Форум » КУ-СТАНЦИЯ » СВХ:) Тема для общения с Алексеем Ильиновым; Мысли Алексея Л. и других » Ответить

СВХ:) Тема для общения с Алексеем Ильиновым; Мысли Алексея Л. и других

Трак Тор: СВХ (склад временного хранения) для не нашедших места сообщений. (был переименован админом в тему Мысли Алексея Л.) Тема для общения с Алексеем Ильиновым (создана Эуг Беллом) Также избранные щедевры вируса Оерна, Железного Человека Макса и других, вступавших с ними в дискуссию. Тема открытая, может расширяться

Ответов - 207, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Эуг Белл: Алексей Ильинов пишет: То, что нацболы стали поддерживать миротворчество и выступать против войны в Чечне — это факт их трагической, увы, «эволюции». От раннего лозунга «Сталин! Берия! Гулаг!» они по ряду печальных причин перешли к «Империя! Свобода! Социализм!», понимая под Империей, скорее, не государственную машину, но идею «большого континентального пространства» - например, как идею ЕвроАзиатской Федерации. Можешь подробнее?

Алексей Ильинов: Евгений, просто ранее, в ельцинские 1990-е годы, НБП Лимонова стояла на жёстких государственно-имперских позициях. К тому же до 1998-го года там был одним из главных идеологов мсье Дугин. Однако с приходом к власти Путина против них резко усилились репрессии — это и знаменитое « дело Лимонова» (это когда Лимонова с группой соратников арестовали на Алтае), и не менее знаменитое «дело декабристов» (когда лимоновцев, устроивших весьма эпатажную акцию в Приёмной Президента РФ, бросили в тюрьму и дали вполне конкретные сроки), и много что ещё. В своё время Лимонов написал известную книгу «Другая Россия» (тебе бы она, Евгений, явно не понравилась бы... очень уж это «специфическое» чтиво, написанное престарелым плэйбоем для зелёной романтической молодёжи... в общем — эдакий вампиризм получается), где изложил свой взгляд на общество, революцию и грядущее мироустройство. После скандального ухода мсье Дугина в 1998-м году НБП резко «полевела». Сегодняшняя их идеология к правому имперскому национал-большевизму имеет весьма отдалённое отношение. Скорее, они стали эдакими «национал-либертариями», в чьём мировоззрении сочетаются как разумно «правые», так и разумно «левые» элементы. Да и флаг лимоновской организации сейчас из красного превратился в чёрный. Класс!!! Только что на "Н..." нашёл... Цитата любезного АК. Хорошее совпадение: вернулся из Китежа, где сейчас заканчивается ролевая игра для ребятишек про пиратов, борющихся против тоталитарного режима киборгов. У бойцов Сопротивления боевой клич: "За свободу!" - при этом сжатая в кулак правая рука прижимается к сердцу, а затем выбрасывается вперёд и вправо. :) http://noogen.borda.ru/?1-9-0-00000007-000-0-0-1187043668 Кстати, приветствие нацболов почти что такое... Выброшенная вперёд рука с сжатым кулаком и возглас: "Да, смерть!" или "Россия - всё, остальное - ничто". И сегодняшний нацбольский чёрный флаг с издёвкой называют "пиратским"...

Алексей Ильинов: Эуг Белл пишет: Почему бы нет? Такая "заочная дискуссия" во всяком случае - безопасна: никто тебя не сотрет, не забанит и т.п. Евгений, сам я эту тему не отважусь создать... Создай лучше ты. Да и интересно будет подискутировать на сию весьма "своеобразную" тему... И услышать самые разносторонние мнения по сему поводу.

Эуг Белл: ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ, ЧТО САМ ЖЕ НАРУШАЮ ПРИНЯТОЕ РЕШЕНИЕ НЕ ПОМЕЩАТЬ ДЛИННЫХ ТЕКСТОВ, но это будет только в ЭТОЙ теме. В той же книге крайне интересный материал о предвоенных взаимоотношениях России и фашистской Германии, о начале их сближения. Казалось бы, ничто не должно было указывать на малейшую возможность сближения между СССР и немецкими нацистами, если даже попытки группы немецких коммунистов сотрудничать с гораздо более умеренными правыми националистами в 1918—1919гг. вызвали осуждение Коминтерна и Москвы с обвинениями в «национал-большевизме». Однако 20 июня 1923г. Радек на заседании расширенного пленума ИККИ выступил с сенсационной речью90, предложив немецким нацистам сотрудничество. Она была посвящена молодому немецкому националисту Лео Шлагетеру, только что расстрелянному французскими оккупационными властями в Рейнской области за террористические акты против оккупантов. «Мы не должны замалчивать судьбу этого мученика германского национализма, — заявил Радек, — имя его много говорит немецкому народу... Шлагетер, мужественный солдат контрреволюции, заслуживает того, чтобы, мы, солдаты революции, мужественно и честно оценили его... Если круги германских фашистов, которые захотят честно служить немецкому народу, не поймут смысла судьбы Шлагетера, то Шлагетер погиб даром...» Против кого хотят бороться германские националисты? — спрашивал Радек. — Против капитала Антанты или против русского народа? С кем они хотят объединиться? С русскими рабочими и крестьянами для совместного свержения ига антантовского капитала или с капиталом Антанты для порабощения немецкого и русского народов?.. Если патриотические (т.е. нацистские. — М. А) круги Германии не решаются сделать дело большинства народа своим делом и создать таким образом фронт против антантовского и германского капитала, тогда путь Шлагетера был дорогой в ничто». Речь Радека произвела бурю в Германии91. Граф фон Ревентлов, один из ведущих лидеров правого национализма, впоследствии примкнувший к нацистам, и некоторые другие националисты стали обсуждать возможность сотрудничества с коммунистами, а главный коммунистический орган «Роте фане» предоставлял им место. Коммунисты выступали на собраниях нацистов, а нацисты — на собраниях коммунистов. Тогдашний лидер немецкой компартии еврейка Рут Фишер призывала к борьбе против еврейских капиталистов, а нацисты призывали коммунистов избавиться от их еврейских лидеров, обещая им взамен полную поддержку. Речью о Шлагетере была даже тронута старейшая немецкая коммунистка Клара Цеткин92. 13 июля Радек был вынужден дать пояснения, сказав, что в вопросе о сотрудничестве с нацистами не может быть и речи о сантиментах, что это вопрос трезвого политического расчета. Вместе с тем он заявил, что «люди, которые могут погибнуть за фашизм», ему «гораздо симпатичнее людей, которые лишь борются за свои кресла»93.

Эуг Белл: Продолжение: Первая попытка сотрудничества с нацистами, предпринятая по инициативе Радека, полностью провалилась в ноябре того же года после неудачной попытки большевистской революции в Германии и неудавшегося фашистского путча в Мюнхене, но она оставила глубокий след. Она оказалась базой, на которой с помощью того же Радека Сталин стал строить свой мост к Гитлеру после 1933 г. Сам Радек после 1923 г. превращается в радикального сторонника сотрудничества с нацистами и правыми националистами95. Вальтер Кривицкий утверждает, что именно Радек открыл дорогу будущему сотрудничеству Сталина и Гитлера, впервые показав позволительность такого сотрудничества, его оправданность96.

Эуг Белл: Если посмотреть внимательно даже на рецензию Завалишина на статью "О русскости" (которая из всего, что я читал у знаменитого академика мне нравится больше всего, кстати), то в чем ТЕПЕРЬ я с Завалишиным не согласен? Прежде всего - с этой сладкой идеей имперской державности... Завалишин говорил: для того, чтобы реализовать масштабные социальные проекты, необходима огромная мощная держава. На самм деле - мощная держава может с такой же или даже с гораздо боьшей вероятностью похоронить любые социальные проекты (как и произошло с СССР). Есть нечто, с чем я согласен в книге "Дао дэ Цзин", это то, что маленькое и нежное имеет большую гибкость, а потому большую ЖИЗНЕННОСТЬ, и что большое и прочное - это умирающее. Для меня Российска империя была фашизоидным государством, как и СССР. В том смысле, что они устанавливали не плюрализм национальностей, а их ИЕРАРХИЮ. Так было на практике, и уже никуда от этого не деться (хотя были и своеобразные "загибы" в этой самой практике, но об этом можно не говорить). В любом случае, несмотря на формальное право на самоопределение, никакая республика не могла отделиться от целого. Это я и называю фашизоидностью империи. Красота имперской идеи была СМЕСЬЮ духовного единства и духовного порабощения... Так всегда бывает в империях... Эту имперско-фашизоидную идею я НЕ ПРИНИМАЮ ТЕМ БОЛЕЕ В СОВРЕМЕННОМ "НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИЗМЕ", где она выглядит особенно выпуклой и беззастенчиво-фашистской. По сути это ГЛАВНОЕ. Духовное единство должно быть ПО-НАСТОЯЩЕМУ СОБОРНЫМ, ТО ЕСТЬ СВОБОДНЫМ. Оно духовное, а не СОПРОВОЖДАЮЩАЯ НАСИЛЬСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ "СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ". И нынешняя Россия, с моей точки зрения, есть фашизоидное государство, без права (теперь уже даже и формального) выхода национальных территорий.

Эуг Белл: Использование Сталиным нацистских (антисемитских) мотивов в борьбе с оппозицией. Самое раннее указание на использование антисемитизма в борьбе против оппозиции датируется 4 марта 1926 г., когда Троцкий во время заседания Политбюро послал Бухарину записку, жалуясь на то, что среди рабочих Москвы открыто говорят: «Жиды бунтуют!»83 К тому времени Троцкий будто бы получил сотни писем на эту тему. Об оппозиции, в частности, говорилось как о группе «неудовлетворенных еврейских интеллигентов». Наивный Бухарин ответил ему, что это возможно лишь в исключительных случаях. Тогда Троцкий послал ему еще записку, сославшись на обувную фабрику «Скороход». Бухарин захотел было пойти туда для проверки, но Сталин ему это отсоветовал... Троцкий попытался вынести вопрос об антисемитизме на заседание Политбюро, но его никто не поддержал. Было даже сделано официальное заявление, что партия борется против Троцкого, Зиновьева, Каменева не как против евреев, а как против оппозиционеров, что было фактическим напоминанием того, что все они евреи84. Утверждают, что Сталин пытался противопоставить еврейскую часть оппозиции русской. Одним из главных помощников Сталина в такого рода интригах, кажется, оказывается Угланов, старый враг Зиновьева. Имеется несколько указаний на то, как Угланов с согласия Сталина прямо подогревал национальные страсти в борьбе с оппозицией. Быть может, и упоминавшаяся лекция Ключникова, отчет о которой был дан в московской печати, была разрешена с этой целью. В той же печати публиковались карикатуры, где подчеркивались национальные черты облика Троцкого и Зиновьева.

Эуг Белл: Алексей Ильинов пишет: Сегодняшняя их идеология к правому имперскому национал-большевизму имеет весьма отдалённое отношение. Скорее, они стали эдакими «национал-либертариями», в чьём мировоззрении сочетаются как разумно «правые», так и разумно «левые» элементы. А что в этом плохого либо трагичного? Только я опять-таки не понимаю, что тут понимается под "правым" и под "левым". Для меня это - вопрос, который хотелось бы выяснить. Левый - это коммунистический? Правый - буржуазно-либеральный? Или - имперский? Последяя развилка мне совершенно непонятна. Потому что в коммунизме был, например, националистический компонент, так что же - можно ли сказать "правые коммунисты"? Когда ты говоришь о сочетании "разумно правого" и "разумно левого" - что ты имеешь в виду? ======= М.б. эти все "шкалы" - НЕАДЕКВАТНЫ? И нужно придумать что-то ДРУГОЕ?

Эуг Белл: Может быть - ТАК? Тогда сверху-слева, там, где написано "анархисты-националисты" - это будет место современной НБП? Верно я понимаю? Если уж они взяли черный флаг! Но тогда как понимать твое "разумное правое" и "разумное левое"? ===== Если - да, то мое место на схеме указано: оно определяется двумя "золотыми сечениями"!

Эуг Белл: Я продолжаю цитировать книгу Агурского. А вот реакция "с той стороны": . Один из лидеров левого национал-социализма (до 1926 г.) Иозеф Геббельс уверял, что «большевистский интернационализм Москвы» на самом деле есть панславизм в ясной и отчетливой форме. Геббельс приписывал эту ориентацию большевизма еще Ленину. По его словам, «ни один царь так не постиг русский народ в его глубине, в его страстях, в его национальных инстинктах, как Ленин»119. Естественно, что Сталин получает ту же оценку. По поводу лозунга «социализм в одной стране» немецкие националисты говорили, что Сталин, «этот молчаливый и деятельный русский, сместил центр тяжести с идеи интернационализма на национально-русскую идею... Не то чтобы Сталин не был революционером, но он русский, а не интернациональный революционер»120

Эуг Белл: Агурский пытается объяснить антисемитизм в 20-х годах и потом миграцией населения и демографическими сдвигами. Но все дело в том, что массе русского населения был свойственен антисемитизм уже в Древней Руси. Эти традиции ДРЕВНИЕ КАК МИР. И имперскость - тоже вещь ДРЕВНЯЯ КАК МИР. Я согласен, что под покровом этих, выработавшихся за последнюю тысячу лет исторического существования нашего народа, "скорлуп" как то атисемитизм, импескость, вера в доброго царя и т.п. - мы можем отыскать нечто иное, доброе и светлое Начало, идущее от ЦВМ, из неолита... Но многое ли нам удалось СОХРАНИТЬ, в особенности за последние полтора века? На протяжении 20-го века КРЕСТЬЯНЕ ПЕРЕСТАЛИ ПЕТЬ! То есть утеряна одна из важнейших составляющих "народной культуры"... Ну и многое другое. В станице, где мы прожили лет пять, уже было очень мало взрослых, не прошедших тюрьму. И молодые ребята тоже знали, что если они останутся здесь, скоре всего тоже пройдут эту "другую культуру". Воровство и мат...

Эуг Белл: Таким образом, если говорить о моих "составляющих" моего национального чувства - то это будут две вещи: 1) имеющая источники в неолите "народная культура", и 2) русская культура, концентрировавшаяся в церковной и лишь слегка выходившая за ее пределы с 10 века по 17-18 века, великое русское искусство и литература 19 века и 20-го, но уже не 21-го... 3) природа (тоже выживет ли?), 4) язык. Знаешь, я здесь, в Крыму липку посадил. Тут ведь не растут... Конечно, я испытываю очень сильные чувства ко всему этому. (Но и - конечно - не переходящие в негативизм по отношению к другим культурам и национальностям). Это - по шкале "национального фактора". А по шкале "имерскости" - более или менее близким к идеалу я считаю устройство ЕС. По этому типу может быть в каком-то будущем будет устроено ЕАС (Евроазиатское Содружество). Все это - раздумья, вызванные чтением этой своеобразной книги.

Андрей Козлович: Эуг Белл пишет: Большевики опирались не на "экономическое положение крестьянства", а на "антисистему", сами того не понимая... Вики утверждает, что всё коммунистические учение антисистема. Правда, с позиций её классификации в той статье, под антисистему, ИМХО, можно подвести всё, что угодно http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%B8%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0

Эуг Белл: Андрей, я имел в виду именно гностическую антисистему, ту самую, о которой говорил Гумилев, которая развивалась-развивалась и - в конечном итоге стала важным фактором русской революции. Для меня - такой поворот в общем-то нов. А о том, является ли коммунизм "антисистемой" - это другой уже вопрос, более спорный. Изначально коммунисты не стремились уничтожить мiр, даже общество, но хотели путем революции - мини-Апокалипсиса - пересоздать его, разрушить и вновь построить по-новому. И сама идея НОВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА ПРИСУТСТВОВАЛА. А в "антисистеме" - по идее должно быть ОДНО ОТРИЦАНИЕ.

Алексей Ильинов: Эуг Белл пишет: Может быть - ТАК? Тогда сверху-слева, там, где написано "анархисты-националисты" - это будет место современной НБП? Верно я понимаю? Если уж они взяли черный флаг! Но тогда как понимать твое "разумное правое" и "разумное левое"? Евгений, привет! Обсуждение на ефремовском форуме Михаила Агурского — это, конечно, грандиозное событие! С другой стороны, это ещё раз свидетельствует о том, что на нашем Форуме царит плюрализм мнений и толерантность, казалось бы, самых разнообразных взглядов. Только что посмотрел твою табличку... Да, насчёт лимоновской экс-партии ты очень даже прав — сейчас они именно «анархо-националисты». Плюс к тому же в Европе сейчас существует немало подобных организаций, называющих себя «правыми анархистами», «национал-анархистами» или «автономными правыми» (особенно их немало в Испании и Италии). Что же касается «разумно правого» и «разумно левого», то здесь я несколько неточно выразился. Скорее под «правизной» в случае Лимонова & Co нужно подразумевать яркий, во многом эпатажный, «кшатрийский стиль» (то есть футуристический стиль эдакого итальянского фаши-ардити), но никоим образом не «консерватизм» (чем сейчас, кстати, занимается мсье Дугин, основавший в 2008 году «Центр Консервативных Исследований» на СоцФаке МГУ), тогда как «левизна» - это либертаризм, органическая, народная демократия и, разумеется, социализм. Хотя я лимоновскую организацию назвал бы, скорее, «анархо-имперской», ибо ещё одним флагом лимоновцев, да и коалиции «Другая Россия», является имперский чёрно-золотисто-белый флаг царской Российский Империи.

Алексей Ильинов: Эуг Белл пишет: Таким образом, если говорить о моих "составляющих" моего национального чувства - то это будут две вещи: 1) имеющая источники в неолите "народная культура", и 2) русская культура, концентрировавшаяся в церковной и лишь слегка выходившая за ее пределы с 10 века по 17-18 века, великое русское искусство и литература 19 века и 20-го, но уже не 21-го... 3) природа (тоже выживет ли?), 4) язык. Знаешь, я здесь, в Крыму липку посадил. Тут ведь не растут... Конечно, я испытываю очень сильные чувства ко всему этому. (Но и - конечно - не переходящие в негативизм по отношению к другим культурам и национальностям). Это - по шкале "национального фактора". А по шкале "имерскости" - более или менее близким к идеалу я считаю устройство ЕС. По этому типу может быть в каком-то будущем будет устроено ЕАС (Евроазиатское Содружество). Все это - раздумья, вызванные чтением этой своеобразной книги. Евгений, браво! Спасибо! Под всеми твоими пунктами подписываюсь... Поражён, насколько много в твоём мировоззрении от мудреца Михаила Пришвина. И, такое чувство, есть что-то и от Максимилиана Волошина... А в качестве иллюстрации к вышесказанному тобой приведу большую тематическую цитату (тут уж грешен, прости! ). Много ли, мало ли места на земле, коль измерить от востока до запада? И сколько всего места лежит между полуночью и полуднем? Кто отгадает? Некогда в Элладе у горной дороги над пропастью сидел страшный человеко-зверь Сфинкс и задавал прохожим загадку: какое животное утром ходит на четырех ногах, днем — на двух, вечером — на трех? Недогадливых Сфинкс убивал. Нашелся прохожий с ответом: это — животное — человек, и Сфинксу пришлось самому броситься в пропасть, и дорога стала свободной. Не на счастье отгадчику, лучше было б ему быть растерзану Сфинксом. Древние боги с него взыскали по-божески, бесчеловечно, и ужаснулся он собственной мудрости. Ни к чему человеку знать слишком много, незнание лучше знания. В сфинксовой пропасти вечно темно. В эллинских долинах лежат густые тени от эллинских гор. Солнце, не так долго помедлив после полудня, падает за возвышенья, даря вместо дня длинные сумерки и раннюю ночь. Там не загадаешь, сколько будет от востока до запада, сколько от полудня до полуночи. И так видно: от горы до горы либо от горы до берега моря. Тесно. Русская земля другая. Для нее та загадка и годится. Недостижимый купол небес солнце обходит за день да за ночь. Вот тебе мера, вот тебе и отгадка. Ключи, ручейки, ручьи, речки, реки. Озера проточные или закрытые для выхода воды — будто глаза земли. Болота, болотца. Одни сухим летом прячутся, другие — терпят. Разве только в болотах бывает вода дурной на вкус, но все же не горькой, поит человека, растение, зверя. Повсюду богатство сладкой воды, и близка она. Нет реки или ручья — легко вырыть колодезь. У нас воду не ценят: не с чем сравнить. Реки указывают, где верх земле, где низ. Наверху — начало. Глазочек. Росточек живой и будто бы слабый, как почка. Из глуби земли трепещет струечка в чашке песка. Мелко. Живой воды едва в горсть наберешь, можно горстью всю выплескать. Однако ж чаша быстро наполнится. Замутил — дай отстояться, увидишь, как на дне, раздвигая песчинки, бьется ключик-живчик, выталкиваясь наружу. Мелкие песчинки кружатся в легкой струе, как толкунцы летним вечером. Те, что крупнее, лежат. Тяжелы, не поднять. Слабосильный ключик, пустяк, нитка иль паутинка. Однако же любо русскому потрудиться у такого вот малого ключика. Кто-то свалил дерево, размерил бревно, рассек на коротыши по размеру, зарубил концы в лапу, чтобы держались, и врыл в землю малый сруб, верхний венец подняв над землею. Сделался ключик заключенным Пока случайный прохожий-проезжий мастерил из бересты ковшик, ключик, наполнив четырехгранную чашу своего деревянного кремля, перелился через край и потек дальше по старому ложу, будто так и было от века. Напившись, прохожий ковшик не бросил. Вбил кол, на сучок повесил берестянку. Ладно так, издали видно. Говорил, воду не ценят? Да, не ценят воду, чем попало черпают, бросают что придется, топчут, падаль мечут — большое все терпит. Берегут детскую нежность ключей. Реки, озера сотворены ключами. Иссякнут они, забившись грязью, не станет ни рек, ни озер, земляная вода уйдет стороною. Потому-то и берегут ключи: в них сила, в них начало вод русской земли. В других землях, где реки начинаются от льдов снежных гор, все может быть по-иному. Каждому своя часть, свой закон, от рожденья. В беззаконии только нет закона. Камня мало, зато леса много. Где посуше, там сосновое краснолесье. В борах почва тонкая, меньше штыка лопаты, под ней пески. Ель любит жить по глинам. Лиственное дерево, предпочитая жирные почвы, приживается всюду. Леса заступают русскую землю, леса заставляют ее стенами, реки текут в лесах, и ключи поднимаются по древесным корням. По рекам открыты пути, по рекам — легкие дороги, русские общаются реками, волоком перетаскивают лодьи от истока к истоку. Так вяжется русская общность от ледовых морей и до теплых. Думают, будто бы реки, как торные дороги, породили Русь. Без рек будто бы ничего-то и не было. Сидели бы люди в лесу, держась каждый за свою поляну. Для каждого деревца, для каждой травинки, цветка — слово. Нашли сочетанья звуков для всего, слышимого ухом, видимого глазом, осязаемого, обоняемого, ощущаемого на вкус. Все сущее собрано словом и словом же разъединено на мельчайшие части. Дерево — это и корень, и ствол, и ветки, и листья, и черенок листа, и жилки его, и цвет, и плод, и кора, и чешуйки ее, и сердцевина, и заболонь, и свиль, и наплыв, и сучок, и вершинка, и семя, и росток, и почка, и много еще другого, и все в дереве, и для каждого дерева, для каждой его части — слово. Для самой простой вещи есть и общее слово-названье, и для каждой части свое слово-названье. Чего проще — нож? Нет, вот — клинок, вот — черенок. В клинке — обух, лезвие, острие; черенок — сплошной либо щеками, отличается по материалу — костяной, деревянный, какой кости, какого дерева, цвета, выделки… Твореньем множества слов добились выразить и не видимое глазом, не ощутимое ни одним из внешних чувств, сумели понять внутренний мир и о нем рассказать, поняли гнев, любовь, жалость, жадность, зависть, тоску, и для этого безграничного мира, от которого все идет, создали из звуков слова, открыли возможность поиска главного и стали понятней себе и другим. Достигли широких слов, кто-то первым сравнил теченье реки с течением непостижимого времени, и был понят, и само слово назвали глаголом, то есть делом, ибо в слове уже есть дело — начало; и произносящий слово есть творец и работник, ибо слово рождается необходимостью души и ума, и, будучи делом, требует дела же, и живет, расширяясь само, расширяя творца, вызывая его искать новых слов, находить их, и дает радость, так как созданье новых слов есть творчество мысли, воплощаемой в словесное тело. Не речные дороги, а общее слово-глагол сотворило единство славянского племени. Повторим же еще: не Днепр, не Ильмень были русской отчиной. Русская отчина — Слово-Глагол. Пусть в одной части земли иначе звучало окончание слова, пусть в другой по-своему ударяли на слог, пусть один чокал, другой цокал. И родные братья бывают разноволосы. В русских словах — общая кровь. Одинок человек, от одиночества он бежит в дружбу, в любовь, создавая богатство слов ценнейших, неоплатимых — потому-то они и раздаются бесплатно да с радостью. Нет чудней, бескорыстней, добрей привязанности к местам, познанным в детстве. Отроческая родина мила больше, чем красоты самых щедрых на роскошь знаменитых мест. Кусок пыльной в сушь и черной в ненастье дороги, лесная опушка, неладно скроенное и кое-как собранное отцовским топором крыльцо в три-четыре ступеньки под шатром, крытым дранью, завалинка, плетеный забор, тихая речка с заводью, плоские плавучие листья ароматных кувшинок. Такое было у всех. Сшитое из нехитрых кусков, оно недоступно для постиженья чужим, прохожим, и не нужно им, и само не нуждается в прославлении. Как с любовью: ты сам находишь прелесть в лице, в голосе, в повадках, и любуешься, и любишь, будто сам ты творец-созидатель. Ты им и есть. Любовь не ревнива, а требует верности. Так и родное место: твое, пока звучит родная речь. Наводненье чужой речи, даже ее прикосновение гасит чувство: ты здесь родился, а ныне сам ты — прохожий. Тут уж поступай, как знаешь, как смеешь, как сумеешь, извне тебе никто не поможет. Но пока с тобой Слово-Глагол, ты не пропал, ты еще не безродный бродяга. До верха Днепра, до верха днепровских притоков, через верховые ключи, озера, болота к верховьям других рек, текущих на север, на запад и на восток, — вот родина Руси, сотворенная Словом-Глаголом. В своей вольности русский не чуждался чужой речи, охотно, легко обучал себя иноречью, охотно, без стесненья брал себе понравившееся слово, и, глядишь, оно уже обрусело. Придя в новое место, не старался назвать его по-своему, если оно уже было обозначено кем-то, и делал названье своим, щегольски переиначивая на свой лад, если оно выговаривалось с запинкой. Русская речь вольная — как хочу, так и расставлю слова, и слова обязаны быть легче пуха: мысль станет уродом, если слова тяжелы, если на речь надето заранее изготовленное ярмо непреложного закона. Чтобы сделать народ странным и странствующим между другими народами, нужно попытаться лишить его права на слово — и народ, прицепившись к неизменно старым словам, в них замрет. Переводчики слов, подобно монетным менялам, извечно предатели. Переводчики смысла, переводчики мысли — друзья. Русский глагол разрастался, менялся, как все живущее, был и землей, и охраной границы, и народом. Бесспорно, можно играть словами, выдавая их за мысли. О таких игроках сказано: они были… Валентин ИВАНОВ "Русь Великая" Давно хотел поинтересоваться у тебя (да и у друзей-ефремовцев)... Близок ли тебе (да и всем нам, разумеется) Валентин Иванов, автор романов "Русь Изначальная", "Повести Древних Лет" и "Русь Великая"?

Эуг Белл: Да! Нам бы так научиться писАть... Я когда-то читал. Но, главное, вот, что удивительно: эти книги, кажется, есть у меня ТУТ в бумажном вариате. Можно будет перечитать и поучиться красоте слова... Спасибо за подсказку и добрые слова. Я сейчас подумал: сказанное мной про вырождение "народа" (в смысле - сельского населения в России) - возможно, это не точно. Ведь я видел только население маленькой "казачьей" станицы (но там, правда, все вокруг - такое, на юге России). А что делается в центральной части? Московская-то область - понятно, там, в основном, дачники... А - Сибирь? Солженицын, как приехал, сделал для себя самое важное - проехал всю Россию, к нему ведь тянулись самые светлые души, ну вот он и посмотрел, много ли тянется. ==== А недавно я обнаружил новый искусственный язык, предназначенный для общения всех славян. Называется СлОвио. Очень грамотно сделан, красиво. Когда читаешь - все понятно. Никакого неприятного чувства искусственности у меня нет (как и с великолепным эсперанто). Хотелось бы познакомиться с грамматикой подробнее, наикратчайшее описание - тут: www.wikiznanie.ru/ru-wz/index.php/Словио А вот пример текста: Наш отец ктор ес во небо, Санктйу ес твои имен. Твои краление придиб. Твои хцение бу на земла такак на небо. Дарий ми днес наш денйу хлеб. И упростий ми наш грехис такак ми упростиме тамктор грехиту против ми. И не вестий ми во покусение, но спасий ми от зло. Пусть не идеал (например, на эсперанто есть "дыра": отсутствие категории рода и разные заморочки в связи с этим). Естественный язык тоже не идеален. По-дурацки звучит женщина-водитель, мужчина-дояр. Привычное нам "учительница" воюет со словом "учитель", которое никак не хочет выражать общую категорию, т.к. слово "учитель" выражает мужской род. Начинаем речь: "Дорогие учителя!" А перед тобой - все сидящие - женщины. Не скажешь же: "Дорогие учительницы!" Потому что - а вон там сидит мужчина. И вариант: "Дорогие учительницы и учителя!" - тоже как-то не выговаривается... Дояры и доярки! А ведь язык выражает наши установки и способствует им. О СлОвио читаем тут:

Эуг Белл: Анархо-имперское? Это что еще за ледяной кипяток? "Духовная империя" без материальной власти что ли?

Эуг Белл: Алексей Ильинов пишет: Обсуждение на ефремовском форуме Михаила Агурского — это, конечно, грандиозное событие! Мелик (Михаил) Самуилович АГУРСКИЙ (1923-1991) Сын американского коммуниста, переехавшего в СССР и репрессированного в 1937 году. По образованию и роду работы в СССР — кибернетик. После подачи заявления на выезд в Израиль подвергался преследованиям советских властей. С 1976 года профессор Иерусалимского университета, общественный деятель. Автор многочисленных работ на религиозные, национальные, социально-политические и историко-культурные темы. А в чем криминал? Хочется разобраться в том, что не понимаю...

Алексей Ильинов: Эуг Белл пишет: Анархо-имперское? Это что еще за ледяной кипяток? "Духовная империя" без материальной власти что ли? То есть тактика «анархическая», тогда как цель - «имперская». Хотя «империя» лимоновцами понимается сейчас несколько «альтернативно», не как сталинская машина (это было раньше) - то есть как своего рода национал-либертарное ЕвроАзиатское Содружество (хотя это только один из вероятных вариантов), где внутренние демократические свободы сочетаются с сильной внешней политикой. Ну что-то примерно так... Эдуард Лимонов как-то вообще писал в книге «Другая Россия» о том, что, мол, грядущая Национал-Большевистская Империя — это «интернационал сепаратизмов». А сейчас так и вообще речь зашла о том, что нам нужен сверхновый вольный Дон или Запорожская Сечь. Эуг Белл пишет: А в чем криминал? Хочется разобраться в том, что не понимаю... А насчёт книги Михаила Агурского замечу следующее... В том то и дело, что на других родственных нам форумах обсуждение подобной книги было бы просто невозможно. Сразу бы заподозрили в чём-нибудь нехорошем. Прежде всего из-за устоявшейся «единственно-верной-самой-светлой-самой-человечной-идеологии». Да и ведь наверняка истерия бы началась при упоминании слов «традиционализм», «евразийство», «национал-большевизм» и так далее... Сразу же навесили бы какой-нибудь ярлык. Хотя я и ошибаюсь, быть может. Скажем, ведь того же империалиста-технократа Максима Калашникова обсуждают на том же «Н». Или феномен имперского сталинизма на «КЗ».



полная версия страницы