соединяться друг с другом, сплачиваться для производства и потребления или же для общей защиты образовывать союзы и прибегать для решения возникавших между ними споров к посредникам, выбранным из своей собственной среды. Всякий раз, когда эти учреждения, рождавшиеся как продукт народного творчества в те эпохи, когда народ завоевывал себе свободу, достигали в истории наибольшего развития — всякий раз и нравственный уровень общества, и его материальное благосостояние, и его свобода, и его умственный прогресс, и развитие личности — все поднималось. Всякий же раз, когда, наоборот, в силу ли иностранного завоевания, или в силу развития государственных предрассудков, люди все больше и больше делились на управителей и управляемых, как эксплуататоров и эксплуатируемых, — нравственный уровень общества понижался; вместо благосостояния большинства являлась нажива некоторых, и общий дух века быстро мельчал… …В настоящее время мы живем в городах рядом с другими людьми, даже не зная их. В дни выборов мы встречаемся друг с другом на собраниях, слушаем лживые обещания или нелепые речи кандидатов и возвращаемся к себе домой. Государство заведует всеми делами, имеющими общественный интерес; на нем лежит обязанность следить за тем, чтобы отдельные люди не нарушали интересов своих сограждан, и, в случае надобности, исправлять нанесенный им вред, наказывая виновных. На нем лежит забота о помощи голодающим, забота образования, защита от врагов и т.д. и т.д… …В коммунистическом обществе дело неизбежно должно пойти иначе. Организацию коммунистического строя нельзя поручить какому-нибудь законодательному собранию, — парламенту, городскому или мирскому совету. Оно должно быть делом всех, оно должно быть создано творческим умом самого народа; коммунизм нельзя навязать свыше. Без постоянной, ежедневной поддержки со стороны всех он не мог бы существовать; он задохнулся бы в атмосфере власти. Вследствие этого коммунизм и не может существовать иначе, как создавая тысячи точек соприкосновения между людьми по поводу их общих дел. Он не может жить иначе, как созидая независимую местную жизнь для самых мелких единиц: для каждой улицы, для каждой кучки домов, для каждого квартала, для каждой общины и города. Он тогда только и может достичь своей цели, если покроет общество целою сетью артелей и обществ, служащих для удовлетворения всевозможных потребностей: нужды довольства, роскоши, изучения, развлечений и т.д. А эти общества точно так же не могут оставаться чисто местными; они неизбежно будут стремиться к тому, чтобы стать всенародными и международными, как это происходит уже теперь с учеными обществами, с обществами велосипедистов, с обществами для спасения утопающих и пр. И те общественные привычки, которые неизбежно вызовет к жизни коммунизм — хотя бы вначале даже неполный коммунизм — окажутся несравненно сильнее для поддержания и развития существующего уже ядра общественных привычек, чем все возможные карательные меры… …Полное развитие личности и ее личных особенностей может иметь место — по справедливому замечанию одного из наших товарищей — только тогда, когда первые, главные потребности человека в пище и жилье удовлетворены, когда его борьба за жизнь, против сил природы, упростилась, когда его время не поглощено тысячами мелких забот о поддержании своего существования. Тогда только ум, художественный вкус, изобретательность и вообще все способности человека могут развиваться свободно. Коммунизм представляет собою, таким образом, лучшую основу для развития личности — не того индивидуализма, который толкает людей на борьбу друг с другом и который только и был нам до сих пор известен, — а того, который представляет собою полный расцвет всех способностей человека, высшее развитие всего, что в нем есть оригинального, наибольшую деятельность его ума, чувств и воли… …В действительности, каждый шаг в развитии общества представляет собою равнодействующую умственных деятельностей всех составляющих его единиц, и он носит на себе отпечаток воли каждой из них… (Пётр Кропоткин «Анархия, её философия, её идеалы»)

Трак Тор: Опыт Платона: как возможно царство свободы? Первая коммунистическая утопия принадлежит Платону. Кроме того, что он великий философ, он замечательный писатель: каждый может прочесть его «Государство» просто как художественное произведение, не обращаясь к толкователям. Почему марксизм не признает Платона как явного предшественника коммунизма, ведь основные положения — отсутствие частной (даже личной) собственности, совместные трапезы и вообще примат общественной, коллективной жизни, общность жен и детей (на что есть неявная ссылка и в «Манифесте...»), совместное воспитание детей в коммунистическом духе, выбор правителей по личным (биологическим) качествам и подготовка их к служению обществу, ... - присутствуют в его утопии? Потому, что "коммунизм" у Платона кастовый (как о том писал Маркс). Потому, что рабов, ремесленников и даже богатых купцов он не рассматривает как полноправных членов общества, только как средство для высших людей (при том, что ремесленникам и купцам не возбранялось жить богаче правителей и стражей). Эти трудности можно исключить и по форме (нехорошее рабство - просто обычай времени), и по сути. По сути. Была такая идея у Д.Мура* — заменить живых рабов на механических. Новые Афины, роскошная демократия, живущая трудом 10 млн электромеханических рабов. *Д. Мур об электромеханических рабах в новых Афинах: Moore D.T. Will robots save democracy?.

Трак Тор: О постклассическом анархизме. Биокосмизм. «М.А. Бакунин писал об общечеловеческом праве, всемирной федерации, о возможности появления, развития новой формы разумных существ, более совершенных, чем люди, хотя и признавал беспредельность развития человеческого... Непосредственный "прорыв" анархической теории в космическую проблематику связан с идеями анархизма-гуманизма А.А. Борового, анархизма-универсализма (интериндивидуализма) АЛ. Гордина, мистического анархизма А.А. Солоновича и особенно с появлением малозаметного для современников течения "биокосмизма" (лидеры – А Святогор (псевдоним АФ. Агиенко), П.И. Иваницкий, А.Б. Ярославский и др.). В книге "Анархизм" (1918 г.) Боровой писал, что "в основе анархического мировоззрения может быть положен лишь один принцип – безграничного развития человека и безграничного расширения его идеала"[42]. » Длинную аннотацию помещал А.Ильинов где-то в "тайных источниках...".



полная версия страницы