Форум » ПОДВИГИ ГЕРКУЛЕСА » Кровь Орла » Ответить

Кровь Орла

Андрей Козлович: Смотрю опять тихо у нас стало. Начинаю выкладывать первые главы нового романа. Название, как не сложно заметить, изменилось. КРОВЬ ОРЛА [more]Вместо пролога Кому земля – священный край изгнанья, Того простор полей не веселит, Но каждый шаг, но каждый миг таит Иных миров в себе напоминанья. В душе встают неясные мерцанья, Как будто он на камнях древних плит Хотел прочесть священный алфавит И позабыл понятий начертанья. И бродит он в пыли земных дорог – Отступник жрец, себя забывший бог, Следя в вещах знакомые узоры. Он тот, кому погибель не дана, Кто, встретив смерть, в смущеньи клонит взоры, Кто видит сны и помнит имена. М. Волошин (Август 1909) Коктебель В Высший Совет Академии Горя и Радости Ведя исследование вопроса происхождения общих предков корнов и землян интроспективным путём, преимущественно путём регрессивного гипноза моя рабочая группа установила ряд интереснейших фактов. Прежде всего, можно считать доказанным, что у корнов и землян действительно общие предки, равно как и то, что память об этих общих предках сохранилась в земной мифологии. Наиболее интересной для дальнейших аналитических исследований является древнерусская, скандинавская, античная и индуистская мифологии, впрочем, в полной мере это относится ко всем мифологиям, получившим название – герметические. Наиболее полная картина сохранилась в скандинавской мифологии. В частности установлено, общие предки корнов и землян называли себя асы и ариды (ваны, в скандинавской мифологии, в наше время шире распространено название арийцы). Точного времени прилёта на Землю своих предков асы и ариды в период времени, в который членам моей группы удаётся чаще всего проникнуть через медитации, не помнят, говорят много тысяч лет назад, по-видимому, речь идёт минимум о десятках тысяч лет. Они так же не помнят планеты прародины, и звезды вокруг которой она вращалась. Возможно, речь идёт не об одной планете, а нескольких или даже многих, поскольку их предки умели совершать межзвёздные космические полёты через нуль-пространство. Главная особенность цивилизации состояла в том, что она использовала психотронные генераторы для подчинения воле элиты основной массы населения, и широко применяла не только аналитический, но и интроспективный метод научного познания, и на довольно высоком уровне овладела высшими способностями сознания. Нейрохирургические операции и другие способы необратимо искалечить психику простых людей мгновенно, асы и ариды не применяли. Однако процент людей с врождённой высокоразвитой Третьей сигнальной системой среди них, как и везде, был невысок, и найти способ пробуждать и развивать её у обычных людей асы и ариды не смогли или, возможно, не захотели. Использование психотронов позволили асам и аридам убедить основную массу населения планеты (планет)? в том, что они боги, тем более асы и ариды достигли биологического бессмертия. Способ достижения бессмертия был так же не аналитический, а интроспективный. Часть асов и аридов (ничтожно малая) научилась входить в нуль-пространство без технических приспособлений, там они получили возможность овладевать способностями Прямого Луча на невероятных уровнях. Именно это и позволило им продлевать жизнь себе, практически до бесконечности, равно обеспечив и вечную молодость, а затем и другим, каждый ас и арид умевший входить в нуль-пространство был способен подарить биологическое бессмертие любому человеку, при условии, что, скажем так, человек периодически будет приходить к нему на реконструкцию. Это так же позволило асам и аридам сделать ряд великих открытий, о которых пока даже не смеет мечтать, как наука Земли, так и наука Великого Кольца. Самым важным из них, на мой взгляд, является открытие некоего металла – орихалка, другое название истинное серебро. Данный металл, асы и ариды получали в ядерном реакторе из серебра и золота, путём реакции аналогичной реакции получения анамезона. Реакция крайне сложна, изменения происходят не только на молекулярном уровне, и на уровне атомных ядер, но и на уровне тончайших элементарных частиц. В своё время металл использовался в качестве обшивки нуль-пространственных звездолётов, деталей аннигиляционных двигателей и боевых аннигиляторов. Окончательно обретает свои удивительные свойства, только побывав в нуль-пространстве, природа этого до конца не ясна. Очень красив, зеркально-серебристый, разлагающий свет на спектр, подобно алмазу сверкает всеми цветами радуги. На Земле ценился намного дороже золота, не только в силу красоты, но и в силу необычных свойств. Удивительно лёгок, кольчуга из орихалка практически невесома, и необычайно прочен, кольчугу не пробивала даже сталь особой закалки. В период времени, в которое членам моей группы удаётся чаще всего проникнуть через медитации, на Земле космических аппаратов почти не осталось, орихалк используется для изготовления ювелирных украшений и боевых доспехов, и является большой редкостью, поэтому орихалковые изделия невероятно ценны. На базе на Луне остаётся семь нуль-пространственных звездолётов, их обшивка, двигательные установки и боевые аннигиляторы из орихалка, но согласно соглашению между Асгардом и Арктидой звездолёты должны оставаться на Луне, в совместном ведении обоих государств, переброска их на Землю, равно как и любой другой сохранившейся на них техники и вооружения возможны только в случае если будет принято решение эвакуироваться с Земли. Главное свойство орихалка, в том, что над ним не властна антиматерия, он совершенно нейтрален к воздействию любого антивещества. В своё время учёные асов и аридов мечтали с его помощью приступить к исследованию Тамаса, однако этому не суждено было осуществиться. В боевых действиях в космическом пространстве, и особенно непосредственно в космических сражениях он сделал аннигиляторы фактически бесполезными. Кроме того, позволил асам и аридам разработать звездолёты с аннигиляционной тягой. Реакция аннигиляции открыта асами и аридами за несколько веков до появления аннигиляционных двигательных установок, но аннигиляторы долгое время использовали лишь как оружие, либо для проведения инженерных работ на космическом уровне: уничтожения астероидов, комет и т.д. Причина в том, что поток античастиц достаточной интенсивности очень короткое мгновение могла удержать только сложнейшая комбинация электромагнитных и других энергетических полей. Для аннигиляционных двигательных установок же требовалось зеркало, перед которым происходило бы столкновение обычных частиц и античастиц порождающее достаточно мощный аннигиляционный взрыв. Настолько мощную энергию, образующуюся при взрыве, не удерживала никакая система энергетических полей, и вещество звездолёта неизбежно так же было бы вовлечено в реакцию аннигиляции. Зеркало из орихалка защищённое системой энергетических полей, выдерживало аннигиляционную реакцию и, соответственно, фокусировало образовавшийся колоссальный по мощи поток фотонов в нужном направлении, давая звездолётам возможность легко достичь субсветовых скоростей. Собственно, субсветовых скоростей звездолётам позволяла достичь и анамезоная ядерная реакция, а нуль-пространственные звездолёты в принципе решили проблему колоссальности астрономических расстояний, но, аннигиляционная реакция высвобождала неизмеримо больше энергии и граммы антиматерии заменяли собой десятки килограммов анамезона. Орихалк также сделал возможным применение аннигиляционных реакторов на планетах, что решило практически все энергетические проблемы асов и аридов. Не регрессивная память о металле сохранилась в древнегреческих и древнееврейских источниках. Упоминается у Гомера, Платона, Гесиода, Плиния Старшего, Иосифа Флавия. Впоследствии в «Новой Атлантиде» упоминается Френсисом Беконом. Описания отрывочны и крайне противоречивы. В мифологии ЭРМ (фантастике и фэнтези) ситуация сохранилась. Единственное относительно детальное описание присутствует у Д.Р.Р. Толкиена во «Властелине колец», под названием – мифрил. Всё значение орихалка в нашем мироздании Толкиен подчёркивает через одно из имён великого чародея Гендальфа, благодаря которому наш мир не стал инфернальным необратимо. Его эльфийское имя Митрандир, дословный перевод с древнеэльфийского языка – Мифриловый странник. Противостояние между двумя великими государствами продолжалось минимум несколько веков и вылилось в великую войну, в результате которой планета (планеты)? прародины стали непригодными для жизни. Масштабы применения ядерного и аннигиляционного оружия были чудовищными. Выжили только асы и ариды на космических кораблях и поселениях. Часть выживших асов и аридов эвакуировалась на Землю, судьба остальных неизвестна. Асы избрали для жизни остров Гренландию (их название Миктланд), ариды Арктиду. В тот период север Земли не был покрыт льдом и на нём был очень умеренный климат с элементами субтропического. Асы так же заселили часть островов великого северного архипелага, в тот период он был значительно больше, чем сейчас, являясь фактически мостом между Европой и Северной Америкой, и Арктида так же была одним из его островов, существенно меньшим, чем Миктланд. Ариды заселили и часть европейского континента, на территории современной Скандинавии и северо-западной России. В Миктланде был построен великий город Асгард, в Арктиде великий город, давший название острову. Длительный период асы и ариды не воевали между собой, заключив соответствующее соглашение, поскольку их было мало, и был значительный недостаток ресурсов. Однако по мере развития противостояние, включая военное, восстановилось. Когда масштаб боевых действий вновь принял угрожающий характер, и вновь было применено ядерное и аннигиляционное оружие, себя внезапно проявило древнее тайное общество «Токра» – «Ждущие Пламени», до того бездействующее много веков или, возможно, тысячелетий, в его существование не верили даже асы и ариды прожившие по 700-800 лет. Оно совершило ряд убийств высших руководителей асов и аридов, путём волны террористических актов, к которым спецслужбы обеих сторон оказались совершенно не готовы. И применило по населению новые более мощные психотроны, аналогов которых не было у обоих государств. Они призвали простых асов и аридов к мятежу против богов, высшая элита двух государств по прежнему оставалась для населения богами, и спровоцировали массовые беспорядки. Самое же главное, населению была внушена новая идеология. Суть её в том, что люди потенциально равны богам, но их искусственно поселили в извращённое мироздание, отягощённое инферно – изначальным эволюционным извращением, в результате которого совершенство достигается только путём немыслимых страданий. Более того, истинное совершенство всё вернее подменяется извращённым совершенством – псевдокрасотой, приспособленной не к адекватным условиям Великой Внепричинной Вселенной (ВВВ) из которой мы все пришли, а к бесчеловечным законам нашего мироздания. Это ведёт к тому, что наш мир из мира людей всё вернее превращается в мир демонов, причём, демонами становятся сами люди. Процесс очень сложен и многоступенчат, нравственная гибель людей и обществ происходит не в одной жизни, а во многих, (идеология строилась на концепции реинкарнации), но существуют способы ускорить процесс. Равно существуют способы достигнуть обратного, пробудить в каждом человеке высшие способности, и овладеть ими. Но это крайне сложные способы, начинать нужно с пробуждения памяти о прежних жизнях, и глубоких исследований в области гипноза и аутогипноза (медитаций). Но только этот путь – путь достижения, или, вернее, восстановления высших способностей может привести к победе над инферно и демонами (богами). Нет никаких сомнений, что именно эта идеология стала предтечей герметических учений, а впоследствии и Ноосферного мировоззрения победившего на нашей планете в годы Второй Великой Революции. Вспыхнула гражданская война, победа в которой досталась высшим элитам двух государств дорогой ценой. Внушённый населению казалось бы давно вытравленный императив – возможно и необходимо восстание даже против богов, в был разрушен. Прошло не менее года пока элитам не удалось создать более мощные психотроны, чем созданные «Токра» и погасить волнения. За это период «Токра» эвакуировали большую часть населения Миктланда и Арктиды в различные места земного шара, в районы с густыми лесами, поиск в которых эвакуированных был крайне затруднён. Прежде всего, эвакуировались учёные, на интеллектуальном труде которых держалась возрождающаяся цивилизация асов и аридов, а так же носители новой идеологии, учёные, сохранявшие верность элитам беспощадно уничтожались физически. В конечном итоге возникла научная стагнация Асгарда и Арктиды постепенно всё вернее переходящая в деградацию. «Токра» вновь исчезли, и спецслужбы вновь оказались не в состоянии проконтролировать процесс их исчезновения, хотя многие из них погибли в период легализации, и в их среду, казалось бы, удалось внедрить агентуру. На указанный момент времени, прошло много тысячелетий или десятков тысяч лет от описанных событий. Применение в Асгарде и Арктиде информационного фашизма породило удивительную и очень необычную социальную химеру, ставшую в последствии основой древнерусской, скандинавской, древнегреческой, индуистской и других герметических мифологий. Высокие технологии сохранились только в Асгарде и Арктиде, власть остатков элиты в которых держится только на применении психотронов, и только они так же позволяют сохранить остатки великой науки и культуры предков, поскольку вокруг них возник ряд государств живущих рабовладельческим строем в железном веке, и они агрессивны. Рабовладельческие государства постоянно воюют между собой и с многими первобытными племенами живущими в каменном веке, родоплеменным строем. Кроме обычных племён живущих в позднем неолите имеется ряд общин обезьянолюдей – уркхов. Их происхождение не совсем понятно, поскольку между асами и аридами и ими есть генетическая связь, что установлено исследованиями в Асгарде и Арктиде, по-видимому, они мутанты, возникшие в результате применение ядерного оружия в период предшествующий выступлению «Токра». Но генетическая связь проявляется не всегда, есть различные виды уркхов, и у некоторых из них генетическую связь обнаружить не удаётся. Они тоже активно участвуют в войнах, и только сами по себе, все племена людей считают великим позором унизиться до союза с уркхами, и своим долгом их уничтожение. За что уркхи платят людям вполне заслуженной лютой ненавистью. Асгард и Арктиду воюющие стороны трогать, пока, не смеют. Их элита по прежнему считается богами, тем более что элита, и некоторые простые люди, если того хочет элита, бессмертны. Но уже очевидно, такое положение не надолго. Рабовладельческие государства, точнее, их правители, алчут сокровищ Арктиды и Асгарда, считая, что они помогут им одержать победу в бесконечных войнах. И попытки атаковать города богов уже случались. Пока они заканчиваются плачевно. Асгард и Арктида ещё располагают лазерным и плазменным оружием, в том числе и стрелковым, но уже разучились его делать и им владеют только самые высшие иерархи. Но учёные восстановили порох и другие взрывчатые вещества, и создали нарезное стрелковое и артиллерийское оружие. Однако у населения городов всё вернее снижается пассионарность, и элиты всё вернее устают от жизни. Но сохраняется активная часть элит, которая не хочет смириться с медленным угасанием. В конечном итоге в Асгарде происходит переворот и к власти приходит активная часть элиты, во главе с начальником спецслужб Эркатором. Прежний руководитель Асгарда Трор отстранён от власти и заключён в тюрьму, но он тоже сильный человек и не захотел смириться с судьбой. Эркатор начинает работу по внедрению агентуры в окружающие Асгард рабовладельческие государства, главная задача поиск людей в которых не спят способности Прямого Луча. Таких людей выявляют и правдами и неправдами доставляют в Асгард. Их в Асгарде собирается всё больше. Создаются специальные школы по развитию этих способностей, кроме того, в социальный организм асов вливается свежая кровь – начинает расти пассионарность. С некоторым опозданием об этой работе Эркатора узнают в Арктиде, это тоже провоцирует переворот, но в Арктиде к власти приходят не спецслужбы, а активная часть интеллигенции и духовенства, лидером становится жрица Великой Тройственной Богини – Файр, ариды, в отличие от асов поклоняются женскому, а не мужскому божеству. Она так же начинает работу по внедрению агентуры в сопредельные рабовладельческие государства и сбору людей с пробуждёнными СПЛ и пассионариев. Через пятьдесят лет Эркатор начинает завоевательные войны, быстро подчиняет себе большую часть племён и рабовладельческих государств на территории Миктланда, и объявляет о восстановлении Великого Асгарда. Ариды к этому не готовы, их уровень пассионарности ещё значительно ниже. Файр понимает, аридам нужен пассионарный военный вождь, и найти такого вождя можно только в сопредельных рабовладельческих государствах. Её выбор падает на молодого царя Орина, недавно захватившего власть в одном из царств, начавшего невероятно успешные войны с другими царствами, и быстро объединяющего их под своей властью. Спецслужбы докладывают, что у него так же очень высок уровень СПЛ. Но Орина ещё нужно привлечь на свою сторону, он невероятно честолюбив и самолюбив, и вполне способен отвергнуть даже выбор богов. Кроме того, он ас по происхождению. Новая ситуация очень беспокоит «Токра», которые продолжают её отслеживать, но уже не располагают могуществом своих предшественников. Ясно, дело идёт к новой большой войне между Асгардом и Арктидой и в её результате вновь может быть применено ядерное и аннигиляционное оружие. Запасы его сохраняются и на Земле и на базе на Луне, она тоже доступна для обоих государств, у них сохраняются некоторые виды космической техники, кроме того, асы и ариды ещё умеют делать обычное атомное (урановое) оружие. Это тем боле опасно, учёные «Токра» выяснили, Земля неустойчива во вращении на своей оси и ядерные и аннигиляционные удары способны вызвать её некоторое смещение, а это приведёт к великому оледенению. С подачи «Токра» учёные предупреждают Файр о такой опасности, и она создаёт поселение на острове Крит, которого, по расчётам учёных оледенение коснуться не должно, и куда, в случае таких событий она думает эвакуировать часть жителей Арктиды. Однако защитить небольшой город от ядерных и аннигиляционных ударов почти невозможно, и Файр начинает изучать возможность эвакуации на другую планету. Эту же возможность начинает изучать и Эркатор. Звездолёты очень высоко автоматизированы и компьютеризированы и ими можно научиться управлять, в их лоциях так же есть информация о близлежащих других планетах годных для жизни. Интересы Файр и Эркатора противопоставляются и в космическом масштабе, пока, на Луне. Личная встреча Файр и Орина рождает новую ситуацию. Способности Прямого Луча у Орина оказываются пробуждены на очень высоком уровне, почти равном уровню элиты асов и аридов, но и это ещё не всё, выясняется что детство и раннюю юность Орин, ас по происхождению провёл в первобытном племени, вождём которого является и в настоящее время. А это племя разработало чрезвычайно интересную методику пробуждения способностей Прямого Луча, о которой даже не подозревают асы и ариды. Она открывает массу новых интереснейших возможностей, и, самое главное, делает победу Арктиды над Асгардом практически предрешённой. Файр и Орин начинают работу по дальнейшему пробуждению СПЛ совместно и, в частности, ведут совместные медитации. В ходе совместных медитаций выясняется невероятная вещь, они были знакомы в далёкой прежней жизни, во время величия цивилизаций асов и аридов. Тогда они оба были аридами, Орин был руководителем большого космического поселения состоявшего из нескольких десятков космических городов с общим населением более пяти миллионов человек, а Файр и тогда была верховной жрицей этого поселения – жрицей Великой Тройственной Богини. Тогда их звали Торион и Энтайра. Пробуждение в них знаний Ториона и Энтайры так же даёт им массу новых возможностей ещё больше усиливающих обретенное потенциальное преимущество Арктиды над Асгардом. Но потенциальное преимущество ещё нужно реализовать, а Эркатор, которому разведка докладывает, что стратегическое преимущество уходит, начинает вторжение в Арктиду. В связи с изложенными фактами прошу усилить ресурсное снабжение моей группы, список необходимой техники и иных ресурсов прилагаю. Так же прошу откомандировать в моё распоряжение командующего Боевым Звёздным Флотом Земли Мира Грома. Я понимаю, что сейчас, в преддверии вторжения корнов коммодор Гром крайне занят работами по созданию системы противокосмической обороны, но считаю, его отвлечение оправданно, хотя бы потому, что наши исследования позволят сделать систему противокосмической обороны намного более эффективной. Опыт, приобретённый мной и коммодором Громом во время известной совместной экспедиции на Ириду, наглядно показал, у нас много совместных воспоминаний о прежних инкранациях. Предварительные данные говорят о том, что мы с ним жили и в указанный доисторический период времени. Наши же совместные воспоминания крайне важны. Моё пожелание, это пожелание всей нашей рабочей группы, и если его удастся реализовать, то, полагаю, нам уже в ближайшие месяцы удастся установить ряд новых важных фактов, и создать полнометражный эйдопластический фильм на основе мнемограмм медитаций об указанном доисторическом периоде. Фильм будет по возможности адаптирован для восприятия нашими современниками. В частности мы планируем систему координат асов и аридов, а так же ряд их названий заменить на современные. Руководитель рабочей группы Эдна Корн [/more]

Ответов - 22, стр: 1 2 All

Андрей Козлович: СЕРЫЙ МЕДВЕДЬ Глава I Авария Лампада снов! Владычица зачатий! Светильник душ! Таинница мечты! Узывная, изменчивая – ты С невинности снимаешь воск печатей, Внушаешь дрожь лобзаний и объятий, Томишь тела сознаньем красоты И к юноше нисходишь с высоты Селеною закутанной в гиматий. От ласк твоих стихает гнев морей, Богиня мглы и вечного молчанья, А в недрах недр рождаешь ты качанья. Вздуваешь воды, чрева матерей, И пояса развязываешь платий, Кристалл любви! Алтарь ночных заклятий! М. Волошин (1913) 1. Царь Орин медленно поднялся из резного золочёного кресла и подошёл к окну. Уже давно наступила ночь, и главный город его недавно ставшего обширным царства спал. Но он любил такие ночи. Осень уже полностью вступила в права, и эти тёплые ночи были последними. Здесь на крайнем севере в тёплое время года редко можно видеть звёзды, сегодня небо, без единого облачка, было усыпано ими. И на нём царила, заливая город сказочным серебряным светом, полная Луна. Орин внимательно взглянул ей в лицо, в лицо Солнца Ночи, так, как уже много лет назад учил его старый вед – верховный вед племени Людей Великого Озера, носивший звучное имя Кровь Орла, и Орин, в своё время, смог оценить, насколько точно имя отражало сущность его главного наставника. Долго царь и Луна смотрели друг на друга, наконец, Орин почувствовал, Луна слышит и видит его. Он шире раздвинул драпировку из драгоценной радужной ткани на окне, лунный свет залил часть покоя. Он передвинул кресло в этот свет, и удобно откинувшись на мягких кожаных подушках, опять взглянул в лицо Солнца Ночи. На этот раз контакт с Повелительницей Звёзд был достигнут почти мгновенно, прекрасная серебряная планета и человек вошли в душу друг другу. Сколько таких ночей уже осталось за его спиной. И почти всегда лунные ночи открывали перед ним столько невероятных тайн. Теперь он нуждался в подсказке Повелительницы как никогда. Прибыл гонец из города богов живущих на Земле, из Арктиды, и передал послание его владычицы, великой Файр с приглашением посетить богов в их городе. Он давно ждал этого приглашения. Старый вед, ещё, когда он был мальчишкой, предсказал, его ждёт настолько удивительная и великая честь. И вот предсказание сбылось. Он так же знал, что именно после этого приглашения начнётся самая главная часть его жизни. Вед сказал, ему предстоит изменить мир и достигнуть звёзд. Что он имел в виду во второй части пророчества не понял никто из племени Людей Великого Озера ставшего для него второй родиной, но старому веду, верило всё племя, и ни разу за его долгую жизнь не пожалело о своей вере. Орин же лелеял в сердце мечту, что ему предстоит увидеть космос, Землю со стороны, и близкие звёзды. Маленький карманный компьютер, сохранённый его матерью ещё с Асгарда, хранил в памяти множество книг и эйдопластических фильмов о жизни асов и их предков, и он никогда не расставался с ним. Орин всё глубже погружался в транс. Для того чтобы войти в глубокий транс он давно уже не нуждался в амрите – напитке бессмертия, хотя иногда продолжал его пить. Пить галлюциногенный напиток, получаемый из мухомора путём сбраживания и многократной перегонки, было великой честью. Могли это делать только посвящённые, обычный человек после амриты нередко сходил с ума или терял здоровье. Вскоре комната исчезла, остался только сияющий диск Луны. Потом исчез и он. Повелительница Звёзд много раз посылала ему самые удивительные видения в таком состоянии, послала она их и сегодня. Но к удивлению Орина он сегодня не увидел ничего нового. Повелительница вдруг открыла перед ним его собственное детство. Но у него никогда ещё не было таких ярких воспоминаний. Более того, в эту ночь он вспомнил то, чего не помнил никогда.

Андрей Козлович: 2. Плазмалёт всё вернее терял высоту и всё ближе становились верхушки сосен. И он четырёхлетний мальчик с замиранием сердца следил за их приближением. Орин родился на маленькой арктической станции, одной из последних сохранившихся станций космической связи на которой работали его мать и отец. Недавно ему исполнилось четыре года, и они решили переправить его в Асгард, к бабушке, матери его матери занимавшей довольно высокое положение среди асов. Он тогда не знал, что бабушка не одобряла брак дочери с его отцом, хотя и тоже бессмертным асом, но простым инженером космической связи, а не представителем знатного и древнего рода. Асы ценили инженеров и давали им бессмертие, но за их знания и полезность обществу, а не знатность происхождения. Не знал он так же, что его мать была одной из первых красавиц Асгарда, и имела возможность выйти замуж более чем удачно, но она предпочла выгоде чувство. Когда родился сын, бабушка сразу заявила, что сама займётся его воспитанием, поскольку убеждена, только ей под силу сделать из него настоящего представителя их древнего рода, настоящего аристократа, и настоящего бога. Родители согласились, бабушка имела право так говорить. Уже 700 лет прожила она на свете и, прежде всего, благодаря ей братья и сёстры его мамы занимали в Асгарде достойное положение, и были уважаемыми людьми. Она была невероятно строга в вопросах этикета и вырастила многих детей, внуков, правнуков и праправнуков по настоящему утончёнными аристократами. Именно в воспитании представителей рода она нашла истинное призвание, и сумела придать роду блеск которого, наверное, не было во всей его истории. Наверное, прежде всего, поэтому она и сумела найти в себе силы прожить 700 лет, ни разу за этот срок не посетив храм эвтаназии, в котором добровольно закончили жизнь многие высшие асы сдавшиеся усталости. И вот сейчас старый плазмолёт падал. Мать с ужасом взяла его на руки и прижала к себе, на глазах у неё выступили слёзы. - Держитесь крепче! – крикнул пилот. Плазмолёт ударился о сосну и срезал ей верхушку. За первой сосной он ударился о вторую, третью выворотил с корнем, и, снижаясь всё ниже, оставил за собой целую просеку. Он не был космической техникой и его корпус был не из несокрушимого орихалка, но специальная пластмасса, составляющая обшивку тоже отличалась большой прочностью. Благодаря вывороченным соснам пилоту удалось погасить скорость, и он сумел посадить помятый летательный аппарат. После нескольких неудачных попыток открыли заклиненный входной люк, и вышли наружу. Кроме мамы и пилота в плазмолёте было ещё два инженера летевших в Асгард с отчётными материалами. Теперь пять человек, включая женщину и маленького ребёнка, оказались в негостеприимной тайге, в позднюю осень. Они приземлились на северо-западе Евроазиатского континента, недалеко от Ледяного океана, довольно далеко от Арктиды и невероятно далеко от Миктланда, и на помощь рассчитывать не приходилось. Спутников связи почти не осталось, и радиостанция молчала, шанс попасть к своим был только один и исчезающе небольшой. Нужно пешком дойти до побережья Белого моря, на нём было несколько небольших поселений аридов. Асгард и Арктида не воевали между собой много веков, но неприязнь сохранялась, однако попавшим в беду помогали всегда, даже в далёкие времена войн между ними, поэтому в том, что ариды помогут, можно было не сомневаться. Но до их поселений нужно ещё добраться, а это почти невероятно, кроме естественных опасностей тайги и уркхов на пути враждёбные государства. Шёл мелкий отвратительный дождь, мама одела его по возможности потеплее. Мужчины вооружились нарезными карабинами, мама взяла автоматический пистолет. Взяв аварийный запас провизии и набросив серые непромокаемые плащи-накидки люди приготовились к долгому пути. Мама хотела взять его на руки, но он категорически отказался, и потом действительно несколько часов смог идти по раскисшей, а часто и заболоченной почве, и сдался не скоро, дальше на руках его несли по очереди. Перед выходом пилот плазмолёта, самый опытный и бывалый человек в их небольшой группе сказал: - Если мы встретим людей из первобытного племени это не страшно, у них в обычае помогать людям, пришедшим не с враждебными намерениями, и с нами поступят по законам гостеприимства. Если мы встретим уркхов – это смерть! Но страшнее всего, если мы натолкнёмся на охотников за рабами, а именно сейчас, поздней осенью, когда собран урожай, очень даже можно их встретить. Рабство здесь страшное по настоящему. Три дня шли по промокшей тайге. Только вечером, когда уже темно, благо осенью темнело быстро, пилот разрешал развести костёр, приготовить горячий ужин и обсушиться. Днём костры он категорически запретил. Дым от костра даже в лесу виден далеко и мог привлечь внимание уркхов или охотников за рабами. Пилот так же тщательно выбирал место для ночлега. На возвышенности, поросшее толстыми деревьями – хорошей защитой от стрел, и со свободными от деревьев склонами, что не позволяло врагам подобраться незамеченными. Здесь, в краю серых скалистых гор подобные возвышенности не были редкостью. Вот и сейчас они сидели на такой скале. Костёр догорал, они допивали горячий напиток из зверобоя, широко распространённый в этом краю. Вдруг пилот предостерегающе поднял руку. Мужчины осторожно подтянули к себе карабины, мама медленно достала из кобуры пистолет. Пилот внезапно вскинул карабин и трижды выстрелил вниз, по кустарнику у подножия склона. Крик боли и ярости был ответом. Из кустарника вылетело несколько стрел, ударились о деревья, но к удивлению Орина ни одна из них в дерево не вонзилась. Все с сильным стуком отскочили. Огонь открыли и инженеры. В кустарниках мелькнули быстро отступающие к деревьям фигуры. Пилот вновь выстрелил, одна из фигур взмахнула руками, выронив лук, и тяжело упала на землю. Несколько мгновений было тихо, затем из-за деревьев раздался резкий голос что-то выкрикивающий на незнакомом языке. - Это охотники за рабами, – мрачно сказал пилот, – предлагают сдаться добровольно, гарантируют жизнь. В этом им можно верить, – с мрачной иронией добавил он, – жизнь действительно сохранят. Но что это будет за жизнь? Маленький Орин ещё не знал об ужасах рабства, но уже знал, асы никогда не сдаются в плен, предпочитая смерть неволе. Этому учили с самого раннего детства. Пилот повернулся к матери. - Тэрин, – назвал он её по имени, – бери ребёнка и быстро спускайся по этому склону. Они не стали нас окружать, надеясь захватить врасплох под покровом ночи, или стрелы полетели бы со всех сторон. Это специальные стрелы, с деревянными наконечниками, они не убивают, а оглушают, рабы нужны живыми. У тебя есть шанс ускользнуть, на вершине скалы много кустарника, и в темноте им плохо видно снизу. Какое-то время мы продержимся. Конечно, есть шанс, что они найдут вас потом, по следам, но мы постараемся нанести им максимальный урон, с нашим оружием это возможно, а тогда им станет не до вас. Кроме того, вы не очень ценная добыча. – Он немного помолчал, и грустно добавил. – Шансов спастись у вас немного. Вернее, только один, если вы наткнётесь на первобытное племя, смешно, но только первобытные племена в наших краях не делают зла женщинам и детям. Тэрин с ужасом взглянула на мужчин, по щекам её текли слёзы. Она отрицательно покачала головой, не двинувшись с места. - Делай, как я сказал, – повысил голос пилот, – ты спасаешь не только себя, но и ребёнка. Этот аргумент подействовал, она схватила его на руки, и начала медленно и осторожно спускаться. Орин видел, мама очень хочет расплакаться, но она держалась, только слёзы сами продолжали сочиться из глаз. Не смотря на свой возраст, он, вдруг, понял, мама плачет не из-за себя, а оплакивает людей, жертвующих ради них жизнями. Они уже углубились в лес, когда около холма вновь загремели выстрелы. Они гремели долго. Врагам очевидно не раз пришлось атаковать холм. Асы сражались до конца, защищая честь народа, среди которого жили боги на Земле.

Андрей Козлович: 3. Сколько они шли по лесу, Орин не знал. Скоро они ослабели от голода, мама не умела охотиться, да и пистолет мало подходил для этого, а небольшой запас концентрированной пищи, который сунул ей в последний момент пилот, быстро иссяк. К тому же он простудился, и у него был сильный жар. Вскоре простуда одолела и маму, лекарства из аптечки мало помогали в промозглом лесу. Он смутно помнил, как они вышли на берег озера и увидели крупный посёлок, окружённый частоколом. Он вновь был на руках у мамы, а ей похоже стало уже всё равно. Она, качаясь, пошла к воротам, там стояли воины с копьями, в головных уборах из лебединых перьев. Увидев, в каком они состоянии, воины сразу же что-то закричали. На крик сбежались женщины и дети, и среди них седой старик в большом тонкой работы уборе из перьев чёрного лебедя. Старик положил руку ему на лоб, и, вдруг, стразу стало легче. Маму подхватили и повели. Он ещё смутно помнил просторную землянку, в которой они оказались. Больше недели Орин метался в бреду. В приютившем их племени никто не верил, что ребёнок выживет. Никто кроме матери и веда, в уборе из перьев чёрного лебедя. Его, как они узнали позднее, так же звали Чёрный Лебедь, это имя по традиции наследовал вед рода, поскольку Чёрный Лебедь назывался и приютивший их род. Маму вед поставил на ноги за пару дней отварами из трав и колдовством. Дальше мама день и ночь не отходила от сына. На третью неделю лихорадка начал спадать, он начал узнавать маму. Потом ему пришлось долго лежать в землянке, вед сказал, он потерял много сил, и силы вернуться не скоро. Дальше он грустно добавил, обращаясь к матери: - Полностью силы к твоему сыну вернуться через много лет. Если вернуться. Мама в ответ промолчала. Он тогда не понял слов веда, но мама знала несколько языков племён, с которыми асы поддерживали отношения, язык приютившего их племени оказался похож на один из них. Вед оказался прав. Путешествие по промозглому лесу серьёзно подорвало здоровье ребёнка, и он рос болезненным и слабым. В детских играх он быстро стал парией, сильно отстающим от сверстников практически во всём и предметом насмешек. Он начал сторониться сверстников и предпочитать одиночество. Всю свою нерастраченную любовь мама отдала сыну. Её красота не осталась незамеченной и вначале многие выдающиеся охотники и воины рода пытались за ней ухаживать, но она решительно отвергла все их попытки, объясняя, что в Асгарде у неё остался муж. Такая любовь и верность снискали ей большое уважение в роду Чёрного Лебедя, особенно у мужчин. Огромным утешением для него стал карманный компьютер, который мама каким-то чудом не потеряла в лесу в период болезни, пистолет она потеряла. Благодаря компьютеру мама выучила его читать и писать, племя, понятно, не знало письменности. Но главное, кристалл компьютера хранил в себе более двадцати пяти тысяч художественных и документальных произведений, как в виде книг, так и экранизированных. Мама не стала рассказывать кому-либо в племени о компьютере, и мир который открывал перед ним его довольно большой голографический экран, стал их великой тайной. Мама часто смотрела с ним фильмы, разъясняя непонятное, и, на первых порах, читала ему вслух книги. Компьютер был практически вечным, для зарядки его достаточно было час продержать на свету, и заряда хватало на неделю. И мама немного понимала в кибернетике, и могла сама устранять мелкие неисправности. Первые годы жизни в племени для него, таким образом, были довольно сносными. Но в двенадцать лет всех мальчиков ждала так называемая Школа Молодых Волков. Их начинали учить охотиться и выживать в лесу, а так же воевать. Самое же главное, в период, когда не было снега – здесь это продолжалось полгода, мальчики жили не с родителями, а в лагере в лесу, что представлялось ему самым трудным. Только много позже, когда вырос, он понял, что мать слишком сильно его баловала и воспитывала эгоистом. Этим был очень недоволен старый вед, и несколько раз говорил с матерью. Но она отвечала ему, что ребёнок слишком слаб и болезнен, а поэтому нуждается в особом уходе. На что вед как-то резко заметил: «Это не снимет с него обязанности однажды стать мужчиной!» – но мама оставалась глуха. Тогда же Орин заметил, вед уделяет ему куда больше внимания, чем остальным детям. Вначале он объяснил это для себя тем, что вед спас ему жизнь и теперь считает моральной обязанностью участие в его судьбе, но вскоре понял, что это не так, людей обязанных Чёрному Лебедю жизнью и здоровьем было слишком много, и не только в роду, но и в племени. Приютившее их племя Людей Великого Озера, стояло буквально на грани цивилизации, многое заимствовав от соседних рабовладельческих государств, к счастью, кроме самого рабовладения. Землянки были просторны и удобны, с хорошими печами топившимися не по-чёрному. Посёлок в котором они теперь жили, действительно стоял на берегу огромного озера, со множеством островов, его окружал высокий добротный частокол. Лес был довольно далеко от посёлка, и подобраться незамеченным к укреплениям, таким образом, было невозможно. Рядом с посёлком располагалось большое поле, находящееся в общинной собственности, на нём выращивали рожь и ячмень, племя умело печь хлеб, а так же находились огороды, на них выращивались овощи. И в самом посёлке и возле него были сады с плодовыми деревьями. Развитым было и животноводство. В племени разводили лошадей, свиней, коров и овец, домашней птицы не знали. Также в племени было множество собак, используемых как на охоте, так и в упряжках. Скот так же находился в общинной собственности, такую необходимость диктовало враждебное окружение. В случае войны его стада перегонялись в специальные секретные места, с какие именно знали немногие. Исключением были только свиньи, они могли находиться и в личной собственности. Детей обучали земледелию и уходу за домашним скотом с раннего детства. Племя находилось на переходном этапе из каменного века в бронзовый. Зачатки металлурги существовали, кроме того, металлические орудия и оружие активно выменивались у рабовладельческих государств. Ножи почти у всех были стальными. Имелась кузница, там, в основном, перековывали металлические изделия. Добывать железную руду и выплавлять сталь не умели, но самородные медь и золото, месторождения которых имелись на территории племени и держались в тайне, перековывали и переплавляли. Золото шло на изготовление украшений, и ценилось намного выше других металлов, в своё время его охотно приобретали асы и ариды, поскольку оно использовалось для изготовления анамезона и орихалка, с тех пор оно надёжно вошло в цену. Но, понятно, в племени никто и не подозревал, что в такой цене оно и впоследствии останется на десятки тысяч лет. В какой-то мере золото играло роль денег даже внутри рода, но лишь в какой-то мере, настоящих товарно-денежных отношений ещё не было. Медь же, напротив, шла в основном на хозяйственные изделия, например, петли ворот на частоколе были откованы из меди. Ковались и отливались из неё и масса других хозяйственных изделий. На изготовление оружия медь не использовалась, в силу мягкости. Бронзу ещё не умели делать, хотя и знали, что это сплав меди и олова. Но месторождений олова на территории племени не было, а покупать его не имело смысла, местные кузнецы не знали в каких пропорциях сплавлять его с медью. Для охоты использовались, как правило, стрелы с костяными и кремневыми наконечниками. Для войны наконечники применялись преимущественно из закалённой стали, за которые приходилось дорого платить. Охота и рыбная ловля, не смотря на наличие земледелия и скотоводства, по-прежнему имели огромное значение и были главным источником животной пищи к столу. Все мужчины племени считались охотниками, а охота самым престижным занятием. Статус мужчины во многом определяло насколько он хороший охотник. И охотничий промысел освящался вековыми традициями. К диким животным относились очень рационально, и хищнический промысел исключался в принципе. Любого нарушителя установленных охотничьих правил серьёзно наказывали, вплоть до изгнания из племени. Охотникам других племён и народов запрещалось охотиться на угодьях племени, и за такое нарушение наказывали смертью. Обучение мальчиков охоте и войне считалось самым главным в воспитании подрастающего поколения, и Школа Молодых Волков была обязательна для всех.

Андрей Козлович: Глава II Школа Жемчужина небесной тишины, Лампада снов! Владычица зачатий, Кристалл любви, алтарь ночных заклятий, Царица вод, любовница волны. С какой тоской из влажной глубины К тебе растут сквозь мглу моих распятий, К Диане бледной, к яростной Гекате, Змеиные непрожитые сны. И сладостен и жутко безотраден Алмазный бред морщин твоих и впадин, Твоих морей блестящая слюда – Лик Ужаса в бесстрастности эфира, Ты – вопль тоски, застывший глыбой льда, Ты – жадный труп отвергнутого мира! М. Волошин (1913) 1. Месяц Последнего Снега был традиционным месяцем ухода мальчишек из родительского дома, в Школу Молодых Волков они уходили ещё на лыжах, равно как и возвращались через полгода тоже на лыжах. День ухода считался праздником. Он начинался вечером, громом барабанов. Первым, освящённый пламенем костров, в небольшой бубен бил старый вед, он бил в бубен, пока не впадал в экстаз. Никто в племени не умел лучше его вызвать к жизни настолько глубокий и волнующий ритм, и вначале люди только слушали, давая ритму овладеть их сердцами. Затем включался ритм других барабанов, далеко не каждый воин получал честь бить в барабаны на празднествах, а только самые искусные из них, и начиналась пляска. Первыми её вновь начинали воины, получившие такую честь, лучше всех умевшие отдаться магическому ритму, рождаемому мастерами. Искусство, всегда волшебство, юный Орин хорошо понял это благодаря детству, проведённому в роду Чёрного Лебедя. На залитой светом костров площади в центре посёлка, полуобнажённые воины, с натёртыми жиром торсами, начали рассказ языком танца о пути, который предстоит пройти сегодняшним мальчишкам, завтрашним Молодым Волкам. Вот «мальчишки» выходят из становища под руководством опытного наставника и идут за ним гуськом, по прокладываемой наставником лыжне. Вокруг них начинают прыгать раскрашенные чёрной краской образины со страшными клыками и рогами. Это злые духи пытающиеся сбить мальчишек с истинного пути. А так же хищники, подстерегающие их на пути. Но «мальчишки» отгоняют их горящими факелами и оружием: копьями, луками, ножами. Мальчишки, по обычаю, уходят в Школу Молодых Волков вооружёнными, этому учит мудрость племени – уходить далеко в лес нельзя без оружия. Они уходят всё дальше. В пляску вступают самые красивые женщины рода, главную роль в танце играют женщины-веды, они имеют в племени особый статус. Женщины протягивают к ним руки, проливают слёзы, просят «мальчишек» вернуться назад. Они символизируют злых женских духов, пытающих соблазнить мальчишек сытой и благополучной жизнью дома, у материнского очага. Коварство женских злых духов намного страшнее свирепости мужских, учит мудрость племени. От них «мальчишки» гордо и с достоинством отворачиваются, но лица их становятся всё боле грустными, всё больше читается в глазах желание кинуться в объятия женщины, которую они принимают за мать. Наконец, один «мальчишка» не удерживается и бросается «к маме». Лица женщин меняются, в них появляется свирепое удовлетворение, и издевательская насмешливость. С «мальчишки» срывают одежду, кроме набередной повязки, вынимают ножи, символически пытают его, убивают и режут на части. Затем символически пожирают. Лица остальных «мальчишек» наблюдающих эту сцену становятся всё суровее. Дальше женские злые духи вновь пытаются завлечь «мальчишек» на смерть, но больше они не поддаются на их уловки. Пляска начинает имитировать обучение в школе. «Мальчишки» символически скачут на лошадях, ведут собачьи упряжки, стреляют из луков, учатся читать звериные следы. Над ними стоит наставник с кнутом из хорошо выделанной кожи, удар которого очень болезнен. Начинается один из главных периодов обучения. Мальчишки скачут на лошадях на перегонки с наставником, он преследует их, и каждого настигнутого жестоко стегает кнутом, единственный шанс спастись от ударов, скакать быстрее, или суметь увернуться. Сначала кнут настигает всех, но чем дальше, тем реже это случается, наконец, все «мальчишки» научились избегать кнута. «Мальчишки» берут луки и идут на свою первую самостоятельную охоту. Они возвращаются ни с чем. Идут на вторую охоту, третью. Некоторые из них начинают приносить добычу, таких всё больше. Наставник поднимает правую руку. Это значит, что теперь «мальчишки» месяц не получат еды присылаемой из рода. Каждый из них должен питаться только своей добычей, как если бы он был в лесу один. «Мальчишки» голодают, но стойко держаться. Помогать друг другу тоже нельзя. Они сушат добытое мясо, коптят, приготовляют другими способами впрок. И всё же всё больше и больше «мальчишек» начинает шатать от голода. Наставник зорко следит. Ему никому не приходится дать позорного освобождения от испытания, никто не посрамил честь рода. Испытание законченно. В жизни мальчишек первый заработанный праздник. Они вновь получают еды досыта. На этом заканчиваются первые полгода обучения. «Мальчишки» стали Молодыми Волками, и теперь способны выживать в лесу. Впервые в жизни они по праву танцуют Танец Чащи. Вокруг них собирается множество мужчин и женщин, одетых в ритуальные костюмы диких зверей. К «мальчишкам» слетаются птицы, подходят олени, плывут рыбы. Их приветствуют волки и медведи, спускается с дерева рысь. Танец становится всё быстрее, и всё быстрее становится ритм барабанов. Всё больше и больше «диких животных» вовлекается в пляску. Чаща перестала быть для «мальчишек» чужой, она стала для них вторым домом, не менее родным, и не менее нуждающемся в защите, чем очаг матери. И всё темнее становится ночь, и всё ярче костры. Вдруг тучи рассеялись, в небе ярко вспыхнуло Солнце Ночи, по традиции мальчишки уходят в ночь полнолуния. Люди радостными криками приветствовали Повелительницу Звёзд, это считается добрым предзнаменованием. Неожиданно небо пронзает яркая зелёная полоса. Затем не менее яркая – красная, за ней синяя, золотисто жёлтая, багряная. Всё небо начинает пылать фантасмагорическим неземным светом, и свет разгорается всё сильнее. Крики становятся всё громче. То, что произошло сегодня, достаточно редкое явление весной. А небо пылает всё сильнее и сильнее. Полярное сияние в ночь ухода мальчишек издревле считается не просто добрым предзнаменованием, оно означает – этих мальчишек ждёт необычная судьба, и особое покровительство Повелительницы Звёзд.

Эуг Белл: Я не хочу загромождать текст Вашего нового романа репликами. Начну обсуждение здесь. Андрей, я вижу Вы здорово продвинулись в плане писательского мастерства. Немного короче делайте фразы. У Вас получается соединенными некоторые предложения. Но это - мелочи. Мне кажется, вы создали новый, необычный синтез научерй фантастики и "фантастической истории", то есть такой интерпретации реальной истории, которая в обычных книжках носила бы название "альтернативной". Соединив все это воедино, вы получаете некое художественное единство - своего рода новый жанр... Хотя, наверно, есть писатели, которые делали это и до Вас, но Вы, мне кажется, делаете все это лучше и глубже.

Андрей Козлович: Извиняюсь, что пропал, были проблемы с компьютером. Спасибо на добром слове, но, думаю Вы мне льстите. Касательно замечания, Вы правы. Но есть одна интересная деталь - зато какой простр для редактирования. Вы не поверите, в ТП было 303 странице в Ворде, после редактирования осталось 267, отредактированную версию я сейчас выкладываю на КЗ. Начал так редактировать и "Аристон...", пока отредактировал подраздел "Смертные боги", тоже стал меньше на несколько страниц. Я, наверное, начну его выкладывать, в результате редктирования вскрывается кое-что новое. Всё таки главный принцип искусства "убери лишнее", не случайно Достаевский сказал: "Искусство писать - это искусство сокращать".

Андрей Козлович: 2. Орину трудно дался лыжный переход, и он с большим трудом не отстал от всех, однако всё же не отстал. Лагерь Молодых Волков встретил их тишиной, по традиции торжественным было прощание, но не встреча. Наставник подвёл мальчишек к приготовленным для них кожаным шатрам. В лагере размещали просторно. Мальчишки жили по одному. Этому тоже учила мудрость племени, человек обязательно должен находиться наедине с собой каждый день, и создать условия для этого обязанность рода. Старшие мальчишки, проходящие второй, третий, четвёртый и пятый период обучения, жили так же отдельно, возрастные группы разделяли по понятным причинам, уровень обучения был разным. Год назад Орин задумался над тем, почему племя Людей Великого Озера идёт на такой большой расход ресурсов строя каждому мальчишке в Школе Молодых Волков отдельный шатёр, и при встрече задал этот вопрос Чёрному Лебедю. «Не жалеть для детей главный наш принцип», – вначале ответил тот, но увидев, что Орин заинтересовался всерьёз дал подробное объяснение. Они стояли около уличной деревянной скамьи, вед предложил присесть и сказал: - Корень жизни долг, Орин, и каждый уважающий себя и людей человек обязан никогда не забывать о нём. Но об этом должен не забывать не только человек, но и люди: род, племя, любой сложившийся круг, больший или меньший. Наш долг перед предками и теми, кто придёт после нас научить мальчишек быть хорошими охотниками и воинами, а так же хорошими земледельцами и скотоводами, и ещё многому другому. Это долг нашего рода перед племенем, потому что если мы так не будем делать, наше племя не выживет. Род Чёрного Лебедя очень уважаемый и не только в нашем племени, но и в других племенах, прежде всего, потому, что он всегда выполняет долг хорошо. Ты, Орин, как и любой другой член рода или племени так же обязан выполнять долг перед нами, как мы выполняем его перед тобой. И любое племя, любой род, любой человек должны выполнять свой долг, и не только друг перед другом, но долг перед всеми людьми и даже животными. Например, когда ты и твоя мама попали в беду, и наш род помог вам, он выполнял свой долг перед всеми людьми. Но кроме долга научить вас выживать и сохранять свободу есть и ещё один и куда более важный долг – он в том, чтобы помочь вам, мальчишкам, остаться людьми. Тебе пока это трудно понять, но, идя путём воина, а именно этому пути учит Школа Молодых Волков очень просто умереть как человеку. Внешне такой человек остаётся живым, но умирает самое главное в нём – умирает душа, человек становится упырём, а это самое страшное, что может случиться. Для того чтобы помочь душе выжить, идя путём воина, и нужно, чтобы у человека всегда была возможность для уединения. Орин тогда много не понял, хотя часто слышал легенды и сказания племени об упырях, однако относился к этому как к сказкам, но сказанное вызвало новый вопрос. - А всегда ли род и племя и вообще люди выполняют свой долг перед человеком? – спросил он. – Ведь род Чёрного Лебедя действительно помог нам с мамой, когда мы попали в беду, но перед этим мы встретили охотников за рабами. Они не только не помогли нам, но и попытались воспользоваться нашей бедой, чтобы превратить в рабов. И сделали нашу беду гораздо больше, убив всех кроме меня и мамы. Вед одобрительно взглянул на него. - Настоящий род, настоящее племя и настоящий народ выполняют свой долг всегда! – твёрдо ответил он. – И если они не будут так делать, то не выживут. Поэтому Закон Людей Великого Озера и запрещает превращать людей в рабов. Рабский труд мог бы нам сильно помочь, мы бы могли куда лучше воевать с теми, кто пытается сделать рабов из нас. Но, рабский труд отменяет этот Закон. Он даёт возможность выжить, не выполняя долг. Но все кто пользуются трудом рабов идут к самой страшной смерти, к превращению в упырей, если люди забудут этот закон, то, рано или поздно, все станут упырями. Именно поэтому Люди Великого Озера и не стараются стать сильнее ценой собственной души. Орин задумался. - А если народ не выполняет свой долг по отношению к человеку, – вновь спросил он, – то обязан ли тогда человек выполнять свой долг по отношению к народу?! Нет, Орин, не обязан! – очень твёрдо ответил вед. – Соседние государства часто превращают в рабов не только чужаков, но и людей своего племени. Не раз бывали случаи, что рабы бежали от своих хозяев, в том числе и те, кто принадлежали к одному племени с ними. Мы принимаем беглых рабов в наше племя, доверяем им, и даём в руки оружие наравне с нашими воинами. И нередко бывает, что бывшие рабы воюют против своего бывшего племени ещё более решительно и более жестоко, чем наши воины. И мы понимает их, человек имеет моральное право воевать против народа, который его предал. Долг обязателен для всех, Орин, и не только для всех людей, но и для всех человеческих общин. И если община не платит долг, человек тоже вправе его не платить! - Может быть, все члены общины не виноваты в этом, – тихо спросил Орин, – а виноваты те, кто превращает людей в рабов? - Нет, Орин, виноваты все, – жёстко сказал Чёрный Лебедь, – и это запомни. Ты прав, с рабством всё не так просто. Но никогда уважающий себя народ не будет превращать в рабов тех, кто с ним одной крови, у чьих предков с ними общие могилы. Шатёр доставшийся Орину был хорош, впрочем, как и остальные. В центре сложен небольшой очаг из камней, но именно очаг, а не печь, трубы нет в плохую погоду, дым ел глаза. Пол устлан шкурами оленей, из оленей кожи и сам шатёр, постель – ворох очень тёплых и хорошо выделанных волчьих шкур. Лежащий сам решал сколькими шкурами накрыться, а сколько оставить под собой. Над очагом висит глиняный обожжённый котелок, теперь ему нужно самому варить еду, а через пять месяцев и самому её добывать в течение целого месяца. Котелок пуст, но в очаге тлеют присыпанные золой угли. Он привычно раздул их и подбросил в очаг запас топлива, заботливо приготовленного прямо в шатре. Пламя весело затрещало, осветив шатёр неровным светом. Орин сильно устал, и ему совершенно не хотелось есть, но он знал, завтра начнутся изнурительные занятия, и еда единственное, что способно поддерживать силы. Он сходил к протекающему около лагеря ручью и наполнил котелок. Пока вода кипятилась, он ещё раз сходил к ручью, где были сложены запасы топлива, и принёс дров, а так же насобирал хвороста. Он хорошо знал, тот, кто не позаботится о том, чтобы огонь в шатре горел всю ночь, уже этой ночью будет плясать Танец Смерти, в стране мёртвых. Ночи ещё холодны. Вода вскипела, он бросил в неё сушёное мясо, растёртое в порошок, его запас им дали с собой. В шатре он обнаружил приготовленный запас вяленого мяса, нанизал его на тоже приготовленные деревянные вертела и обжарил над очагом. Нашёлся и большой кусок ржаного хлеба. Насытившись и ещё раз, проверив огонь, он сразу лёг спать. Он не знал, что ждёт их в первый день занятий, но сразу решил настроиться на серьёзные физические нагрузки. И ошибся. В Школе Молодых Волков строго соблюдался принцип: после больших физических нагрузок телу нужно дать несколько дней отдохнуть. И в первый день им преподали первый урок распутывания звериных следов. В целом, каждый мальчишка и сам пытался овладеть данной премудростью, но наставнику всё же удалось их удивить. Они узнали очень много нового, даже обыкновенный заяц умел мастерски путать следы. Головоломки же преподносимые другими зверями были ещё более увлекательны. На следующий день они пробовали стрелять из луков и метать ножи. На третий день их учили рыбной ловле острогой, Великое Озеро, до которого от лагеря Молодых Волков тоже было недалеко, уже вскрылось ото льда. Наставников было больше десятка. Каждый старый охотник и воин, передававший теперь свой богатый опыт подрастающему поколению, был особенно искусен в чём-то одном, или максимум нескольких направлениях. Именно тому, в чём он наиболее искусен, он и обучал. И вопреки мнению мальчишек, что теперь им придётся большую часть жизни проводить на ногах, а часто и на бегу, всё оказалось не так. Выяснилось, нужно научиться многому, что требует усидчивости, терпения и неторопливого мастерства. Орину очень понравилось изготовление оружия. Каждый охотник и воин, даже оставшись один, должен уметь сделать оружие и простейшие орудия труда из подручного материала. Их долго и тщательно обучали, как находить кремень, и где он чаще всего встречается. Как делать из него наконечники для копий и стрел. Обучали и вытачиванию наконечников для стрел копий и гарпунов из кости, из неё, а так же из рога они учились делать рукояти для ножей. Большим искусством оказалось изготовление луков. Луки делались из разных пород дерева, и даже кустарника. Широко применялся ясеневый лук. Часто делали луки из веток можжевельника и других упругих кустарников, собрав их вместе и обтянув мокрой кожей. Кожа высыхала и крепко сжимала ветви, придавая им особую упругость. Особенно сложным было вытачивание из кости наконечников гарпунов. В искусстве изготовления оружия Орин впервые смог не отстать от сверстников, и даже многих превзойти. И впервые начал удостаиваться похвалы наставников. Не менее сложным и интересным оказалось изготовление лодок из берёзовой коры, плетение рыболовных сетей из тонких ремней, изготовление и установка ловушек для мелких и крупных животных. Орину изготовление ловушек понравилось больше всего, и вскоре он так же научился делать их лучше большинства, что тоже не осталось не замеченным наставниками. В состязаниях требующих физической силы, выносливости, быстроты реакции Орин по-прежнему проигрывал, но, неожиданно у него проявился талант к стрельбе из лука. В этом он не только не был последним, но вскоре оставил всех позади. И вновь удостоился похвалы наставника. Дальше он заметил, наставники начинают смотреть на него всё с большим и с большим интересом. Несколько раз он замечал, они обсуждают его, но ни разу не смог подслушать обсуждение. В школе, учеников обсуждали так, чтобы ученики не слышали. В разгар лета их начали отправлять на самостоятельную охоту. Охотились по одному, маленькими группами, и все вместе. Особенно ему запомнилась совместная охота. Он, хотя и был лучшим стрелком, всё равно принимал в ней участие в качестве загонщика. Загонщикам удалось погнать заранее выслеженное небольшое оленье стадо на сидящих в засаде лучших учеников. Тем удалось убить двух оленей, но тут произошло непредвиденное. Обезумевшие животные неожиданно развернулись и бросились в сторону загонщиков. Такое происходило не часто, и мальчишки растерялись. Поэтому все стрелы пролетели мимо, кроме его стрелы. Она вонзилась в бок вожака, самого крупного красавца оленя. Стрела, пущенная ещё не твёрдой рукой, не убила животное, впрочем, убить настолько крупного оленя одной стрелой было под силу далеко не каждому взрослому охотнику. И за раненым оленем началась погоня. Они долго с улюлюканьем его преследовали. Олень слабел всё вернее от потери крови, и некоторые особо азартные мальчишки даже пускали в него стрелы, но неудачно. Животное, спасая жизнь, бежало, не разбирая дороги, и вскоре мальчишки поняли, олень бежит к большой вертикальной скале, которую ему не обойти. Мальчишки радостно закричали, предчувствуя, добыча не уйдёт. И никто даже не задумался, какой опасности они подвергаются. Оказавшись прижатым к скале, олень, как и совсем недавно ведя стадо, вдруг развернулся, и бросился на преследователей. Но только теперь, прижатый к скале, он не мог обойти мальчишек, как сделало недавно стадо. Мальчишки уже накладывали стрелы на тетивы, предвкушая удачные выстрелы, и вдруг из охотников превратились в добычу. И вновь у всех дрогнула рука, стрелы пролетели мимо. Охота могла закончиться трагично, олень вполне мог поднять на рога или затоптать нескольких мальчишек, пока они накладывали на тетивы новые стрелы. Но его стрела вновь, единственная, попала в цель. Он выпустил её с маленьким опозданием, поскольку чуть отстал от других, но зато точно. Она ударила лесному великану прямо в горло, и тот захрипел, споткнулся, и, сделав ещё несколько неуклюжих прыжков, рухнул и забился в конвульсиях. Мальчишки поражённо замерли. Потом их признанный предводитель Синий Стриж подошёл к поверженному оленю. Синий Стриж было ещё не имя, а прозвище, имя они получали, только став мужчинами, или, в редких случаях, если оставляли род в подростковом возрасте. Имя получали от своего рода. Поэтому к его имени Орин относились тоже как к мальчишескому прозвищу. Стриж по обычаю поклонился оленю, и сказал: - Прости лесной брат, за то, что мы тебя убили, но нам нужны твои шкура и мясо. Не обижайся на нас, мы принесём твоему духу достойные жертвы, ты не будешь на нас в обиде. А затем, повернувшись к нему, сказал: - Орин, это твоя добыча. – И отступил от убитого животного. Он у всех на глазах, по обычаю подошёл к оленю, и тоже повторил ритуальную фразу принесения извинения. Мальчишки, чествуя его, пронзительно закричали. Когда они вернулись, он удостоился похвалы от старшего наставника – Мудрого Бобра. Он вновь заметил, старик пристально на него смотрит, не так, как на остальных. Между тем приближалось главное испытание первого периода обучения – месяц нужно самому добывать себе пищу. Он вновь удивил всех. Оружие и орудия для добычи пищи так же нужно было изготовить самостоятельно. Прекрасно понимая, что ему нечего надеяться на силу, выносливость и быстроту реакции, он уже несколько месяцев тщательно изучал тропы мелких животных, вроде зайцев, и искал места, где чаще всего появлялись тетерева, глухари и куропатки. В свободное время же, он мастерил ловушки и силки, которые уже научился делать лучше всех, и вовсю вносил в конструкции всяческие усовершенствования, это была ещё одна интересная черта его характера, если он учился что-либо делать, то потом начинал обязательно совершенствовать предметы изготовления. Искусству охотника он предпочёл более подходящее для него искусство траппера. И результат не заставил себя ждать, он почти каждый день был с добычей, только проверяя ловушки и силки. В ходе обхода ловушек, естественно, ему иногда удавалось подстрелить и добычу посерьёзнее. Он научился и коптить добытое мясо впрок. Сушить и вялить мясо он научился ещё, когда жил с матерью. К тому же, его болезненный организм требовал мало пищи, и голод он переносил легче, чем другие. Вскоре у него стало так много свободного времени, как никогда за период обучения. Он тратил его на усовершенствование ловушек и силков, вырезал себе новый наконечник для гарпуна, изготовил множество новых стрел. В то время как его товарищи, включая даже Синего Стрижа, голодали по настоящему и нередко не ели по нескольку дней. Но жёсткие правила не позволяли ему им помогать. Наставники были потрясены больше всех и даже не пытались скрывать удивления. Однажды к его шатру подошёл лично Мудрый Бобр и с неподдельным уважением попросил разрешения войти. Ошарашенный Орин, конечно же, немедленно пригласил Старшего Наставника, и предложил ему почётное место на волчьих шкурах. Кивнув, старик опустился на шкуры и долго молча смотрел на колеблющееся пламя очага. - Орин, – наконец сказал он, – ты удивил нас. Ты меньше всех подходишь, чтобы выживать в лесу, и, ты лучше всех сумел это. Задача первого круга обучения сделать Священную Чащу родным домом для вас – лес, из врага должен стать другом. Так вот Орин, твоим другом он уже стал. Мне больше нечему тебя учить, на первом круге. Орин изумлённо молчал. Понимающе взглянув, старый воин продолжил. - Ты слаб Орин, извини, это так, и ты и сам это знаешь. Но ты умён и умеешь думать о завтрашнем дне. Поверь, такой дар встречается гораздо реже, чем сила. И такие люди могут быть полезны племени не меньше, а часто даже и куда больше чем самые великие кшатрии, – так называли воинов и охотников. – Мы много говорили с наставниками о тебе, скажу больше, на протяжении уже многих Больших Солнц не об одном ученике мы не говорили так много. Мудрый Бобр опять надолго замолчал, явно обдумывая как лучше сказать то, что намеревался. Багровый отблеск тускнеющего очага лёг на изборождённое морщинами лицо. - У нашего рода много хороших кшатрий, – наконец, продолжил он, – но у нас только один главный и по настоящему искусный вед – Чёрный Лебедь, благодаря его искусству ты не ушёл в страну мёртвых. Он просил внимательно наблюдать за тобой. Он уверен, тебя ждёт необычная судьба. И мы убедились, он прав. Мы, наставники, думаем, ты принесёшь племени больше пользы, если на второй круг не вернёшься в Школу Молодых Волков, а начнёшь учиться у Чёрного Лебедя его искусству. Роду нужен новый главный вед, а ты будешь хорошим ведом, таким, какой и нужен роду Чёрного Лебедя. Непонятная, и совершенно неожиданная волна вдруг поднялась в груди Орина. То, что он услышал, было великой честью. Вед уважался в племени даже больше, чем самый великий охотник и воин. И даже среди мальчишек, всех поголовно мечтавших стать великими кшатриями чтилась эта традиция. В принципе, в предложении Мудрого Бобра не было ничего необычного, учеников ведов нередко отбирали в ходе обучения в Школе Молодых Волков. Но услышать, что он может стать ведом, равным Чёрному Лебедю, ни один мальчишка не смел даже мечтать. Кроме главного веда у рода было ещё четыре веда, его помощника, кроме того, были женщины-веды, со своей иерархией и на уровне рода, и на уровне племени, Чёрному Лебедю и верховному веду племени, они не подчинялись. Женщин-вед сейчас было шестнадцать, это было нормой, у женщин особые способности сознания проявлялись чаще, чем у мужчин, как правило, чаще в три раза. Были так же ученики ведов, и ученицы вед, в отличие от Молодых Волков их, обучали совместно. Для Молодых Волков в семнадцать лет обучение заканчивалось, и они проходили инициацию как мужчины, ведов же и вед обучали до двадцати лет. Нередко бывало, что главная веда рода пользовалась большим уважением и влиянием, чем главный вед, но не в случае с Чёрным Лебедем. Его авторитет был огромным, выше его был авторитет только верховного веда племени, в целом авторитет этих двоих ведов намного превосходил авторитет всех вед вместе взятых, что тоже бывало далеко не всегда, и не везде. Конкуренция между ведами и ведами-женщинами была сильной. Если весть о том, что ему – Орину, предстоит стать учеником и приемником Чёрного Лебедя, разнесётся, он сразу из парии превратится в самого уважаемого в их кругу, превосходящего по авторитету даже Синего Стрижа. И это уже не говоря о том, что ему больше не нужно возвращаться в Школу Молодых Волков, всё же остававшуюся для него с его здоровьем и положением парии сущим адом. Да и мама, будет очень рада: веду нужно куда реже рисковать жизнью, и у него велики шансы дожить, до преклонных лет, в отличие от большинства мужчин. - Спасибо тебе уважаемый Старший Наставник за то, что ты оказал мне такую великую честь, – вдруг, сказал кто-то в Орине его губами и его языком, – но у меня есть чувство, что мой путь это путь воина. Сказав такое, Орин сам изумился не меньше, чем Мудрый Бобр. Старший Наставник долго смотрел в затухающий огонь. - Ты ещё очень юн Орин, – медленно сказал он, – и не можешь знать своего пути. Поверь, нам, кому удалось дожить до старости, виднее какой путь твой. Никто не будет тебя неволить, а Чёрный Лебедь найдёт более благоразумного приемника. Но думаю, он не найдёт приемника лучше, чем ты. У тебя впереди полгода, чтобы всё хорошо обдумать. Если ты не изменишь решения и захочешь вернуться в Школу Молодых Волков, мы, твои наставники, будем рады твоему возвращению.

Андрей Козлович: 3. Царь Орин очнулся, и несколько мгновений переживал необычно яркое воспоминание, по-новому ощущая неведомый голос вдруг проснувшийся в нём. Так было не раз, и он никогда и никому об этом не рассказывал, даже матери. Таинственный голос, вдруг пробуждающийся в нём в наиболее важные моменты жизни, всегда был судьбоносным, и определял всё на многие годы вперёд. И он уже смирился с тем, что голос непостижим. Царь вновь пристально всмотрелся в Солнце Ночи, транс быстро вернулся, и прекрасная планета вновь открыла с пугающей реальностью, его детство. На этот раз это был третий год обучения в Школе Молодых Волков. Ему уже было четырнадцать, но подорванное в детстве здоровье так и не возвратилось. Однако он не выбрал путь веда, предпочтя дальнейшее обучение в Школе. Он по-прежнему отставал во всём, что требовало физической силы, ловкости и выносливости. Его большая, чем у сверстников, сообразительность, которой он гордился, в купе с воспитанным матерью эгоизмом, индивидуализмом, а так же его физической слабостью, сыграла плохую службу, пробудив у сверстников зависть и неприятие. Не осознавая этого, он при каждой возможности стремился показать интеллектуальное превосходство над товарищами, а иногда и над наставниками, пытаясь самоутвердиться, и ещё больше усугублял положение. Неприязнь к нему росла всё сильнее. Неожиданно у него выявился ещё талант. Он полюбил плаванье. В соревнованиях на скорость он, понятно, отставал, но научился ощущать воду как никто, и чувствовал себя там увереннее всех. Он легко переплывал лесные озёра, которые обходили стороной их признанные лидеры и даже Молодые Волки из старших групп. Кроме того, было заметно, он храбрее сверстников. Большинству из них переплыть незнакомое лесное озеро мешал страх, он же умел его преодолевать. И он не был глупо храбрым, напротив, благодаря умению преодолевать страх он почти всегда, находил самое целесообразное решение, и у него хватало мужества его осуществить. Это не осталось незамеченным наставниками, и он не раз удостаиваться похвал. Но теперь уважения это не прибавляло. Напротив, любой его успех раздражал сверстников, становясь предметом насмешек. Ему часто пророчили, его любовь к воде, с его хилостью обязательно закончится тем, что он утонет. Часто так же попрекали тем, что по окончанию Школы не будут брать его на охоту и войну. Каждый мужчина племени считался кшатрием, но большая часть мужчин, всё же занималась преимущественно земледелием и скотоводством. Группа наиболее умелых охотников занимала привилегированное положение. Они в основном охотились и составляли военную гвардию. Каждый мальчишка мечтал попасть в эту группу, и, естественно, при его положении парии, почти каждый мальчишка считал своим долгом при случае, напомнить ему, что он такой чести не будет удостоен никогда. В Великом Озере было относительно узкое место, которое, в принципе, можно преодолеть вплавь. Но холодные ключи способные вызвать судорогу, когда-то привели здесь к гибели нескольких опытных охотников, поэтому Великое Озеро никто не пытался переплыть, хотя формального запрета на такое деяние не было. Место купания Молодых Волков, в редкие минуты отдыха, по иронии судьбы, находилось именно напротив узкого места. Здесь глубоко входящая в озеро плоская скала, хорошо прогревалась Солнцем, и Молодые Волки, если позволяла погода часто отдыхали на ней. И довольно часто там высказывалась мечта переплыть озеро. Но она оставалась мечтой, страх утонуть за многие годы стал доминирующим, и всерьёз осуществить её не решился бы никто. Так было и в этот день. Они шли к озеру. Вновь несколько раз была высказана мысль, как здорово было бы переплыть Великое Озеро, и как бы такой поступок, вернее, подвиг, всех восхитил. И, естественно, все понимали, это только слова. Уже когда они подходили, Орин вдруг сказал, что хочет попробовать это сделать. Ответом стал всеобщий смех, и ему тут же предсказали, что это будет его последнее плавание. Он стиснул зубы и промолчал. Раздевшись, он, не говоря не слова, разбежался и прыгнул со скалы в озеро. Прыжок вновь вызвал всеобщий смех, и по поводу якобы его неудачности было отпущено несколько едких замечаний, хотя он нырнул нормально, но ему не забыли дерзкого заявления. Совершая прыжок, Орин ещё не был уверен, что решится на настолько неслыханно смелый поступок, но, вынырнув и услышав насмешки, он, неожиданно даже для себя, устремился вперёд. Однако, поплыл он спокойно, неторопливо. Вначале вслед было брошено ещё несколько насмешек, и на берегу звучал смех. Затем насмешки стихли. Ветер дул слабый, и он хорошо слышал, что происходит на берегу. Вскоре наступила полная тишина, и хорошо чувствовалась вся её напряжённость. Он продолжал плыть. Около часа понадобилось ему, чтобы свершить немыслимое – переплыть Великое Озеро. Выйдя на другой берег, он понял, сейчас предстоит свершить ещё более немыслимое – переплыть озеро обратно, огромное озеро можно обойти лишь за много дней. Он очень устал. Но выхода не было. Почти не отдохнув, Орин вошёл обратно в воду. Теперь он плыл гораздо медленнее, и когда до берега оставалось ещё примерно треть пути, позволил себе лечь на воду и несколько минут полежать. Сверстники видели его возвращающимся, и поэтому можно не бояться, что они поднимут шум. Поднимись шум, что он застрял на том берегу, или, что он утонул, триумф вполне мог закончиться наказанием, что, конечно, испортило бы эффект победы. На берег он вышел под всеобщее молчание. Он неторопливо лёг на живот, на горячую скалу, скрывая усталость, и начал приходить в себя. Молчание длилось долго. Наконец раздалось несколько голосов, что он сделал большую глупость, которую следует осудить. Но поддержки не нашли. Потом подошёл Синий Стриж и сказал, что ему не следовало так рисковать, и даже резко спросил, зачем он это сделал. - Я же обещал вам, что переплыву озеро, – спокойно ответил он и взглянул Стрижу в глаза. Тот опустил взгляд, и смущённый и пристыженный отошёл в сторону. Все сверстники окончательно сникли. В лагерь тоже возвращались в подавленном молчании. Слух о том, что он переплыл Великое Озеро, с быстротой пожара распространился по всей Школе. Сверстники отмалчивались, но в старших и младших возрастных группах не скрывали восхищения его поступком, и несколько признанных лидеров старших групп пришли на их территорию, и при всех молча пожали ему руку. В очередной раз были ошарашены и наставники. Кончилось тем, что лично Мудрый Бобр оседлал коня и ускакал в род. И все прекрасно поняли почему. Через два дня он вернулся вместе с вождём рода и Чёрным Лебедем, и надолго закрылся в шатре с ними и другими наставниками. Орин в тот момент ещё не знал, что это последний год его пребывания в Школе, и что его судьба уже невероятно изменилась. Однако судьбе было угодно подготовить ему ещё одно испытание, вновь подчеркнувшее, насколько сильно он отличается от сверстников. В тот день один из лучших учеников их группы, по прозвищу Горностай, за успехи был удостоен большой награды – настоящей боевой стрелы со стальным наконечником. Это была очень высокая награда. Как правило, Молодые Волки удостаивались её лишь на пятом круге, и, как исключение, на четвёртом. Однако здесь наставники сочли уместным такое поощрение. Все, как и Орин, были восхищены почётной наградой, и, конечно же, решили дружно присутствовать при её испытании. На месте где они обычно тренировались в стрельбе из лука, Горностай выбрал самую дальнюю мишень. Однако выстрелить ему не пришлось. Из кустов вдруг выпрыгнул очень крупный матёрый волк и бросился на мальчишек. Внезапное появление хищника вызвало панику среди подростков, и они бросились врассыпную. Не стал исключением и Горностай, выронивший лук и драгоценную стрелу и тоже бросившийся, куда глаза глядят. Волк, почему-то, кинулся именно за ним, и быстро бы настиг. Но его заставил изменить намерения Орин, единственный не ударившийся в бегство, а напротив кинувшийся к брошенным луку и стреле. Орин хорошо понимал, что бегает медленнее всех, и спастись бегством шансы у него небольшие. Может быть, именно поэтому он и не поддался панике, а сразу решил использовать самый верный шанс спастись. Стальной закалённый наконечник стрелы, даже выпущенной из ещё не очень тугого мальчишеского лука давал возможность убить зверя. В три прыжка он преодолел расстояние до брошенного оружия, схватил его, и наложил стрелу на тетиву. В это же мгновение, волк, заметив его действия, оставил Горностая и бросился к нему. Но было уже поздно, хищник упустил момент. С такого маленького расстояния в волка не промахнулся бы даже мальчишка первого круга обучения. И стрела мощно ударила хищника в горло. Орин непроизвольно вспомнил похожий эпизод с оленем-вожаком. Волк захрипел, сделал ещё несколько неуклюжих прыжков, и забился в конвульсиях у его ног. Это была очень серьёзная победа, достойная опытного охотника. Волк был очень крупным. Пристыженные позорным бегством мальчишки собрались скоро. Синий Стриж вновь, как и два года назад, в случае с вожаком-оленем принёс ритуальные извинения лесному брату, затем их по его приглашению повторил и Орин. Дальше с огромного, существенно превосходящего собратьев по размеру волка сняли шкуру, и под торжественные крики вручили Орину. Убийство крупного волка-одиночки считалось большим событием и сопровождалось особым ритуалом. Орин снял с себя одежду и набросил на голое тело ещё окровавленную шкуру волка, и в таком виде, сопровождаемый торжественными криками сверстников пошёл к лагерю. Мальчишки уже в пути запели ритуальную песню Лесного Кровного Брата и начали ритуальный танец. По традиции Молодые Волки чтили лесных волков, как старших братьев. Когда они вошли в лагерь их уже встречали наставники, издали услышавшие ритуальную песнь, с бубнами и барабанами. Танец Лесного Кровного Брата продолжался до позднего вечера и закончился при свете костров, в нём приняла участие вся Школа. В самом конце действа Орин снял с плеч всё ещё окровавленную шкуру и с поклоном протянул Мудрому Бобру. Старший Наставник, с поклоном, принял шкуру и поднял правую руку. Торжественный рёв собравшихся ответил на ритуальный жест. - Отныне Большой Лесной Кровный Брат становится покровителем нашей Школы, и его священная шкура будет висеть в Святилище Молодых Волков до тех пор, пока другой наш ученик не повторит подвиг Молодого Волка Орина, – громко выкрикнул старик ритуальную фразу. И выхватив из-за пояса стальной нож, отсалютовал им Орину. Нож багрово вспыхнул в свете костров. - Отныне Большой Лесной Кровный Брат становится покровителем нашей Школы, и его священная шкура будет висеть в Святилище Молодых Волков до тех пор, пока другой наш ученик не повторит подвиг Молодого Волка Орина – дружно выкрикнули остальные. И тоже выхватили из-за поясов костяные и кремневые ножи, у Молодых Волков в отличие от взрослых мужчин, не было стальных ножей, и так же дружно отсалютовали Орину. На следующее утро Мудрый Бобр вновь уехал в род, и его не было больше трёх недель. Вернулся он вновь не один, но теперь его сопровождали не вождь и главный вед рода. С Мудрым Бобром приехал верховный вед племени. Ещё более старого и более уважаемого веда звали Кровь Орла, так же назывался и род, в котором жили верховный вождь и верховный вед племени.

Эуг Белл: Только сокращайте избыточное. А то, случаем, уберете важное.

Андрей Козлович: Глава III Кровь Орла Жги дома и нивы хлеба, Жги людей, холмы, леса! Чтоб огонь, упавший с неба, Взвился снова в небеса! М. Волошин (1914) 1. Несколько дней не происходило ничего необычного, кроме одного, Кровь Орла никуда не уезжал. Вскоре распространился слух, его видели собирающим мухоморы. Слух взбудоражил всех Молодых Волков. Об амрите, напитке из мухоморов ходили самые удивительные и самые жуткие легенды, и все знали, только очень немногие веды, и только в исключительных обстоятельствах имеют право её пить. Для Крови Орла поставили шатёр недалеко от лагеря, и скоро он престал из него выходить. Вновь распространился слух, он готовит амриту, а затем будет её принимать. Весь лагерь охватило напряжённое ожидание, его перестали скрывать даже наставники, ходившие с мрачными опущенными лицами. Приехал Чёрный Лебедь и уединялся с Кровью Орла в шатре. Теперь никто не сомневался, верховный вед принял амриту. По обычаю, её можно принимать только в присутствии другого опытного веда. Неделю оба веда не показывались, потом Чёрный Лебедь вышел из шатра, и никому не говоря не слова, уехал. Но все заметили, он сильно взволнован, и не может скрыть волнение. Вокруг Орина образовалась пустота. К нему не подходили даже немногочисленные друзья. Все понимали, решается его судьба, и как бы она не решилась, она будет сильно отличаться от судьбы сверстников. Впрочем, не подходили и наставники, даже Мудрый Бобр. Орин не привык к уважению в глазах сверстников, но привык к нему в глазах наставников, теперь он с изумлением читал в глазах наставников не только уважение, но и страх. Такие же точно уважение и страх появились в глазах сверстников. Понять это было можно, никогда ещё из-за мальчишки вед не принимал амриты. Так прошла ещё неделя. И вот вечером к его шатру подошёл лично Мудрый Бобр, попросил разрешения войти, и сообщил, его ожидает верховный вед. С огромным трудом, преодолевая невероятное волнение и страх, Орин вошёл к Крови Орла, и сдавленно произнёс приветствие. Вед пристально посмотрел на него. Он был в кожаной одежде расшитой окрашенной цветной кожей, речным жемчугом и кристаллами ценных камней. Бахрома стекала по рукавам и брюкам. Голову венчал тонкой работы пышный султан из орлиных перьев. Центральные стержни самых крупных перьев, венчавших лоб, окрашены в багрово-красный цвет, символизировавший орлиную кровь. Грудь украшало ожерелье из тонко огранённых алмазов, тайное месторождение которых было на территории племени, драгоценные камни, каждый, разлагали свет на спектр, играя бесчисленным количеством переливов, манящим смотреть на них и смотреть, казавшись застывшими бликами небесного огня. Алмазы сочетались с когтями медведя, волчьими клыками и когтями орла. Чеканный золотой орёл заканчивал дизайн украшения. Орёл вычеканен в момент атаки, неотвратимо падающим на жертву с неба, с почти сложенными крыльями, хищно вытянутой шеей, венчающейся головой с острым клювом, и горящими кровавым цветом рубиновыми глазами. Кровавый огонь глаз особо притягивал взгляд. - Приветствую тебя Молодой Волк Орин, – чуть хрипло сказал великий вед, и взглянул в глаза. Взгляд, казалось, ударил, и заставил Орина пошатнуться. С огромным трудом преодолев странное чувство, он взглянул веду в глаза в ответ. Во взгляде того мелькнуло лёгкое удивление, и взгляд стал намного пристальнее. Орин почувствовал, взгляд давит, и заставляет подчиниться себе. Он понял, что вступил с великим ведом в борьбу. В полнейшей тишине несколько мгновений длился этот странный поединок. Вед удивлённо покачал головой. - Ты очень силён Орин, – тихо сказал он, – но ты сам не знаешь своей силы, и не умеешь ею пользоваться. Твои наставники не ошиблись, ты можешь стать, великим ведом. Орина вдруг охватил ужас от того, что он должен сказать, но он знал, что скажет это. - Я не хочу быть ведом! – твёрдо сказал он. – Я хочу быть воином! - Я знаю, – спокойно сказал Кровь Орла. – Ты можешь объяснить, почему ты так хочешь выбрать судьбу кшатрия. - Нет. – Кратко ответил Орин. Кровь Орла кивнул, и вдруг бросил в чуть тлеющий очаг какой-то порошок. Орина на мгновение ослепила яркая зелёная вспышка. Когда блики перед глазами рассеялись, он увидел, что очаг горит ярким и ровным зелёным пламенем, а так же почувствовал незнакомый, но очень приятный запах. Аромат хотелось вдыхать и вдыхать, он наполнял лёгкие, вместе с ним приходило чувство умиротворения и покоя. Страх и волнение уходили, равно, как и уходило желание противостоять непонятному давлению веда. Наоборот, пришло чувство того, что нужно полностью расслабиться. Казалось, некий голос шептал на ухо: «Здесь нет твоих врагов. Расслабься, расслабься, доверься, великому веду. Он хочет тебе только добра. Только добра». Взгляд веда вновь вонзился в глаза. Но теперь Орин не ответил на вызов, а покорно отдался во власть пронизывающего взгляда. Всё вокруг, казалось, затянула лёгкая дымка. Взгляд проникал всё глубже. Орин мягко присел на покрытый оленьими шкурами пол, и застыл, не зная, спит он, или бодрствует. - Чего ты хочешь, убивать или сражаться? – глухо долетел до него голос веда. - Сражаться, – ответил он. - Разве когда ты убиваешь зверя на охоте, или пронзаешь острогой крупную рыбу ты не испытываешь радость и удовлетворение? – вновь спросил вед. - Испытываю. - А разве не испытываешь наслаждение? - Испытываю? - Так разве ты не испытаешь похожее, только ещё более сильное чувство если убьёшь врага в бою? - Наверное, испытаю. - И тебя не манит это чувство? Тебе не хочется отдаться его сладости? - Не знаю. - Подумай. Воцарило долгое молчание. - Не знаю, – вновь ответил Орин. - Ты способен наслаждаться боем с врагами? Способен полностью отдаться его очарованию? Способен жить боем, и жить ради боя? - Да. - Ты любишь бой. - Да. - Ты сильно любишь бой? - Да. - Ты так сильно любишь бой, что для тебя не важно за правое он дело или нет, лишь бы наслаждаться боем, убивать врагов, видеть, как они падают убитые твоей рукой к ногам, чувствовать себя победителем? - Нет. - Ты предпочитаешь бой за правое дело. - Да. - Тебе способно доставить наслаждение убийство безоружного? - Если он лютый и подлый враг, да? - Убийство беззащитной женщины? - Нет. - Убийство беззащитного ребёнка? - Нет. - А если женщины и дети с оружием в руках будут сражаться против тебя, то ты предпочёл бы такому бою бой с опытными и умелыми врагами, которые куда опаснее? - Да. - Ты любишь бой с равными? - Да. - А если врагов больше, и они сильнее, ты любишь неравный бой? - Да. - А любишь ли ты бой с гораздо более слабым противником? - Нет. Такой бой не интересен. - А если врагов намного больше, но твоё оружие и оружие твоих воинов намного сильнее, как тебе такой бой? - Очень интересен. Хорошее оружие всегда интересно испытать, и интереснее всего его испытать именно в бою, который при других условиях был бы неравным. - Что ж, Орин, – сказал Кровь Орла, – ты забыл наш разговор, и очнулся. Орин пришёл в себя и с удивлением огляделся вокруг. Вед ещё долго и пристально его рассматривал. - Завтра Орин мы вместе едем в род. Я хочу поговорить с твоей матерью. Царь Орин вновь очнулся и с изумлением ещё раз прокрутил в сознании удивительный разговор, о котором он до данной минуты совершенно не помнил. Теперь ему стало яснее, почему Повелительница Звёзд вернула его в такое далёкое прошлое.

Андрей Козлович: 2. Мать с волнением встретила Орина и великого веда. Присев по обычаю возле стола вед жестом приказал матери сесть напротив. Мать, не ожидавшая их визита, стала говорить, что ей следует приготовить что-либо достойное такого гостя, но вед резко сказал: - Ничего не надо! Мать сникала и покорно села напротив него. Кровь Орла долго и пристально её рассматривал. - В Асгарде ты занимала высокое положение и была бессмертной богиней?! – внезапно, резко спросил он. Мать с удивлением и страхом взглянула на него, за восемь лет жизни в роду Чёрного Лебедя она никому не рассказывала о своём положении в Асграде, и утвердительно кивнула. - Но ты не умеешь входить в зыбь? – вновь спросил вед. Мать вздрогнула, она прекрасно поняла, о чём говорит высокий гость. Об умении некоторых асов входить в нуль-пространство она тоже никогда не рассказывала здесь, и думала, что о нём в племени Людей Великого Озера никто не знает. - Нет! – хрипло и вдруг с неожиданным вызовом ответила она и подняла глаза. – Если бы я умела туда входить мы бы отбили нападение охотников за рабами, и я с сыном не оказалась бы здесь! Вед одобрительно взглянул на неё. - Это хорошо. Ты не забыла, что была бессмертной богиней, – намного мягче сказал он, – ты сильная, а среди асов, как и аридов, таких остаётся всё меньше. Ты не знаешь, как много асов сохранило умение входить в зыбь? – прозвучал очередной вопрос. - Знаю только, что очень немного, – тихо ответила мать, – и их остаётся всё меньше, раз в несколько лет один из них обязательно входит в храм эвтаназии. - Как в давние времена и сказали «Токра», – задумчиво произнёс Кровь Орла, – вы будете становиться всё слабее, пока однажды не забудете совсем, великое знание предков, дающее вам могущество. Изумление в глазах матери достигло высшего предела. Информация о «Токра» была строго засекречена и у асов и у аридов, и за её раскрытие наказывали более чем жестоко. Считалось, что память о них утрачена, и только избранные из избранных у асов и аридов её хранят. Между тем вед спокойно продолжал что-то обдумывать. - Ты знаешь, кто такие берсеркеры? – вновь задал он неожиданный вопрос. - Я что-то слышала, – задумчиво сказала мать, – люди-медведи, или люди способные превращаться в медведей. Я всегда считала, что это сказки. - Нет, это не сказки, – так же задумчиво сказал Кровь Орла. – Далеко не сказки. Вы в Асгарде знаете, душа человека имеет множество воплощений в прошлом, будущем и настоящем? - Да, – тихо ответила мать. - Человеческая душа не всегда воплощается в человека, она может воплощаться и в медведя. Тот, у кого душа воплощена в медведя в настоящем, может стать берсеркером, если найдёт своего брата-медведя, брата по душе, и убьёт в честном бою. В этом случае души братьев сольются в одну в теле человека, и человек обретёт не только свою силу и мудрость, но и силу, и мудрость медведя. И тогда он станет великим воином, великим и непобедимым. Ты знаешь, почему медведя запрещено называть его настоящим именем – бер, и мы наказываем детей, если они так его называют. - Да, я слышала об этом: «Не называй медведя настоящим именем, или он тебя заберёт», часто говорят матери детям, но я всегда считала это суеверием. Меня даже немного смешило, что, заставляя детей называть бера мёдом ведающим, вы по-прежнему называете его дом берлогой. Наверное, это и смущает детей. - Бер может забрать душу брата, если узнает о ней, поэтому брат и не должен его звать. Вед немного помолчал. - Тайные предания хранят память о таких случаях, – продолжил он, – человек же, лишённый души, в лучшем случае становится безумным, в худшем упырём. Поэтому таких людей мы много веков приносим в жертву, впрочем, вы асы тоже знаете, что упырям, то есть, тем, кто потерял душу нельзя жить. Вернее, это знают все, но редко понимают правильно. Медведь-упырь не менее опасен, чем упырь бывший человеком, поэтому Большого Лесного Брата и нужно убить, чтобы стать берсеркером. Упыри самое страшное, что есть в мире, вернее, во всех мирах. В лице матери появился настоящий ужас, Орин почти физически почувствовал его. - Зачем ты мне всё это рассказываешь, великий вед? – хрипло спросила она. - А ты ещё не поняла? – очень мягко сказал Кровь Орла. – Мне кажется, твой сын берсеркер. Мать стала абсолютно белой, белее мела. - Почему ты так считаешь? – с огромным трудом выдавила она. - Долго объяснять, – ещё мягче сказал Кровь Орла. – Давно уже погиб последний берсеркер в нашем племени. Прошли века. А сразу узнать берсеркера, может только берсеркер. Поэтому, я могу только догадываться. Но мою догадку нужно проверить. Если твой сын действительно берсеркер, то наше племя может спать спокойно. Мы давно раздражаем соседнее государство – Эргард, и они хотели бы нас или завоевать, или уничтожить. Они готовятся к этому. Но берсеркер, найдёт и других берсеркеров среди людей племени, и создаст непобедимую дружину, дружину, с которой Людям Великого Озера будет никто не страшен. «Дружину Орина», так назовут её потомки. Вед ещё немного помолчал. - Но так уж повелось, – тихо продолжил он, – берсеркер, не может стать берсеркером без благословения матери, поэтому нам с Орином нужно твоё благословение Тэрин. – Он впервые назвал мать по имени. - «Дружину Орина», – тихо повторила мать. – Будущее многовариантно, великий вед, ты уверен, что видел именно то будущее, которое свершится?! - В этом не может быть уверен никто, богиня Тэрин, и ты это знаешь. Я понимаю твой страх за сына. Тот, кто умеет видеть будущее, действительно видит его разным. Я видел и такое будущее, которое свершится через семь лет – горящий посёлок рода Чёрного Лебедя, грабящие его воины Эргарда, тело твоего сына, пронзённое стрелой, и тебя уводимую в рабство. А что тебя ждёт до того, как они уведут тебя в рабство?! А в рабстве?! Думаю, ты это тоже знаешь. Прости, за жестокие слова, но для того чтобы сделать правильный выбор, ты должна знать всё. Глаза матери вспыхнули. - В Асгарде за намного меньшее ты заслужил бы страшную смерть! – тихо произнесла она. - Я знаю, и ещё раз прошу тебя, меня простить. Я не оскорбляю, а только говорю правду. Так сложилось, что тебе, и только тебе Повелительница Звёзд доверила решить судьбу сына. Мне ли объяснять, что во всех будущих жизнях, ты никогда не простишь себе неправильного выбора. - Мы в Асгарде поклоняемся Творцу, а не Демону Ночи, – всё ещё резко сказала мать, но было видно, пламя в её глазах затухает, и на смену ему приходит боль. Вед промолчал, но продолжал с ожиданием смотреть на мать Орина. В её глазах вновь, как тогда, десять лет назад, появились слёзы и медленно потекли по щекам. Она мучительно посмотрела на сына. - Мама, это мой путь, – мгновенно понял её взгляд Орин, – великий вед только сейчас, при тебе позволил мне узнать об этой дороге, но я чувствую, что выбрал её уже давно. К его удивлению глаза матери вдруг вспыхнули озарением, затем в них появилось понимание. - Что ж сынок, пусть твоё желание исполнится, – мама подняла левую руку с растопыренными пальцами, давая благословение. Через три дня Орин и Кровь Орла оставили род. О возможном новом пути Орина, кроме матери, знали только Чёрный Лебедь и вождь рода. Почти сутки Чёрный Лебедь проводил камлание, смысла которого не знал никто, включая Орина. Весь день и почти всю ночь он без остановки бил в бубен, выдавая удивительный, завораживающий ритм, не прекращая ритуальной пляски, и закончил только несколько часов назад. По традиции все в посёлке вышли проводить Молодого Волка, которого забирал для обучения тайному знанию верховный вед племени. Не смог прийти только Чёрный Лебедь, настолько вымотанный, что верховная веда, погрузила его в гипнотический сон. Вождь рода Стремительный Огонь подошёл к нему и положил правую руку на плечо. Наступила тишина. Вождь протянул ему прощальный подарок рода, нож в чеканных золотых ножнах украшенных рубинами и красными бриллиантами. Орин взял подарок и вынул нож из ножен. Стальное лезвие было длинным, тяжёлым и великолепно сбалансированным, он понял, нож можно использовать не только в рукопашной, но и метать. Самое же главное клинок был покрыт тончайшими почти неразличимыми узорами, напоминающими иней на зимнем стекле. Секрет изготовления такой стали считался утраченным, и не было в мире клинков лучше, чем тот который он держал в руках. Не менее впечатляла и рукоять. Выполненная из резного ослепительно белого моржового клыка она была украшена чеканными серебряными накладками, идущими по всей её протяжённости, их было две. Накладки обрамляла кайма из ослепительно синих мелких бриллиантов. Клинок, отточенный только с одной стороны, хищно изогнут, поэтому рукоять тоже чуть изогнута. На месте соединения неотточенной стороны клинка с рукоятью в неё вделан тончайше огранённый ромб из такого же интенсивно синего, но очень крупного бриллианта, глубина бликов в нём поражала. Такая глубина почти отсутствовала в природе, но в племени умели её получать, обрабатывая бриллиант амритой, она была не только напитком бессмертия, но и использовалась для многого другого. Орин знал, самые драгоценный бриллианты – камни ведов, бесцветные, при тонкой огранке они разлагали свет на спектр и сияли всеми цветами радуги, однако красные бриллианты интенсивной насыщенности ценились ещё дороже. Дороже всего же ценились очень редкие синие бриллианты, превосходящие по прозрачности и насыщенности синеву сапфира. Именно такой бриллиант венчал нож в его руках. В рабовладельческих государствах за подобный нож отдали бы несколько тысяч рабов. Орин чуть повернул его, серебреные накладки ярко вспыхнули и засияли всеми цветами радуги. Он понял, они не из обычного серебра, а из орихалка. Удушливая волна страха прошла по телу. Такой нож мог носить только великий кшатрий, для обычного человека он означал верную и скорую смерть. Пришло пронзительное острое осознание, насколько племени ставшему для него родным нужен берсеркер, и какие надежды на него возлагают. С огромным трудом, преодолев овладевший всем его существом страх, он поднял глаза на вождя рода. Стремительный Огонь ободряюще кивнул и тихо сказал: - Это не просто нож, но и великий талисман, им владел последний берсеркер племени, он был из нашего рода. С тех пор прошло пятьсот лет, но мы свято хранили талисман. И все главные веды рода, все эти века вкладывали в него частицу своей силы. Сегодня её вложил и наш Чёрный Лебедь. Затем он поднял правую руку и громко добавил: - Молодой Волк Орин, мы много думали, какого имени ты достоин, и обратились за помощью не только к ведам-мужчинам, но и к ведам-женщинам. Они долго смотрели в неведомое, но только вчера духи предков, тайные помощники и Повелительница Звёзд открыли Чёрному Лебедю твоё имя, я нарекаю тебя – Бесстрашный! Орин вздрогнул. А затем по традиции поднял руку с драгоценным клинком и отсалютовал им людям рода Чёрного Лебедя.

Алексей Ильинов: Андрей, читаю сейчас с большим интересом Вашу «Кровь Орла». Произведение очень необычное как по тематике, так и по более чем оригинальному сюжету. Разумеется, с превеликим нетерпением буду ждать продолжения. Читая Ваш текст, невольно возникли кое-какие, очень узнаваемые, «параллели»... Откуда Вы позаимствовали идею Асгарда и «Токра»? В известном американском сериале «Звёздные Врата» была могущественная «добрая» гуманоидная раса Азгардов (именно их люди почитали как богов-асов) и не менее могущественные повстанцы-Токра, которые некогда восстали против «ложных богов» гоа'улдов (подробно смотри здесь - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B2%D1%91%D0%B7%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B0_SG-1). В течение первых восьми сезонов миссии SG-команд заключались в том, чтобы изучать галактику и искать инопланетные технологии и союзников для защиты Земли от гоа'улдов — чужеродной расы, выглядевший как змеи и использовавших людей в качестве носителя. Как поясняется в одной из серий, гоа'улды перевезли людей, которых они также использовали как рабов, с Земли на другие планеты тысячи лет назад. Сами гоа'улды считали себя богами и имели имена различных богов древней мифологии, в частности египетской. В конечном итоге члены команды SG-1 узнали, что Звёздные врата построила и распространила по многочисленным мирам раса древних за миллионы лет до того, как они, используя свои необычные способности, смогли вознестись и перейти на более высокий уровень бытия. Как я понимаю, Вы почерпнули кое-что из этого сериала (что, кстати, не так уж и плохо, особенно в свете того, что эти идеи могут очень даже «послужить» нам)? Ещё, что очень понравилось, это некоторая, весьма утончённая и литературно хорошо поданная, связь с чудесной «Планетой изгнания» Урсулы ле Гуин - особенно в главах, где описывается доисторическое прошлое Земли. Творческого Вам вдохновения, Андрей! Ждём продолжения Вашего нового романа! А это небольшая цитата про гуманоидную цивилизацию Азгардов... Асгард — одна из самых развитых инопланетных цивилизаций в научно-фантастическом телесериале «Звёздные врата». Асгарды благосклонно относятся к землянам и иногда делятся с командой Звёздных врат своими совершенными технологиями. Физиологически, представители данной расы являются типичными «серыми» гуманоидами, хорошо знакомыми по научной фантастике. В сериале считается, что германо-скандинавская мифология основана на персоналиях Асгарда (Тор, Фрейр, Локи). Подробно смотри здесь - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%B7%D0%B3%D0%B0%D1%80%D0%B4%D1%8B А это о Ток'Ра... Ток’ра — раса мятежных Гоа’улдов, которые восстали против Лордов Системы, организовав «Сопротивление».Название Ток’ра с языка Гоа’улдов переводится как «против Ра» Ток’ра — фактически и физиологически являются теми же самыми Гоа’улдами, при этом часто и сердито утверждая, что «Мы не Гоа’улды!». Ток’ра не захватывают тело носителя принудительно. Слияние происходит добровольно — сознание человека и Ток’ра использует тело носителя паритетно, как правило, носитель бывает тяжело больным. У Ток’ра и Гоа’улдов разные обычаи. Кроме того Ток’ра происходят только от единственной королевы — Эгерии (но так как она мертва, Ток’ра — вымирающая раса). В Союзе с Тау'ри и Джаффа Ток’ра являются прежде всего учеными и шпионами среди Гоа’улдов, предоставляя Союзу ценные сведения и техническую помощь. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%BE%D0%BA%E2%80%99%D1%80%D0%B0 Ещё вдогонку полезная релевантная ссылочка... По теме Космической Войны - "Список космических кораблей в Звёздных вратах" - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D0%B8_(%D0%97%D0%B2%D1%91%D0%B7%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B0) Небольшая (и последняя) цитата... Прошу уважаемых админов и модераторов меня простить за некоторый "офф-топ"... Крейсер класса Белискнер — самый распространённый корабль Азгардов. Вооружение — импульсные энергетические пушки. Как и другие их корабли, Белискнер может пересекать значительные расстояния быстрее многих других кораблей. Обычное путешествие между их родной галактикой и Млечным Путём занимает всего несколько минут. Также, Белискнер может висеть сколько угодно на орбите Земли без риска быть засечённым людьми. Главный способ перемещения на корабль и с него — телепортер. Четыре нейтрино-ионных генератора производят достаточно энергии для всех этих систем. Один корабль класса «Белискнер» может уничтожить несколько стандартных Ха'таков, хотя гоа'улд Анубис смог улучшить энергетические щиты на своих кораблях чтобы противостоять оружиям Азгардов. Главнокомандующий Тор был командиром самого первого корабля этого класса до того как корабль был уничтожен в атмосфере Земли.

Андрей Козлович: Из "Звёздных врат" я действительно кое-что заимствовал, так как почувствовал схожие мотивы, но немного, я их почти не смотрел. Сейчас иногда кое-что смотрю в Интернете, но редко, поскольку "сериал без начала и конца". Главное заимствование у меня, в этом романе, у Толкиена вот почему я и решил его тщательно проработать, и приостановил работу над романом.

Алексей Ильинов: И, тем не менее, очень интересное и уникальное получается, однако, "сочетание" - "Звёздные Врата" + Джон Рональд Руэл Толкиен + Урсула ле Гуин (это на мой взгляд!) + Иван Антонович Ефремов! Ей Богу, удивлён и поражён! В общем - ЕСТЬ по каким направлениям развивать Вселенную Ефремова! Идти к Красоте и Аристону, искать меж звёзд Великое Кольцо Разума и сражаться, где бы то ни было, с химерами и демонами Инферно! КОРАБЛЮ - ВЗЛЁТ! ЗА ЗВЁЗДНЫЙ ГОНДОР!

Эуг Белл: Вроде ариды - это аналог ЦВБ, а арктиды - протоиндоевропейцы... Тогда, если смотреть на вещи в плане их исторических прототипов, арктиды вовсе не были носителями высокой цивилизации, хотя и привили (вероятно, насильственно) свой язык почти всем покоренным народам. От синтеза их культуры с аборигенами рождались то высокие, то низкие, то своеобразные цивилизации... СПЛ обладали только ариды, имхо... За тысячи лет набегов и захватов там чего только не было, наверно... Контакт с инопланетянами, если и был, то, скорее всего, в Междуречье много тысяч лет назад (м.б., и 9-10?). Так возник Чатал-Гуюк... Такая реконструкция - только моя, разумеется...

Андрей Козлович: Я здесь, во всяком случае пока, склонен провести аналогию со скандинавской мифологией. Ариды это ваны, а асы, асы и есть, столица аридов у меня Арнор, как у Толкиена, столица асов Асгард, у Толкиена это, видимо, Ангмар. Ваны поклоняются Повелительнице звёзд, то есть ВБ, асы Творцу. Но при этом обе цивилизации - это псевдоцивилизации, фашизм. Разница с Толкиеном, у него и Арнор и Агмар королевства людей, которые владеют тайным знанием но не бессмертны. Есть правда мнения, что у Толкиена ваны - это валар, майя и эльфы Валинора, а асы Мелкор и майя Мордора, может быть это и ближе к истине, но Арнор слишком смахивает на Арку (столицу Арктиды), а Ангмар, на Асгард. В скандинавской мифологии длительная война асов и ванов заканчивается миром, и великая красавица Фрейя, богиня любви и красоты, из ванов, переезжает жить в Асгард, как гарант мира между двумя народами богов. То, что Орин - это Один, думаю, очевидно. Фрейя, в данном случае, Файр. Но события, конечно, мягко говоря, будут развиваться не так как у Толкиена, и не так как в скандинавской мифологии.

Эуг Белл: Андрей! У меня совет - переделать этот текст в ДИАЛОГ. Ну, например, у ИАЕ почти все "сведения" и гипотезы (то есть все, что не есть повествование) представлены именно в диалогах. Так смотрится симпатичнее и естественнее.

Эуг Белл: Андрей! У меня совет - переделать этот текст в ДИАЛОГ. Ну, например, у ИАЕ почти все "сведения" и гипотезы (то есть все, что не есть повествование) представлены именно в диалогах. Так смотрится симпатичнее и естественнее.

Андрей Козлович: Не совсем уловил, какой текст? Первые главы романа? Тогда диалог кого и с кем? Последний пост, вроде, глупо светить в романе, даже в виде диалога, читатель должен "допетрить" сам.

Алексей Ильинов: Что касается темы Асов и Ванов. Андрей, выкладываю специально для Вас небольшой текст Максима Борозенца, европейского традиционалиста, профессионального филолога, поэта и культуролога, возглавляющего организацию «NORDSOLEN: Солнце Севера» (базируется в Дании, где Максим проживает), с которой я контактирую и корреспондентом которой я являюсь. Кстати, в скором времени в Сети появится грандиозный проект «Первый Интертрадиционал» - большой и очень серьёзный форум традиционалистов, где будут обсуждаться древности Индоевропы и Евразии. Так что, надеюсь, что и братья-ефремовцы присоединятся к нему. Будем дружить и общаться! Два полюса - Запад и Восток, в нашем случае - Европа и Россия. Как филолог я подозреваю, что разнообразие языков в Европе - яркий пример этнической комплементарности. Еще до прихода степных индоевропейцев (асов) в Европу там существовала полноценная лесная цивилизация (ваны). Если арийцам удалось без труда ассимилировать народы слева от Урала, о чем свидетельствуют сами языки славянских и балтийских групп, которые ближе других к изначальному арийскому языку, то с продвижением на Запад это давалось им сложнее и сложнее. Арийские империалисты вынуждены были смешиваться с европейскими автохтонами (иберами), порождая этнические гибриды (такие как германцы). То ли иберы были воинами не хилее арийцев, то ли последние по мере своего продвижения на Запад подистощили свой пассионарный заряд, то ли и то, и другое. + ещё интересные ссылки, имеющие отношение к Гиперборее - http://arthania.ru/node/590 + http://slavs.org.ua/vsevolod-ivanov. ВСЕМ СМОТРЕТЬ!



полная версия страницы