Форум » ПОДВИГИ ГЕРКУЛЕСА » Старая советская фантастика » Ответить

Старая советская фантастика

Трак Тор: Кроме ИАЕ, конечно. И отдельно упомянутых, если такие темы уже есть

Ответов - 8

СтранникД: Трак Тор пишет: Секрет, наверное, в том, что Мартынова было завались в библиотеках, а в его повести кроме чернокожих космонавтов с Сириуса был еще и капиталистический шпион :) Интересно, что я в своем детстве (хотя и прочитал наверное все фантастические книги из нашей поселковой библиотеки) никогда не встречал имени данного автора и его романов (правда, мое детство проходило значительно позже выхода в свет этих романов). А вот Ефремов "задел за живое" почти сразу... Уэлса знаю, Казанцева знаю и еще много кого... Мартынова не знаю.

Ксения: А в библиотеке моего детства был только его "Сто одиннадцатый" :)

Алексей Л.: У Мартынова помню только один эпизод: земляне увидели по ТВФ совершенно голую черную женщину и страшно смутились (это космонавты-то!). Туземцы непонятно каким образом догадались и приняли меры (какие, неизвестно), чтобы такое не повторилось. Как бы на это отреагировали реальные сегодняшние космонавты? Ведь на МКС нет не только отдельных кают, но даже отдельного туалэта.

Трак Тор: В СССР первые организованные группы любителей фантастики появились в 1960-х годах на волне хрущёвской «оттепели» и первого расцвета отечественной фантастики. Возможно, первым произведение отечественной фантастики, которое породило создание фан-клубов в СССР, стала дилогия Георгия Мартынова «Каллисто» (1959) и «Каллистяне» (1960). После выхода этих романов при детских библиотеках десятками стали формировались общества их поклонников, которые писали фанфики, создавали музеи Каллисто, составляли энциклопедию Каллисто, и так далее. Вики Вот уж неисповедимы пути господни - кто Ефремов, а кто Мартынов - а дети фанатели от него в 1959г., уже после выхода в свет ТуА. Секрет, наверное, в том, что Мартынова было завались в библиотеках, а в его повести кроме чернокожих космонавтов с Сириуса был еще и капиталистический шпион :) ЗЫ. В Вики, видимо, ошибка с датой: вот текст Каллисто 1957 года

arjan: Роман Александра Беляева «Человек-амфибия» появился в 1928 году. Одноименный фильм - тридцать четыре года спустя. Книга написана в год официального рождения звукового кино. Фильм снимался в ту пору, когда съемочная техника уже освоила морские глубины. Беляев сочинил печальную утопию, в которой мотивы открытия новых жизненных пространств рифмовались с животрепещущей темой синтетического человека. Падкие до наживы обыватели тянули сальные щупальца к открытию доктора Сальватора, лютовали спецслужбы, прогрессивный журналист Ольсен бился о стену молчания как рыба об лед, а полурыба-получеловек, волшебный мутант Ихтиандр воплощал границы дерзания, которые оказались куда шире границ общественной терпимости. Морской дьявол загибался в мире желтого дьявола, пытливый разум пасовал перед капиталом, а науки - перед людской низостью. Из недавней рецензии на фильм "Человек-амфибия" 1961 г. Для начала разговора - полная версия (27 минут) программы об истории самого яркого советского фильма 60-ых:

СтранникД: СтранникД пишет: Мартынова не знаю. Возможно, первым произведение отечественной фантастики, которое породило создание фан-клубов в СССР, стала дилогия Георгия Мартынова «Каллисто» (1959) и «Каллистяне» (1960). Трак Тор пишет: кто Ефремов, а кто Мартынов - а дети фанатели от него в 1959г. Оказывается, есть и более масштабное (если так можно выразиться) произведение у Мартынова - "Гость из бездны", которое писалось им даже раньше, чем Ефремов начал свою "Туманность" Мартынов начал писать «Гость из бездны» — свой первый роман — в 1951 году. Биографы творчества писателя А. Балабуха и А. Бритиков писали, что, если бы роман вышел 1950-х годах, он встал бы в один ряд с утопией «Туманностью Андромеды» И. А. Ефремова. Однако Мартынов по неизвестным причинам отложил книгу и вернулся к ней лишь спустя 10 лет. Роман был опубликован в журнальном варианте (под заглавием «Встреча через века») в 1961 году, а в следующем году вышел отдельной книгой. В предисловии к роману Мартынов писал: Роман «Гость из бездны» был задуман и начат в 1951 году. Я тогда был убеждён, что описываемые в романе достижения науки и техники — дело очень отдалённого будущего, и поэтому перенёс действие на две тысячи лет вперёд. Жизнь доказала, что я был неправ. И теперь я так же искренне убеждён, что наука и техника значительно раньше достигнут гораздо большего, чем описал я. Но изменять время действия романа кажется мне нецелесообразным главным образом из-за «фаэтонской» линии сюжета. Пусть всё остаётся так. Читатель сам сумеет увидеть в описываемых событиях контуры не столь отдалённого будущего. Википедия Видимо, перерыв в написании был вызван как раз работой над «Каллисто» и «Каллистяне»... Наткнулся в инете на хвалебные отзывы. Читать пока не начал, но собираюсь. Интересно будет сопоставить с "Туманностью" и расставить наконец точки над Ё: кто Ефремов, а кто Мартынов?

СтранникД: СтранникД пишет: Интересно будет сопоставить с "Туманностью" и расставить наконец точки над Ё: кто Ефремов, а кто Мартынов? Помнится, после выхода в свет "Туманности", Ефремова упрекали в том, что в его будущем он не отразил роль коммунистической партии, советского народа в наступлении этого самого будущего, что нет у него на Земле ЭВК ни одного памятника Ленину. Вот у Мартынова в его "Госте из бездны" с этим всё в порядке Фотонная ракета осталась одна. Её старт должен был состояться без свидетелей. Ничто не смогло бы уцелеть, находясь расстоянии тысяч километров от места её подъёма. Именно потому и выбрали для ракетодрома столь удалённую планету. На ней ещё не было ни одной научной станции, ни одного поселения учёных. Таких мест немного осталось в Солнечной системе. Никто не видел величественной и потрясающей картины фотонного старта. Опалённые сверхмощной силой света мгновенно расплавились и превратились в газы замёрзшие в незапамятные времена элементы атмосферы Плутона. Клубящаяся масса закрыла площадку только что покинутую ракетой. Но лишь на несколько минут. Властная рука холода сразу навела порядок. Посыпались на почву твердевшие на лету хлопья «снега». И снова покой глубокого сна объял разбуженную человеком природу. Ленин! С его именем на устах и в сердце шли на штурм Космоса первые звездолётчики Земли. Его черты, запечатлённые в граните, бронзе и золоте, оставляли на всех планетах бесстрашные покорители Вселенной. Когда-то в городе, носящем имя Ленина, был спущен на воду первый в мире атомный ледокол. Долго ли думали его строители, как назвать корабль, какое имя для него выбрать? Одно имя могло быть у первенца атомного флота. И на борту космолёта, ринувшегося в безграничные просторы, навстречу другой жизни, другому разуму, на борту первого корабля, вступившего в поединок с ещё неведомыми силами Большого Космоса, горело то же бессмертное имя: «Ленин». Вот какой размах! Не только на Земле памятники Ленину - на всех планетах Солнечной системы Ильич указывает рукой в глубины вселенной, показывая путь бесстрашным покорителям. Это вам не "Снежный обелиск" Алёши Ильина. Да, напиши Мартынов этот роман вовремя (без откладывания в долгий ящик), глядишь ефремовская "Туманность" так и осталась бы только на страницах "Пионерской правды".

Трак Тор: Языком советской фантастики Юлия Черняховская Научно-технический романтизм как форма политического сознания Источник: альманах «Развитие и экономика», №14, сентябрь 2015, стр. 122 «Кроме активно работавших представителей фантастики «ближнего прицела» (которая занималась популяризацией научно-технических достижений, концентрировалась на ближайшем будущем и отличалась довольно слабой проработкой собственно литературных образов и их внутреннего мира), то есть Александра Казанцева, Георгия Гуревича, Александра Шалимова, которые сумели приспособиться к новым требованиям, и уже давно специализировавшегося в фантастическом политическом памфлете Лазаря Лагина, а также «отца» новой научной фантастики Ивана Ефремова, на переломе 50–60-х дебютировала многочисленная плеяда новых авторов: Георгий Мартынов (1955), Генрих Альтов (1961), Илья Варшавский (1964), Евгений Войскунский и Исай Лукодьянов (1961), Север Гансовский (1963), Геннадий Гор (1961), Ариадна Громова (1962), Анатолий Днепров (1962), Михаил Емцов и Еремей Парнов (1964), Валентина Журавлева (1960), Ольга Ларионова (1965), Владимир Михайлов (1962), Игорь Росоховатский (1962), Владимир Савченко (1959), наконец – Аркадий и Борис Стругацкие (1958), ставшие лидерами этого движения. В эти же годы впервые в советской научной фантастике появились профессиональные литературоведы и критики, для которых она стала объектом постоянного и довольно длительного интереса: Кирилл Андреев, Евгений Брандис, Владимир Дмитриевский, Анатолий Бритиков, Юлий Кагарлицкий, Борис Ляпунов, Всеволод Ревич, Юрий Рюриков». Вобщем, политолог Черняховская мне не понравилась, но она собрала много интересной информации, достойные труды в этом смысле (её книгу про АБС читать не собираюсь). Про нт-романтизм в сов. нф она, однако, хорошо написала.



полная версия страницы